0
688
Газета Телевидение Печатная версия

25.03.2005

«Нам публика приписывает сверхъестественную власть над умами»

Тэги: дибров, телевидение, проект

Рейтинги программ показывают, что развлекательное телевидение намного привлекательнее новостного и общественно-политического – как для телезрителей, так и для самих телевизионщиков. Ничего удивительного, что новая программа Дмитрия Диброва «Я готов на все», стартовавшая на канале «Россия», принадлежит этому же жанру. Впрочем, ее ведущий полагает, что это не столько развлекательный, сколько духовный проект.

дибров, телевидение, проект Дибров хочет показать по ТВ высокие ценности.
Фото Натальи Преображенской (НГ-фото)

– Дмитрий, с чем связано ваше столь длительное отсутствие в эфире?

– Готовил новый проект «Я готов на все», который занял 7 месяцев работы, 7 месяцев тяжелейшей подготовки. Надо было дать объявление в газету, собрать тысячу людей со всех концов страны, готовых на все, затем с ними работали два месяца психологи из Института общей психологии Академии наук, чтобы отобрать сначала 500, а в конечном итоге – 16 участников. А потом почти полгода надо было ездить по всему миру, снимать сюжеты, монтировать и т.д.

– Это ваш авторский проект?

– Нет, сам проект найден и выпестован в течение года генеральным продюсером ВГТРК Сергеем Шумаковым вкупе с продюсером проекта Андреем Челядиновым. Я же был приглашен поучаствовать на общих основаниях в кастинге ведущих, и мне никто не делал эксклюзивного предложения. У нас на телевидении довольно жестокий закон – ты так хорош, как твой последний фильм. Никакие мои академические регалии, никакие заслуги перед телевизионным богом не брались в расчет. При этом я видел в глазах коллег некоторое сомнение – сможет ли он составить конкуренцию молодым? Мне было и самому интересно, какова моя реальная, рыночная ликвидность. И большая честь для меня, что из числа других достойных ведущих почему-то выбор пал именно на меня. Надо сказать, что когда я шел на кастинг ведущих программы «О, счастливчик!» в 1998 году, то делал это только по приказу генерального продюсера НТВ, поскольку никогда не ходил ни на одну развлекательную телепередачу – даже в качестве гостя.

– Почему же согласились на этот раз? Снова обязали в приказном порядке?

– Я понял, что передо мной грандиозный современный, динамичный и при этом все еще пока духовный проект. Это такая редкость, чтобы проект одновременно и отвечал бы всем требованиям современного избалованного динамичными экстремальными зрелищами зрителя, не считая это самоцелью, и при этом нес бы некоторую очень важную пропагандистскую поклажу.

– Что за пропагандистская поклажа?

– Я имею в виду проповедь света, доброты, самоотверженного отношения к человеку, способность поступать несообразно холодному разуму и корыстолюбию. Поступить опасно для себя, поступить бессмысленно, но, бог ты мой, как благородно, потому что во главу угла ставится только одно – счастливая улыбка на лице любимого человека. Должен заявить откровенно (хотя понимаю, что либо пора меня к главврачу больницы имени Кащенко отправить на консультацию с такими заявлениями, либо скорее всего меня заподозрят в какой-то особо изощренной форме хитрости), что абсолютно все создатели программы движимы только одним – мыслью, что мы делаем проповедническое дело. Мы хотим показать, что на телевидении есть место для высоких ценностей и совсем не обязательно уподобляться голодному животному, раздумывающему только о прибытке.

– Какова концепция программы? Червяков, как я понимаю, есть не заставляете?

– «Я готов на все» строится из пяти главных позиций, и если хоть какая-то из этих костяшек упадет – как в домино, рухнет вся конструкция. Во-первых, участник должен быть самым обыкновенным человеком, пришедшим по объявлению. Во-вторых, никакого монтажа или каскадеров – трюк должен быть сделан самим участником, потому, что мы хотим показать подвиг. Мне скажут: ну что за великий подвиг – прыгнуть, например, с моста с тарзанки? Да, но у этой прыгнувшей участницы – паническая боязнь высоты. В-третьих, тот, ради кого делается этот подвиг, не должен ни сном, ни духом знать, куда делась мама, или жена, или папа на те три дня, что идут съемки сюжета. Редакторы вместе с участником придумывают целый набор алиби. В-четвертых, после того, как человек совершил подвиг – не дай бог ему проговориться, хотя человека обычно распирает от гордости. После того, как участник снялся и ждет появления в студии (на это уходит обычно месяц), ему каждый день звонит редактор и вновь и вновь напоминает – «помните, вы дали обещание молчать». Иначе мы не получим в студии глаза мужа или жены, узнавших, что их близкий совершил ради них. Пока никто не проговорился. И в-пятых, эта программа специально рассчитана на то, чтобы показать нашему зрителю, что то, что вы не попали в число этих шестнадцати, совсем не означает, что вы не сможете сами сделать такую сказку для своего избранника.

