0
7924
Газета Культура Интернет-версия

02.05.2023 16:41:00

Венецианская водичка на отпечатках пальцев

В Музее Зверева показывают гравюры Владимира Наседкина к стихам Иосифа Бродского

Тэги: музей зверева, гравюры, владимир наседкин, стихи, иосиф бродский, венецианские строфы


музей зверева, гравюры, владимир наседкин, стихи, иосиф бродский, венецианские строфы Владимир Наседкин рассказывает о процессе изготовления гравюр. Фото со страницы Музея AZ в «ВКонтакте»

«Венецианские строфы» Иосифа Бродского в гравюрах Владимира Наседкина», поэтический сборник, «проиллюстрированный» в жанре Livre d’artiste («Книги художника»), был представлен еще в 2011 году. Тогда проект Владимира Наседкина, экспонировавшийся в библиотеке Университета Ca Foscari в рамках 54-й Венецианской биеннале, курировал художник, моряк и поэт Александр Пономарев. Потом гравюры повезли в Рим. Минувшей зимой их показывали в Северо-Кавказском филиале Пушкинского музея во Владикавказе. Livre d’artiste существует тиражом в полсотни экземпляров. На площадке Музея Зверева на Маросейке показывают оттиски из коллекции гендиректора музея Наталии Опалевой. Они дополнены более ранними гравюрами и новой работой на венецианскую тему.

16 стихотворений, столько же гравюр, они разведены по разным сторонам бумажного разворота. Эти «иллюстрации» – к счастью, без иллюстрирования. Наседкин называет их «гравюрами на тему поэзии»: «Берег моря, волна, лагуна, фрагмент пейзажа – все подчинено движению и свету, где серебристый тон гравюры не просто поверхность, но Пространство. Пространство со своими законами, полями напряжения, акцентами и перифериями, где пустоты и паузы несут основную ритмическую и эмоциональную нагрузку».

Небольшие резцовые гравюры на дереве фактически абстрактны, тут скорее попытка поймать камертон, импульс поэтического образа. Одно из главных их свойств – пульсация пространства, об этом же в итоге получилась и выставка. Линии, штрихи могут восприниматься как отголосок пейзажа, изрезанного каналами венецианской, как сказал бы Бродский, «водички». Они могут напомнить фрагмент какой-нибудь карты. А могут – отпечатки пальцев, почти эфемерное прикосновение вдохновения.

Масштаб расширяется и схлопывается, пока «скрипичные грифы гондол покачиваются, издавая/ вразнобой тишину». Звучит голос Бродского. На мониторе крутят гугл-съемку с Венецией: дело не в качестве картинки, а в ощущении города с высоты, когда он превращается просто в силуэт. К нынешнему показу художник создал огромное панно с планом церкви Сан-Микеле-ин-Изола, что стоит в сердце острова со знаменитым кладбищем, где похоронен и Бродский. Это еще одна карта, кажется, сделанная даже с использованием венецианской земли.

Проект выстроен как кабинет художника: у окна на столе лежат инструменты, под лупой – одна из гравированных досок. Расширение и схлопывание пространства переносит из кабинета-студиоло в город на воде и обратно. Еще одна из тем «Венецианских строф» на Маросейке – рождение художественного, вербального или визуального, образа, пространство физическое и ментальное, пространство вдохновения. Поэтому кроме образов на тему Бродского экспонируют гравюры 1990-х с условными пейзажами и гравированную серию 1986 года «Ожидание» с задумчивыми женскими силуэтами. В музее говорят, это посвящение Владимира Наседкина жене, художнице Татьяне Баданиной.


Читайте также


До ста пяти поэтом быть почетно

До ста пяти поэтом быть почетно

Сплошное первое апреля и другие стихи и миниатюры

0
2799
Жажда святого безмолвия

Жажда святого безмолвия

Валерий Вяткин

Отнюдь не философ размышляет о тишине

0
2417
Фото недели. Объединенные Арабские Эмираты затопило

Фото недели. Объединенные Арабские Эмираты затопило

0
6842
По жизни хвост нести трубою

По жизни хвост нести трубою

Максим Валюх

Стихи про снежный апрель, разовые розы и ожидание мая

0
3491

Другие новости