3
7780
Газета Экономика Печатная версия

23.11.2016 00:01:00

Инфаркт миокарда стал экономическим диагнозом

Власти не могут выйти из ловушки новой нормальности

Тэги: экономика, кризис, москва, конференция, новая нормальность, бюджет, глазьев, силуанов


экономика, кризис, москва, конференция, новая нормальность, бюджет, глазьев, силуанов Советника президента Сергея Глазьева настораживает нынешняя денежно-кредитная политика. Фото РИА Новости

В ловушку новой нормальности, под которой понимают низкие темпы развития в посткризисный период, похоже, попали и сами российские министры. Вчера они не смогли даже на словах описать рецепты выхода России из экономического тупика. Это фиаско случилось в Москве на международной конференции, которая так и называлась – «Ловушка новой нормальности». Доказательством безысходности эксперты считают правительственный проект бюджета на ближайшую трехлетку, в котором нет признаков оздоровления или повышения эффективности.

В Минэкономразвития еще в начале года объявили, что глобальная и российская экономики вошли в новую нормальность и рассчитывать на быстрые темпы роста теперь не стоит. Выходы из ловушки новой нормальности искали вчера и на одноименной конференции в Финансовом университете при правительстве РФ. К поиску присоединились и действующие российские чиновники. Однако искали, как оказалось, безрезультатно. После многочасовых докладов и прений ректор Финансового университета Михаил Эскиндаров объявил, что ни один из участников не предложил своего видения по выходу из ловушки новой нормальности.

Главным критиком нынешней политики правительства и ЦБ на форуме стал президентский советник Сергей Глазьев, который сравнил состояние российской экономики с инфарктом миокарда. «Как только денежные власти пошли по пути освобождения курса рубля в свободное плавание, тут же мы получили девальвационный скачок, инфляционный шок, от которого до сих пор не можем оправиться. И наша макроэкономическая система подобна больному инфарктом миокарда. Вы видите колебания курса (рубля. – «НГ»). Ни в одной стране мира не видели, чтобы волатильность национальной валюты была столь высока», – приводит слова Глазьева Rambler News Service. Позже Глазьев уточнил, что не сравнивал состояние экономики РФ с клинической картиной инфаркта. «Я сравнивал не экономику, а состояние финансовой системы. И показал как ведет себя курс рубля по волатильности,  и сравнивал с кардиологической клинической картиной инфаркта», – пояснил академик. Кремль также не согласен со сравнением состояния экономики с инфарктом миокарда, отреагировал вчера пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

В нынешнем экономическом тупике Глазьев не видит ничего нового. «Мы в этой ловушке находимся с 1992 года, как только начали реализовывать доктрину рыночного капитализма», – пояснил он.

Сергей Глазьев отметил, что ЦБ уже два года проводит жесткую денежно-кредитную политику и изъял из экономики около 5 трлн руб. «Сокращение денежной массы продолжится и в дальнейшем», – полагает он. И в этом случае добиться снижения инфляции и подъема инвестиционной активности будет невозможно, подчеркивает экономист.

«В итоге регулятор вместо того, чтобы давать кредиты, теперь собирается брать деньги и замораживать их на своих депозитных счетах», – продолжает он. 

В результате наш Центробанк «станет единственным в мире, который, вместо того чтобы выдавать деньги в экономику, будет их забирать, стимулируя банки не вкладывать в реальный сектор».

Глава Минфина Антон Силуанов ответил на критику советника президента, указав, что размер ключевой ставки ЦБ устанавливает в зависимости от уровня инфляции в стране. «Мы в последнее время живем при высоких темпах инфляции, и соответственно ставка ключевая у нас высокая. Сейчас снижаем инфляцию, и ставка будет снижаться», – объяснил министр.

К тому же высокие процентные ставки, очевидно, делают экономику РФ привлекательной для внутренних и внешних инвестиций. «Доходности в РФ неплохие. Если посмотрим по другим странам мира, вложения в российскую экономику очень привлекательные, очень интересные для целого ряда инвесторов – как внутренних, так и внешних», – сказал он. Но вряд ли покупку российских долговых бумаг в надежде на получение высокой доходности можно в полном смысле считать вложением в экономику РФ.

Вместе с тем инвестиции в реальный сектор из-за сложной внешнеэкономической ситуации все еще проблематичны. «Для того чтобы каждый человек, бизнесмен вложил свои деньги, он всегда просчитывает риски и доходность. Риски в РФ еще пока велики. Потому что мы живем сейчас в достаточно сложной внешнеэкономической ситуации, и риски, которые существуют от вложения собственных средств в то или иное дело, достаточно большие», – указал Силуанов.

Уменьшить эти риски, по мысли чиновника, могло бы снижение участия государства в регулировании экономики. В качестве примера успешной экономики министр привел азиатские страны, где экономика растет темпами выше мировых. «Бюджет этих стран менее 25% ВВП, то есть перераспределение через бюджет», – отметил он. Силуанов отметил, что в России в 2005–2006 годах была примерно такая же ситуация – объем ресурсов, перераспределяемых через бюджет, составлял 29%. «Мы тогда росли темпами 5–6%, а сейчас имеем отрицательные темпы роста», – констатировал министр. То есть рост, делает вывод министр, должен основываться на частных инвестициях, но для этого необходима стабильность экономической системы, которая обеспечит доверие бизнеса, и невысокая инфляция. При этом, говоря о росте в 2005–2006 годах, глава Минфина как будто забывает об уровне инфляции в тот момент – а тогда она была выше 9%.

Не имея представлений по выходу из ловушки новой нормальности, в правительстве решительно верстают трехлетний бюджетный план. Однако этот трехлетний бюджет уже прозвали проектом бюджетной заморозки экономики.