– Но сказку из тысячи добровольцев выдержали только 16 человек.

– Дело вот в чем. В июле прошлого года было дано объявление в газете: «Кто хотел бы реализовать мечту ближнего, позвоните по такому-то телефону». Никакого упоминания о телевидении. Люди звонили со всех концов страны, и попадали в Институт общей психологии Академии наук России. Они предполагали, что участвуют в психологическом исследовании «Что сейчас нужно обществу». И их действительно анализировали психологи с тем, чтобы выяснить, а чего, собственно, эти люди затаенно более всего боятся.

– И чего же?

– Конечно, больше всего люди боятся высоты. Это биологически, наверное. Но тут интересней другое. После окончания съемок, все как один наши участники подходили и говорили, нам, создателям программы, что их жизнь разложилась на две части – до и после, не самой программы, но Поступка. И в этом, кстати, типологическое отличие передачи «Я готов на все» от всех остальных шоу, когда люди участвуют или из-за славы, или из-за денег. Нашим участникам слава не нужна, а деньги им не предлагаются. Они хотят, например, чтобы сын поехал в Испанию на матч с Зиданом или чтобы портрет жены написал Шилов. А еще для них оказывается важней, что не так страшно все то, чего они боялись. Они-то полагали до сих пор, что вся их жизнь давным-давно отмерена, уложена в прокрустово ложе хрущевской двухкомнатной квартиры. Оказывается, это не так, они способны на такое, что теперь, сидя в студии, не верят, что это совершили они. Кстати, может, нам не удается это акцентировать, но с точки зрения ремесла ведущего крайне важная позиция – это первая беседа, когда участник передачи только узнает, что ему предстоит сделать. Надо сказать, что зрители видят ее от силы минуту, а ведь она длится час, если не больше и когда я говорю с участником, велика опасность, что он откажется. И когда человек слышит, что именно то, чего он более всего боится, я и предлагаю ему сделать – тут мы берем его глаза крупным планом.

– Вы как-то страхуете игроков? Например, женщину, которая боялась плавать, вы заставили плавать среди акул...

– У нее – мы не могли этого показать – паническая водобоязнь. Вся семья, будучи в Сочи, купается в море, а она сидит на берегу, потому что ей кажется, что вода грязная и в ней чудища. В результате беседы мы ей сказали: «Да, там чудища, более того, вы их еще и увидите». У меня уже интересовались, не были акулы нашпигованы пилюлями? Не были, но позади камеры плыло четыре аквалангиста, готовых на все в случае чего. К тому же акул заблаговременно покормили.

– А если бы вам самому довелось быть участником передачи, что для вас было бы сделать затруднительно?

– Посмотрите следующую программу. Во-первых, она даст отчет, что бы я сделал, если бы оказался на месте участника. А во-вторых, я уже совершал бессмысленные, но продиктованные бескорыстностью, неверно понятые поступки. Например, как по-вашему – отдать самую лучшую программу на свете только из благородства, чтобы не стать предателем?

– Это вы имеете в виду программу «О, счастливчик!» (НТВ), которая перешла к Максиму Галкину под названием «Как стать миллионером?» (Первый канал)?

– Да, именно ее. Разве это не подвиг, разве я не готов на все?

– Дмитрий, как вы оцениваете тенденцию, что телевидение становится все более и более развлекательным?

