0
909
Газета Факты, события Печатная версия

03.08.2022 20:30:00

Ужели третья стража уснула…

Художник, поэт и музыка в одном пространстве

Тэги: поэзия, живопись, память, песня, музыка, анатолий зверев, саятнова, мендельсон


поэзия, живопись, память, песня, музыка, анатолий зверев, саят-нова, мендельсон Марлена Мош не только прочитала стихи Валентина Никитина, но и спела a capella. Фото Александра Калинина

Арт-проект «Бегемот Внутри» провел мемориальный вечер, посвященный поэту, журналисту, филологу Валентину Никитину (1947–2017). А перед его началом была открыта выставка художника Александра Степанова (1948–2006). Мероприятие прошло в Культурном центре академика Д.С. Лихачева.

Композиция вечера, которую выстроил куратор проекта Николай Милешкин, придала всему событию удивительное единство. Возможно, ощущению цельности способствовало и сходство личностей Никитина и Степанова. Принадлежа к одному поколению, оба были многогранно одарены, предельно искренни, любили жизнь и людей.

Степанов работал в разных техниках и жанрах (как портретист, сценограф и пейзажист), был наделен актерским даром и даром литературным – мгновенных зарисовок. Теплый рассказ вдовы художника Ольги Степановой перетек в чтение его мемуаров: точного и остроумного рассказа о летнем дне, проведенном с Анатолием Зверевым – другом, коллегой, соратником, бывшим ему братски близким и по дарованию, и по мироощущению.

Прозаический отрывок логично подготовил переход к разговору собственно о литературе – о поэзии Никитина. С чтением стихов Никитина, воспоминаниями о нем и аналитическими заметками о его творчестве выступили композитор и музыковед Антон Ровнер, искусствоведы Ирина Ефремова и Валерия Исмиева. Лирике Никитина присущи глубокая философичность и тяга к разговору о самых важных, предельных вопросах бытия. Трагическое миросозерцание поэта, вызванное осознанием бренности и греховности всего земного, формально выражалось в неточной рифме, «царапающей» по сердцу острой иголочкой: «Лучи луны от страха/ Смешались второпях,/ Ужели третья стража/ Уснула при дверях?..»

Исмиева остановилась на ритмических сбоях в силлабо-тоническом стихе поэта, дающих возможность ощутить и боль, и огонь горящей авторской души. Ефремова заметила, что Никитин «писал стихи, как дышал», возникало ощущение, что пишет он их – всегда. Это была по своему духу христианская лирика – голос человека, всегда помнящего о мире ином, запредельном и о неизбежности перехода: «Будем живы – увидимся,/ А умрем – значит, не суждено…/ Только смерть – ясновидица:/ Зрит нас всех в слуховое окно…»

Собравшиеся смогли узнать о книгах, которые были изданы, увы, уже после смерти автора и вмещают, конечно, далеко не все написанное. Например, «Вечерний зов. Избранные стихи».

Поэзию сопровождала музыка. Разная и неизменно уместная. Сочинения для флейты соло и фортепиано – классические и современные – исполнили соответственно Эжен Кононок и Елизавета Данилова. А Марлена Мош не только прочитала стихи Никитина, но и исполнила a cappella песни Саят-Нова и Феликса Мендельсона.

В заключение с экрана прозвучал голос самого Никитина, а также романс Silentium, написанный на его стихи Ровнером. И еще представилась возможность – в подтверждение широчайшего круга общения Валентина Арсентьевича – увидеть ряд интересных фотографий с разными людьми.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Провалы в памяти приводят к войне против памятников

Провалы в памяти приводят к войне против памятников

Владимир Винокуров

Как бороться с лжецами и осквернителями праха

0
1180
 Выставка «Наследие и современность»

Выставка «Наследие и современность»

0
852
 Концерт. Денис Мацуев «И классика, и джаз»

Концерт. Денис Мацуев «И классика, и джаз»

0
887
Как Дон Кихот в дурацком колпаке

Как Дон Кихот в дурацком колпаке

Ольга Василевская

О стихах, похожих на разоренный книжный стеллаж

0
748

Другие новости