Вчера эксперты Института Гайдара и Академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) опубликовали свое заключение на проект бюджета-2017, где они описывают сокращение финансирования почти по всем расходным статьям. При этом в наибольшей степени урезаются расходы на оборону и безопасность.

Ректор Финансового университета Михаил Эскиндаров (слева) надеется услышать от главы Минфина Антона Силуанова предложения по выходу из кризиса.	Фото с сайта www.fa.ru
Ректор Финансового университета Михаил Эскиндаров (слева) надеется услышать от главы Минфина Антона Силуанова предложения по выходу из кризиса. Фото с сайта www.fa.ru

«По разделу «Национальная оборона» в 2017 году предусматривается ассигновать 2,8 трлн руб. (17,5% расходов федерального бюджета, или 3,3% ВВП), что в номинальном выражении на 27,1% (или 1,5 трлн руб.) меньше соответствующих ассигнований текущего года (3,8 трлн руб., или 4,7% ВВП)», – обращают внимание эксперты. При этом в 2018 году предусматривается дальнейшее снижение расходов по этому разделу на 107,5 млрд руб. – до 2,7 трлн руб. (3% ВВП), в 2019 году прирост на 87,7 млрд руб. – до 2,8 трлн руб. (2,8% ВВП).

Некоторые сомнения у экономистов вызывает закрытость будущего бюджета. «Прозрачность законопроекта неудовлетворительная: число секретных приложений к тексту закона выросло до 22», – замечают в РАНХиГС. И доля закрытых расходов по-прежнему более чем на порядок превосходит аналогичные показатели государственных финансов в развитых странах. «Так, в ассигнованиях 2017 года отмечаются аномальные максимумы доли закрытых расходов по разделам «Национальная экономика» и «Здравоохранение», подразделам «Другие вопросы в области национальной экономики», «Дошкольное образование», «Санаторно-оздоровительная помощь» и «Периодическая печать и издательства», – сообщают эксперты.

Национальная оборона – не единственная статья расходов, которая попала «под нож» Минфина. Так, общий объем расходов на инфраструктуру будет снижаться примерно на 5% за год. «При этом в 2019 году доля инфраструктурных расходов в ВВП снизится более чем на 25% по отношению к соответствующим значениям 2016 года, а доля в общем объеме расходов бюджета снизится примерно на 9%. Таким образом, сокращение инфраструктурных расходов идет опережающими темпами по сравнению со снижением темпов роста ВВП и снижением общего объема расходов бюджета-2017», – отмечают они.

Сокращается и финансирование агропрома. Так, расходы по госпрограмме развития сельского хозяйства планируется последовательно уменьшать с 214,6 млрд руб. в 2016 году до 194,1 млрд руб. в 2019-м. И это только в номинальном выражении – то есть без учета инфляции. «Это неблагоприятно для развивающейся отрасли с большим потенциалом развития», – подчеркивают эксперты.

А прописанные в бюджете меры в части социальной защиты и поддержки граждан по-прежнему нельзя назвать адресно ориентированными. «Социальные гарантии защиты от риска бедности не являются приоритетными в рамках федерального бюджета. При увеличении объема расходов федерального бюджета на социальную политику в 2016 году более чем на 220% по сравнению с 2008 годом уровень бедности в России составил в 2015 году 13,4%, как и в 2008-м», – поясняют экономисты. То есть существующая система распределения бюджетных ассигнований на нужды социальной политики по-прежнему характеризуется отсутствием связи между выделением бюджетных ассигнований и снижением бедности. «Расходы федерального бюджета направлены в первую очередь на пенсионное обеспечение, а также на финансирование выплат в целях поощрения граждан, имеющих особые заслуги перед государством, на обеспечение привлекательности службы в условиях повышенного риска (военнослужащие и члены их семей), а также на поддержку граждан, здоровью и имуществу которых был нанесен ущерб», – объясняют исследователи, уточняя, что в целом получателями различных мер социальной поддержки за счет средств федерального бюджета являются более 20 млн человек.

В целом же, как следует из анализа основного финансового документа страны, в расходной части не запланировано целенаправленное и последовательное улучшение эффективности бюджетных расходов с точки зрения соотношения «производительных» и «непроизводительных» расходов. «Что одновременно с устойчивым трендом последних лет на снижение объема госинвестиций может стать препятствием для выхода российской экономики на сбалансированное развитие», – указывают эксперты.

Учитывая же факторы риска как в доходной, так и в расходной частях бюджета, фактические объемы дефицита могут в итоге оказаться больше запланированных, что либо приведет к полному исчерпанию не только Резервного фонда, но и Фонда национального благосостояния, либо к большему объему внутренних заимствований, что может столкнуться с трудностями и привести к росту процентных ставок и вытеснению частных инвестиций, резюмируют экономисты.  


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


20 проверенных идей Дмитрия Давыдова для роста экономики России

20 проверенных идей Дмитрия Давыдова для роста экономики России

Татьяна Попова

Бизнесмен предлагает использовать в РФ только лучшие мировые практики

0
535
Алюминий как произведение искусства

Алюминий как произведение искусства

Василий Матвеев

Открытая в Лондоне инсталляция En+ Group «Между небом и лесом» призвана напомнить о роли крылатого металла для экологичного будущего

0
599
Иголка в стоге, фантомный «Лидер», герои «перфоманса»

Иголка в стоге, фантомный «Лидер», герои «перфоманса»

Флот вооружается «пластмассовыми» кораблями

0
2140
Оборонпром Турции задает вектор в создании оружия XXI века

Оборонпром Турции задает вектор в создании оружия XXI века

Сергей Козлов

Итоги международной выставки IDEF 2021 в Стамбуле

0
1208

Другие новости

Загрузка...