0
3785
Газета Политика Печатная версия

15.01.2016 00:01:00

КАРТ-БЛАНШ. Дым отечества – 2016

Сколько сейчас градусов в России по Фаренгейту?

Тэги: воркута, колледж, книги, сорос, пожар


воркута, колледж, книги, сорос, пожар Фото Reuters

В России начали сжигать книги. Пионером в этом магическом ритуале выступил Воркутинский горно-экономический колледж. Там были брошены в костер 53 издания, выпущенные при поддержке фонда Сороса. Акция была проведена на заднем дворе учебного заведения.

Примечательно, что эти книги написали уважаемые российские авторы, профессора МГУ, ВШЭ и других учебных заведений. По ним студенты обучаются уже полтора десятилетия. При этом никто, конечно, не проводил экспертизу этих книг. Никого тем более не интересовал уровень их патриотичности или государственной лояльности. Жупелом стала лишь фамилия «Сорос» в выходных данных издания.

Кстати, фонд Сороса еще в 2003 году прекратил свою деятельность по всей России. Но его призрак продолжает бродить по стране и, видимо, беспокоит любителей ярких псевдопатриотических перформансов.

Особенно же вопиющим оказался способ, которым решили избавиться от «нехороших» книг в воркутинском колледже. Их можно было бы сдать на худой конец в макулатуру, сделав свой маленький вклад в экологию. Или отправить на свалку (хотя тут есть опасность, что всей этой серьезной, небезопасной для страны литературой могут заинтересоваться местные бомжи). Но в Воркуте выбрали сожжение.

Сжигание книг – акт глубоко символический, даже сакральный. Что прекрасно понимали, например, идеологи в нацистской Германии. Там этот процесс был поставлен на широкую ногу: сжигали Томаса и Генриха Маннов, Фейхтвангера, Цвейга, Ремарка, Джека Лондона, Эмиля Золя, Марселя Пруста и многих других. В огонь должна была быть брошена любая книга, «которая подрывает наше будущее или наносит удар по основам немецкой мысли, немецкой семьи и движущим силам нашего народа». Самое крупное и знаменитое сожжение произошло в Берлине – под бравую речь доктора Геббельса, что «в будущем немец будет не просто книжным человеком, но еще человеком с сильным характером». И многие века до этого сожжение книг было именно сакральным, религиозным актом – так уничтожались книги еретиков. Случалось, вместе с самими еретиками. Или есть еще знаменитый роман Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» – антиутопия, где сожжение книг становится главным тоталитарным действием в одном мрачном государстве.

Так что примечателен даже не сам факт, что книги были уничтожены, а КАК их уничтожили. Теперь министр культуры Владимир Мединский заметил, что сжигание книг «из той же серии, что и снос любых памятников». «Это настолько плохо выглядит и вызывает настолько странные исторические ассоциации, что, на мой взгляд, это совершенно недопустимо», – сказал он.

Однако в России исполнители обычно оказываются большими роялистами, чем сами короли и их министры. Что обычно говорит о высоком уровне страха и гнева в обществе. Вот и в этой истории сначала в Коми шла переписка высоких чиновников региона о том, что литература, изданная при участии фонда Сороса, «формирует в молодежной среде искаженное восприятие отечественной истории и популяризирует чуждые российской идеологии установки», так что ее необходимо изъять. Затем был составлен список неугодных книг. А теперь случилось это сожжение.

Идеология в нашей стране навязывается тихой сапой. В привычном для чиновников эпистолярном жанре или с помощью телефонных звонков. Казалось бы, ничего страшного не происходит. А потом случается вспышка. Граница приемлемого раздвигается. И исправлять что-то, оказывается, уже поздно.

Екатерина Гениева, директор Библиотеки иностранной литературы, незадолго до своей смерти прошлым летом рассказала, как ей позвонили с требованием закрыть Центр американской культуры, давно существующий при Иностранке. Мол, это решение было принято «на самом высоком уровне». «Нельзя ли узнать, на каком?» – спросила однако Гениева. Ей не ответили. Тогда она попросила прислать ей официальный документ о закрытии центра: «…в связи с напряженными отношениями между двумя государствами мы решили…». Никто такой бумаги ей так и не дал.

Но Гениева такая была одна. А теперь и ее, увы, нет.

В обществе же в целом отмечается явная тяга к пиромании. То наши граждане в порыве подобострастия сжигают санкционных гусей. Теперь – книги.

Между тем, по рассказам библиотекарей, сейчас в России беднеют книжные фонды. Из-за ограниченности в средствах книги покупаются далеко не лучшего качества, литературного в том числе. И посетителей в библиотеках становится, увы, все меньше.

Кстати, директор библиотеки воркутинского колледжа Елена Васильева сказала, что сожженные книги все равно никто не читал. Если это правда, может, это и есть худшее зло во всей истории. «Существуют преступления хуже, чем сжигать книги, – сказал тот же Рэй Брэдбери. – Не читать их».


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Историю пишем мы

Историю пишем мы

Виктор Дрёмов

О людях, создававших ракетно-ядерный щит страны

0
818
Главкнига: чтение, изменившее жизнь

Главкнига: чтение, изменившее жизнь

Павел Бардин

0
162
Книги, упомянутые в номере

Книги, упомянутые в номере

0
582
Литературная жизнь

Литературная жизнь

НГ-EL

0
235

Другие новости

24smi.org