0
955
Газета Non-fiction Печатная версия

07.12.2017 00:01:00

Учителя и художники

Творческие поиски Новейшего времени в мистических координатах

Данила Давыдов

Об авторе: Данила Михайлович Давыдов - поэт, прозаик, литературный критик, литературовед.

Тэги: оккультизм, религии, история, искусство, мистика, эзотерика, юнг, гурджиев, блаватская, селинджер, питер бруг


И конструирование, и реконструирование традиции предстают лишь разными формами демонстрации культурного разлома. 		Казимир Малевич. Мистик. Около 1932. Частное собрание
Борис Фаликов. Величина качества. Оккультизм, религии Востока и искусство ХХ века. – М.: Новое литературное обозрение, 2017. – 256 с. (Интеллектуальная история).

Историк религии, культуролог, публицист, знаток различного рода неканонических культов Нового и Новейшего времени, Борис Фаликов часто обращается не к имманентным свойствам тех или иных вероучений, секты, мистического или оккультного движения, но к их месту – подчас парадоксальному – в общей системе символического обмена, в пространстве смыслов, которые окружают человечество и создают нелинейные способы трансформации его опыта.

Предыдущая обобщающая работа Фаликова, вышедшая ровно 10 лет назад: «Культы и культура: от Елены Блаватской до Рона Хаббарда». (М.: РГГУ, 2007), как раз была посвящена данной тематике, так сказать, с высоты птичьего полета. В новой работе – «Величина качества» – исследователь обращается к более узкой на первый (но только на первый!) взгляд теме взаимодействия новых религий, мистических и оккультных движений на инновационное искусство минувшего века. Инновационное именно потому, что даже в обращении «к корням», в ультратрадиционализме искусство модернизма, авангарда, постмодерна так или иначе выстраивало новые, доселе не бывшие знаковые структуры. И конструирование, и реконструирование традиции предстают лишь разными формами демонстрации культурного разлома, его преодоления или же, напротив, подчеркивания, углубления, а порой (даже чаще всего) – объединения обеих разнонаправленных тенденций.

В этом смысле беглый, но очень насыщенный очерк Фаликова дает достаточно репрезентативную картину духовных исканий художников ХХ века, их экспериментов с теми или иными практиками, очень удаленными от тех, на которых художники изначально воспитывались. Исследователь рассматривает несколько таких диалогических сюжетов, которыми, разумеется, проблематика отнюдь не исчерпывается, но которые можно обозначить в качестве узловых.

И конструирование, и реконструирование традиции предстают лишь разными формами демонстрации культурного разлома. 		Казимир Малевич. Мистик. Около 1932. Частное собрание
И конструирование, и реконструирование традиции предстают лишь разными формами демонстрации культурного разлома. Казимир Малевич. Мистик. Около 1932. Частное собрание

Нью-Эйдж и разного рода подобные формы скрещения восточных и западных мистических учений оказывали и оказывают влияние как на популярную культуру, так и на самые рафинированные ее явления. При этом исследователь отмечает принципиальную смысловую редукцию всех элементов синтеза: когда восточные техники, заимствованные в первую очередь из индуизма и буддизма, пишет Фаликов, «стали попадать на Запад из рук самих восточных наставников, диковинные видения и образы ценились в них выше освобождения из плена сансары. Неудивительно, что эти трудные инструменты легко заменялись более простыми...». Волны ориентального влияния можно, конечно, отсчитывать от рубежа XVIII–XIX веков (а то и от эпохи Крестовых походов), но и в Новейшее время мы видим циклы внимания к Востоку – от модернистского до контркультурного (и, добавим, нового, виртуального, который исследователь не рассматривает). В этой связи Фаликова интересуют и необуддизм Джерома Дэвида Сэлинджера и битников, и скрещение индуистских и гурджиевских идей в режиссерской концепции Питера Брука…

Говоря о скрещении (что будет точнее, нежели синтез), мы так или иначе утыкаемся именно в своеобразные стержневые фигуры эзотерики ХХ века, создающие, по сути, абсолютно авторские компиляции разных малосовместимых традиций, сами становятся «точками отталкивания» для художественных и околохудожественных сред. Теософия Блаватской, Олколтта и Анны Безант и антропософия Рудольфа Штайнера накладывают значительный отпечаток на творчество чуть ни всего европейского символизма. Так, Фаликов подробно в связи с этим анализирует художественный проект Василия Кандинского. Вышеупомянутый Георгий Гурджиев создает не только модель трансформации сознания, но и специфические хореографическо-театральную и литературную системы. Сотоварищ и соперник Гурджиева Петр Успенский своей идеей «четвертого пути» оказывается близок, хотя и не слишком надолго, радикальным установкам русских футуристов. Самые различные неканонические выходы за пределы рационального практикуют дадаисты и сюрреалисты – от шаманских, интуитивистских, примитивистских практик архаических культур до аналитической психологии Юнга. Зверь и маг Алистер Кроули предстает не только мистагогом, но и равноправным участником английского модернистского движения.

Книга Бориса Фаликова представляется установочной: множество сюжетов здесь только заданы (к примеру, учение Карлоса Кастанеды) или не рассмотрены вовсе (мистико-религиозные идеи ОБЭРИУ), да и те, что стали центральными, требуют – каждый – монографического исследования. Тем, однако, книга и ценна: она побуждает к углубленному изучению самых неожиданных пересечений между верой, знанием и творчеством на примере богатейшего контекста совсем недавней (и еще не факт что закончившейся) эпохи.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Нерусские русские

Нерусские русские

Павел Скрыльников

Какие надежды возлагали на старообрядцев славянофилы и западники

0
284
Несостоявшийся триумф

Несостоявшийся триумф

Алексей Олейников

Огнотская операция Кавказской армии в годы Первой мировой войны

0
1505
После ночи оргий

После ночи оргий

Алиса Ганиева

145 лет Валерию Брюсову

0
2974
«Цицерон» на пути в «Сатурн»

«Цицерон» на пути в «Сатурн»

Андрей Мартынов

0
585

Другие новости

Загрузка...
24smi.org