0
11270
Газета Идеи и люди Печатная версия

19.12.2022 18:32:00

Гадание по гербу. Какой будет траектория полета двуглавого орла в 2023 году

Сергей Макин

Об авторе: Сергей Николаевич Макин – историк, журналист.

Тэги: геральдика, герб, двуглавый орел, история, леонид соболев, роман, капитальный ремонт


геральдика, герб, двуглавый орел, история, леонид соболев, роман, капитальный ремонт Принято считать, что грозный орел идеально подходит России как великой державе с богатыми воинскими традициями. Фото Reuters

Действие баллады Василия Андреевича Жуковского «Светлана» происходит накануне праздника Крещения:

Раз в крещенский вечерок

Девушки гадали:

За ворота башмачок,

Сняв с ноги, бросали;

Снег пололи; под окном

Слушали; кормили

Счетным курицу зерном;

Ярый воск топили…

Крещенский вечерок по новому стилю – 18 января. Не погадать ли нам по двуглавому орлу? Самая яркая его биография появилась в романе Леонида Соболева «Капитальный ремонт», который впервые увидел свет в 1932 году. Действие происходит накануне Первой мировой войны.

«Замечательная птица прилетела в Россию четыре с половиной столетия назад. Тогда она никак не походила на эту, приклепанную к корме огромного корабля. Геральдика, мудрая наука о гербах, в точном соответствии с характером каждой эпохи изменяла внешний вид этой символической птицы. Когда беспризорный орел только что рухнувшей в Босфор Византийской империи осторожно присел на третьесортную корону Ивана Третьего, подозрительно осматриваясь обеими своими маленькими и придурковатыми головами (новое царство оказалось не из завидных!), – этот геральдический эмигрант далеко еще не был в теле: крылья его были вяло опущены, перья, выщипанные османами, редки, лапы тощи, – дай бог только прокормиться в сермяжьем царстве. И только когти алчно растопырились, обещая приютившему птицу московскому боярству оправдать себя в будущем. И первой добычей затрепыхался в этих когтях Господин Великий Новгород – первая республика, слопанная подрастающей монархией».

Прибыв в Россию, двуглавый орел превратился из эмигранта в иммигранта. В любом случае он мигрант. У нас долго бытовала византийская версия перелетного орла: через Софью (Зою) Палеолог, вторую жену Ивана III, племянницу последнего византийского императора Константина XI. Впрочем, Византия – неточное название, сами жители называли свое государство «Держава ромеев», то есть римлян. По новой версии, двуглавый орел прилетел из Первого рейха – Священной Римской империи германской нации. Идеи московских царей и немецких императоров были одинаковы (те и другие считали себя наследниками Рима), общим было происхождение титулов владык обеих стран («царь» и «кайзер» восходят к латинскому «цезарь» или «кесарь»), сходными стали и гербы государств. В императорской России орел был черным на желтом фоне, под стать немецкому.

Эволюция и революция

Вернемся к «Капитальному ремонту»: «В лабазном складе тишайшего Алексея Михайловича орел раздобрел. Под огромной своей короной, как под ярмарочным навесом, он расположился прямым сидельцем бойкой лавки, постукивая по непокорным головам скипетром и крепко ухватив в левую лапу державу, круглую, как медный пятак. Пора было подумать о том, как выбраться из Охотного ряда в Европы. И тогда герольдмейстерская контора впервые подняла двуглавому орлу опущенные крылья. Он опять похудел, но теперь это была уже мускулистая худоба натренированного хищника. Цепь Андрея Первозванного, пожалованная первым российским императором, побрякивала на его сильной груди, когда он вместе с Петром метался от азовских берегов до новорожденной столицы на невских болотах…

Орел повел одной головой на юг, увидел – и надолго оставил ее в этом внимательном повороте, упершись немигающим своим глазом в узкую щель Босфора.

