0
802
Газета Стиль жизни Печатная версия

07.12.2000

Дипломат суровой поры

Тэги: Уманский, дипломат, Мексика


В историю отечественной внешней политики вошел Константин Александрович Уманский (1902-1945), один из выдающихся советских дипломатов 30-40-х гг.

Уже сама по себе его жизненная судьба была на редкость интересной и стремительной. Сын инженера из Николаева, студент Московского университета, Уманский в 18 лет был замечен Луначарским, который и направил молодого человека в Германию пропагандировать зарождавшееся советское искусство, тем более что Уманский свободно владел немецким. Оттуда он уезжает в Вену уже сотрудником Российского телеграфного агентства. В столице Австрии происходит его знакомство с Шандором Радо, впоследствии, в годы войны, знаменитым советским разведчиком. В круг его знакомых вошли и такие известные люди, как писатели Шоу, Людвиг, Зегерс, Стейнбек, американский обозреватель Уолтер Липпман, художники Сикейрос и Ороско и многие другие.

После Вены Уманский почти 10 лет работал корреспондентом ТАСС в Западной Европе. Владея феноменальной памятью, свободно говорил на английском, французском, итальянском. Талантливого журналиста замечает Литвинов и берет его в качестве заведующего отделом печати в НКИД. Нарком не раз поручал Уманскому составлять ответственные документы, потому что потом они легко проходили у Сталина. Впрочем, последний сам знал Уманского: тот не раз переводил беседы хозяина Кремля с иностранными гостями. Во время одной из них - с американским газетным магнатом Роем Говардом - Сталин подарил гостю свою фотографию. "И вам тоже?" - спросил он Уманского. Тот, конечно, согласился. Так у него появилась фотография с надписью "Уманскому. Сталин", которая всегда стояла на видном месте.

В 1936-1941 гг. Уманский сначала поверенный в делах, а затем посол СССР в США. Тогда он был один из самых молодых советских послов. Его хорошо знали и уважали в Вашингтоне, его не раз принимали Рузвельт, госсекретарь Хэлл, к нему внимательно прислушивались американские журналисты, он немало способствовал укреплению отношений с США. Очень многое успел сделать Уманский и для налаживания военных поставок из США, когда началась война с Германией. В октябре 1941 г. его сменил Литвинов, сторонник англо-американской ориентации, в свое время за это поплатившийся постом наркома.

Уманский вернулся в Москву и до весны 1943 г. работал в центральном аппарате НКИД. В конце 1942 г. были восстановлены дипломатические отношения с Мексикой, где учреждалось первое тогда в Латинской Америке посольство СССР. Выбор пал на Уманского, и, думается, не случайно. Мексика играла одну из ключевых ролей в том регионе, на новый пост нужен был опытный, умный, энергичный дипломат, который, кстати, мог бы сгладить неприятное восприятие Советского Союза, сложившееся в Мексике после убийства там Троцкого. Впрочем, сначала послом в Мексику назначили другого, почти никому не известного дипломата, но вскоре он подал в отставку, и последовало назначение Уманского. В июне 1943 г. он прибыл в Мехико, прибыл в трагическую для себя пору жизни: за две недели до этого на Каменном мосту в Москве сын министра авиационной промышленности Шахурина застрелил его дочь Нину, а потом покончил с собой. Мексиканский период стал венцом дипломатической деятельности Уманского. Началась она с любопытного эпизода, отмеченного многими. Во время вручения верительных грамот президенту Камачо Уманский извинился, что он произнес свою речь на английском языке, но обещал, что через четыре месяца будет говорить по-испански. Спустя три месяца он превосходно говорил и на этом языке.

Одним из его первых шагов в Мексике стала пресс-конференция, на которой посол рассказал о борьбе Советского Союза, героизме его воинов, о необходимости скорейшего открытия второго фронта. Следующим важным шагом стало налаживание дружественных контактов с самыми широкими кругами мексиканского общества. Среди тех, с кем он близко познакомился, были президент страны Камачо, министр иностранных дел Падилья, министр морского флота Хара, министр просвещения Бодет, руководитель мексиканских профсоюзов Толедано, многочисленные деятели культуры. Композитору Чавесу он вручил партитуру Седьмой симфонии Шостаковича. По утрам Уманского часто можно было видеть в парке Чапультепек верхом на лошади вместе с начальником генштаба мексиканской армии.

Человек исключительно коммуникабельный, не боявшийся никакой аудитории, Уманский стремился использовать каждый подходящий случай, чтобы рассказать об СССР, его политике, Красной Армии. Он выступал буквально везде: в мексиканском парламенте, по радио, на митингах, в рабочих и аристократических клубах. Его часто видели на бое быков. "Бесспорно, это был тогда самый популярный дипломат в Мексике", - рассказывал мне мексиканский поэт и общественный деятель Арсубиде.

К концу 1944 г. во многом благодаря деятельности Уманского климат советско-мексиканских отношений окончательно приобрел дружественный характер. Обе страны намеревались значительно расширить свои связи уже в послевоенный период, и, видимо, не случайно Сталин дважды в годы войны принимал в Кремле посла Мексики из СССР Кинтанилью. Отношения Уманского с мексиканским руководством носили такой же дружественный характер. Впрочем, не забывали его и в США. Об этом говорит хотя бы такой малоизвестный эпизод: в сентябре 1944 г. в Мехико неожиданно прилетел бывший посол США в СССР Дэвис. Через него Рузвельт счел нужным проинформировать Уманского, с тем чтобы тот довел до сведения Сталина детали встречи в Квебеке Рузвельта с Черчиллем. Запись этой конфиденциальной беседы в тот же день ушла в Москву.

Все, казалось бы, шло хорошо, Уманский видел скорую победу, мечтал и хотел поехать в Москву. Но в ночь с 25 на 26 января 1945 г. самолет, на котором он направлялся в Коста-Рику для вручения верительных грамот посла по совместительству, сразу после взлета неожиданно рухнул на землю. Погибли все пассажиры, в том числе Уманский и его жена. Словно какой-то рок висел над ними после гибели дочери. Причины этой катастрофы до сих пор не выяснены.

Гибель Уманского явилась тяжелой потерей для обеих стран. Проститься с ним в здание посольства СССР пришли десятки тысяч мексиканцев во главе с президентом Камачо. С тех пор прошло много лет, но память о тогдашнем после СССР в Мексике жива до сих пор. "С Уманским, - писала мексиканская газета "Эксельсиор", - открылась новая эра в местной дипломатической деятельности. Многие иностранные дипломаты прошли через Мексику, но те из них, которые были здесь в то время, должны признать, что они жили в дипломатическом мире эры Уманского".


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие новости

Читайте также


Американская нефть застала ОПЕК врасплох

Американская нефть застала ОПЕК врасплох

НГ-Online

Стоимость «черного золота» может упасть до 60 долл. за баррель

1
14188
Россия выгнала польских дипломатов по принципу «око за око»

Россия выгнала польских дипломатов по принципу «око за око»

НГ-Online

Глава МИД Польши считает, что Москва дала Варшаве симметричный ответ

0
7735
КАРТ-БЛАНШ. Время наверстывать упущенные возможности

КАРТ-БЛАНШ. Время наверстывать упущенные возможности

Александр Сизоненко

Отношения с Латинской Америкой нужно строить через Тихий океан

0
1056
Мексиканцы требуют отставки президента

Мексиканцы требуют отставки президента

Юрий Паниев

В стране назревает скандал вокруг загородного особняка Энрике Пеньи Ньето

0
963