– Сегодняшнее развлекательное телевидение – высокобюджетное, и это очень хорошо. Наш народ привыкает к качеству. С другой стороны, сегодня развлекательное телевидение – совершенно бессодержательно, бездуховно, ибо форма есть само его содержание. Но так было всегда, на 80% культурной чешуи приходилось 20% содержательного культурного продукта. Не волнуйтесь, во времена Гоголя – было так же. Что же касается тенденций, то вот смотрите – есть «Жди меня», «Я готов на все» и скоро появится программа Андрюши Разбаша, где люди не за деньги, без подставных актеров будут по-настоящему каяться в своих проступках по отношению к близким. Послушайте, а может, это тенденция? Может быть, кончилась эпоха программы «Окна», когда нанятые актеры разыгрывали идиотские скетчи, построенные на узости сексуальных представлений советского человека? А может быть, сегодня просто маятник качнулся? Вспомните: во времена Владика Листьева, благодаря программе «Взгляд», все кинулись делать мировоззренческие, публицистические программы. И в разгар этой моды Владик делает «Игру». Все недоумевают – что ж такое, тенденция сейчас – политика? Что вы думаете? Буквально через полгода игры заполоняют весь эфир. А Владик тем временем делает «Тему» и «Час пик». И все качнулись в другую сторону. Телевидение развивается по синусоиде, по спирали. Посмотрите рейтинги программы. «Я готов на все» стоит в самом страшном месте, когда в это время на других каналах идут премьеры и дорогие голливудские боевики. Как вы думаете, легко ли получить столько же рейтинга, сколько и Пирс Броснан в премьере «Признаки привлекательности»? Значит, люди начинают испытывать потребность в программах, посвященных человеческому ядру в человеке.

– На государственном канале «Россия» помимо вашей программы выходят еще и «Аншлаг», «Кривое зеркало», «Городок». Все больше развлечений, и все меньше пищи для размышлений.

– Это больше–меньше – градации, которые могут подвергаться числительному исчислению. Квантификации, как говорят менеджеры. Да, есть «Аншлаг», «Городок», «Кривое зеркало», но есть и «Зеркало», «Вести недели», «Специальный корреспондент». Посмотрите на творческий почерк Валерия Тодоровского – человека, который отвечает за собственное кинопроизводство на канале. Вы где-нибудь и когда-нибудь видели, чтобы самоубийственный шаг по экранизации классики из школьной программы – «Идиота» – был бы сделан с таким умом, с таким прилежанием к форме и одновременно выполнил бы две задачи: взял чертов рейтинг, победив все на свете, а с другой стороны, положил бы вполне заслуженный венок к подножию памятника Достоевскому?

– Однако согласно тем рейтингам, с большим отрывом лидирует «Кривое зеркало» Петросяна.

– Нам, телевизионщикам, публика приписывает сверхъестественную власть над умами. Это и так, и не так. Действительно, мы можем больше, чем, скажем коллеги из газет или других СМИ в смысле узнавания, знакомств, а стало быть, и влияния. Но с другой стороны, мы до смешного рабски зависимы от публики, причем не от нее даже, а от штукенции, которая не больше сигаретной пачки, – переключателя каналов. Опс – и нас уже нет, со всем нашим могуществом и напыщенным самомнением. Нас убить – одно нажатие кнопки. А раз так, то да, рейтинг управляет нами, но не всегда и не в случае со всеми каналами. Может быть, ВГТРК оттого и государственный, что Добродеев позволяет себе не всегда смотреть на рейтинг, полагая, что на свете есть еще более высокие цели, по крайней мере, у государственных телеканалов.

– Не хотели ли бы вы сделать что-то еще с Андреем Кнышевым – автором уже легендарной программы «Веселые ребята»? Или он окончательно не востребован на нынешнем телевидении?

– Надо сказать, что это очень хороший вопрос, потому что Андрей Кнышев всегда будет честью, умом и совестью нашего телевидения. Таким был только Ираклий Андронников. К сожалению, идеи Андрея настолько сложны, а метафоры, которые роятся в этой гениальной голове, требуют таких средств и времени, что ни у кого не хватает усилий дождаться результата. Но Кнышев незримо присутствует, виден в каждом поступке нас всех – в Парфенове, в нас с Андрюшей Столяровым, Саше Акопове, Леше Лысенкове.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Адвокаты беспокоятся об осужденных и госбюджете

Адвокаты беспокоятся об осужденных и госбюджете

Екатерина Трифонова

В российском правосудии есть что поменять и кроме металлических клеток

0
975
Страна на пороге телевизионной революции

Страна на пороге телевизионной революции

Анатолий Комраков

Чиновники ищут, на кого свалить новый очаг внутренней напряженности

1
1724
В России предлагают ограничить возможность ввоза оборудования для обеспечения спутниковой связи

В России предлагают ограничить возможность ввоза оборудования для обеспечения спутниковой связи

0
678
Нацпроекты не ускоряют российскую экономику

Нацпроекты не ускоряют российскую экономику

Ольга Соловьева

Почти весь выигрыш от роста нефтяных цен ушел в отток капитала

0
2061

Другие новости

Загрузка...
24smi.org