Другая голова тревожно смотрела на запад. Там наполеоновская блокада зажала жирную пуповину, питающую английским золотом младенческий рот российского торгового капитала. Дворянство, как на охоте, замахало краснооколышными фуражками на императорского орла, сгоняя его на новые войны:

– У-лю-лю!..

– Ату его!

И он взлетел, подчиняясь, и приобрел в этом полете тот широкий размах крыльев, который напоминал ему и Европе недавнее надменное паренье над Лейпцигом, Берлином, Парижем и Веной, – распластанный и изящный александровский орел. Геральдика, прислушиваясь к почтительному хору европейских держав, тотчас сменила в его лапах пятак державы и дубинку скипетра на многозначительные громовые стрелы и лавровый венок…

Однако все же дубинка была привычнее, чем романтические громовые стрелы. И николаевский орел поспешил поднять с Сенатской площади выроненный новым царем скипетр, мокрый от крови восставшей гвардии, и напоминающе занес его над страной, как шпицрутен. Николай Первый исправно кормил птицу сырым мясом из собственных рук; перья ее встопорщились, клювы заострились, головы опять вытянулись к черноморским проливам и к Европе, – и никому уже не узнать в этом жестоком, хищном и властном орле-стервятнике флегматичного, откормленного каплуна времен тишайшего лабазника…

Орел кровоточит: крымская кампания, первое поражение распухшей монархии... Две головы орла вступают в озлобленное противоборство, помещики и молодая буржуазия царапаются во внутренней борьбе, временами мирясь, чтобы вместе расклевать общего врага, подымающегося внутри измученной страны: революцию. Это последнее мирное занятие вошло в обиходный круг дел царственной птицы. Жирная и громоздкая, подобная новому своему хозяину – Александру-миротворцу, уселась она на империю, от края до края укрыв ее своим телом, незаметно для Европы раздирая острыми когтями растущую революцию и костяной улыбкой клювов кокетничая с Францией, подманивающей ее золотой крупой франков.

Но, снова согнанный с нашеста криками российских банков, отвыкший летать, разъевшийся на домашних хлебах, круглый орел тяжело и неохотно летит на восток за десять тысяч верст в неверную колониальную авантюру.

Порт-Артур! – второе поражение, военный крах, понесенный самодержавием...

Ох, годы! Когда ты видел такие годы, черный с золотом императорский орел? Почему геральдика не присвоит тебе новые атрибуты победы – виселицу и нагайку?.. Черная сотня идет по пылающей России, закрепляя боевые победы Семеновского полка, черная сотня возвращает орлу Москву, Одессу, Кронштадт, Свеаборг, царство Польское, Красноярск, Иркутск и площадь Зимнего дворца. И на башенке его, обращенной к сырым казематам Петропавловской крепости, вновь спокойно и грузно присел вспоенный кровью, мясом вскормленный, зубчатокрылый двуглавый орел, накапливая в острых когтях нестерпимый военный зуд».

Последняя мобилизация

«Но побед не будет. Год Цусимы и Порт-Артура висит на крыльях орла неодолимым грузом истории. Военное могущество двуглавого хищника оказалось мишурным. Он сам себя сожрал, пытаясь ударами крепких клювов задержать движущий Россию исторический ход. Царизм оказался помехой современной, на высоте новейших требований стоящей организации военного дела, – того самого дела, которому царизм отдавался всей душой, которым он всего более гордился, которому он приносил безмерные жертвы... Гроб повапленный – вот чем оказалось самодержавие в области внешней защиты, наиболее родной и близкой ему, так сказать, специальности.

280-7-2480.jpg
В Московское царство двуглавый орел
прилетел из Византии. Рисунок из книги
«Портреты, гербы и печати Большой
государственной книги».  1672 год
Он обречен, победоносный некогда императорский военный орел. Первые залпы в Восточной Пруссии обнажат страшные язвы системы, прикрытые его золочеными крыльями. Мазурские болота засосут целиком его верную опору – гвардию. В армию хлынут, гонимые ударами цепких когтей, новые ненадежные кадры. Царь, в последней надежде на военное чудо, протягивает сегодня руку смерти, отдавая ей по тысяче людей за каждое перышко четырехсотлетнего орла, – и смерть тяжко сжимает цареву руку, вглядываясь с усмешкой в проступающие во мгле темные своды екатеринбургского подвала... 16 июля решает судьбу орла – 16 июля, день подписания манифеста о последней мобилизации русской армии и русского императорского флота».

Царь объявил всеобщую мобилизацию, президент – частичную. Может, и история повторится частично? Остается только гадать.

Линия судьбы

Как вы видите, одной из российских геральдических традиций было то, что гербовый орел менялся от одного правления к другому. Нынешний орел создан при президенте Борисе Ельцине. Он даже внешне похож на Бориса Николаевича: обратите внимание на характерные узкие глазки. Продолжим гадать: нарисуют ли орла Владимира Путина? Будет ли девиз у обновленного герба?

Есть мнение, что геральдические проблемы России, в том числе поиски государственного девиза, – блажь. Живут же во многих западных странах без девизов, и неплохо живут. Да, материально живут хорошо – потому что качественно работают. Какое представление складывается у среднего россиянина о Нидерландах по российским СМИ? Гей-парады, кварталы красных фонарей. По делу о малайзийском Боинге суд над Россией организовали, скифское золото отказались в Крым возвращать. Но откуда этому россиянину узнать о голландской педагогической традиции?

Мать раскрывает малютке-сыну ладошку и показывает на его ручке линии, по которым обычно гадают. Есть линия жизни, судьбы, успеха. Но мама в Нидерландах не гадает, а воспитывает: «Смотри, вот буква M – это значит man (мужчина по-голландски. – С.М.). А если повернуть ладошку, получается буква W – это значит werk (труд)». И ребенок запоминает на всю жизнь: мужчина должен трудиться.

Впрочем, как раз на гербе Нидерландов девиз имеется: Je Maintiendrai (читается «же мэнтьендра», ударение на последний слог) – боевой клич средневекового принца Вильгельма Оранского. Со старофранцузского это переводят по-разному: «Я сохраню», «Я выдержу», «Я выстою». Старым голландцам – терпеливым и стойким строителям дамб, каналов, кораблей (Петр I у них учился), отважным мореходам, предприимчивым купцам, талантливым художникам – этот девиз подходил как нельзя лучше.

На гербе четвертой Французской Республики был начертан девиз Liberté, Égalité, Fraternité («Либертэ, эгалитэ, фратэрнитэ») – «Свобода, равенство, братство». Страна присягнула идеям великой революции, под знаком которой прошел весь XIX век, и преуспела в построении гражданского общества.

На гербе современной Испании – девиз Plus ultra («Плюс ультра»). Страна находится на самом краю Европы. В древности Геракловы столпы – скалы в том месте, где Средиземное море соединяется с Атлантическим океаном – казались пределом мира. Как говорили древние римляне, nec plus ultra – «дальше некуда». Советник по культуре посольства Испании объяснил мне, что девиз Plus ultra можно перевести на русский язык как «Дальше и дальше». Отличный символ устремленности в будущее.

На гербе Канады – девиз A mari usque ad mare («А мари усквэ ад марэ»), в переводе с латинского – «От моря и до моря», фрагмент из 71-го псалма. Страна раскинулась от Атлантического океана до Тихого, вдобавок выходит к Северному Ледовитому. В словах чувствуется широта, простор. «Так похоже на Россию, только все же не Россия».

На гербе США – девиз E pluribus unum («Э плюрибус унум»), в переводе с латинского – «Из многих одно». 50 штатов, множество выходцев из разных стран, плюрализм мнений – одна единая страна. Второй девиз Соединенных Штатов – по-английски: In God we trust («Ин год уи траст»): «На Бога мы уповаем».

На Большом государственном гербе Российской империи был девиз «С Нами Бог». Он выражал идею избранности монарха (слово «Нами» с заглавной буквы, как писали в своих манифестах цари), а также упование на Всевышнего, веру в высшую справедливость.

На гербах РСФСР и СССР находился девиз «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Слова из «Манифеста Коммунистической партии» выражали идею, что Советский Союз – оплот социализма, лидер коммунистического движения всей планеты.

Девизы – своего рода линии, по которым выстраиваются судьбы государств. На современном гербе Российской Федерации девиза нет, за 30 лет с момента возвращения двуглавого орла отечественные герольды так ничего и не придумали. Это не только шаг назад в герботворчестве, но и знак отсутствия объединяющей идеи, смысловой модели страны. Предлагаю замечательный девиз: «Велика наша земля и обильна, но порядка в ней нет» – слова из «Повести временных лет». Длинновато. Однако возможен девиз и из одного-единственного слова. Считается, его произнес Карамзин во время путешествия по Европе. Когда он встретился там с соотечественниками, истосковавшимися по России, те попросили Николая Михайловича кратко описать то, что происходит на родине. Тот ответил: «Воруют».

Всех заклюем?

Когда у одного видного функционера лихих 1990-х спросили, какой, по его мнению, должна быть российская национальная идея, тот с грубой прямотой заявил: «Деньги». Жаль, что не записал тогда его фамилию. Впрочем, что фамилия – «имя им легион»: кажется, недели не проходит, чтобы на крупной финансовой афере не попался очередной государственный муж. Случается, и жена. Их девиз – Make money («Мэйк мани»), «Делай деньги». Такого рода стяжателям хорошо ответил правдоискатель Данила Багров – главный герой культовых фильмов «Брат» и «Брат-2»: «Вот скажи мне, американец, в чем сила? Разве в деньгах? Вот и брат говорит, что в деньгах. У тебя много денег, и чего? Я вот думаю, что сила в правде».

«Сила в правде» – подходящий девиз для России. Можно дополнить его двумя не менее важными компонентами, и получится «Правда, добро, справедливость». Какой-нибудь умник обязательно съязвит: «Правда хорошо, а счастье лучше». Правильно: в том смысле, что надо заручиться поддержкой великой русской литературы, поэтому советую принять девиз на основе слов из стихотворения Николая Алексеевича Некрасова «Сеятелям»: «Разумное, доброе, вечное».

С давних пор люди гадают по линиям на ладони, на картах, на кофейной гуще, вопрошая судьбу: как быть, что делать? Ответ простой: надо дело делать, причем добротно. Хорошо, если бы россияне следовали старым добрым девизам: «Верность и терпение» (князья Барклай-де-Толли), «Верность земле и преданиям» (Аничковы), «Жизнь царю, честь никому» (князья Васильчиковы), «Не слыть, но быть» (графы Перовские), «То, чего желаю, – бессмертно» (графы Коновницыны). Здесь и далее кое-что на латыни, но я для ясности перевел.

Чем помочь России, чтобы она расцвела? «Трудом» (графы Канкрины), «Трудом и любовью» (Беликовы), «Преданностью и усердием» (графы Толстые), «Честью и верностью» (Ростопчины), «Правдою» (Зарецкие), «Прилежанием и талантом» (это уж я сам придумал). Еще девиз пришел в голову: «Умом». Другие подходящие дворянские девизы: «Честь, труд, наука» (Верховцевы), «Вера, труд, правда» (Лазаревы). Так что ленинская формула «Партия – ум, честь и совесть нашей эпохи» появилась не на пустом месте.

Многие пожмут плечами и процедят: «Нам это надо?» А что «многим» надо? Со звучными осмысленными девизами жили дворяне, испытывавшие гордость за свой род и желавшие его прославить, мещанам этого не понять. Сегодня в России триумф мещанства – и в социальном плане, и в ментальном, и в эстетическом (торжество пошлости и бузвкусицы). Между тем страна обрела бы подлинное величие, если бы люди постарались стать аристократами духа.

Подписывая 25 декабря 2000 года Федеральный конституционный закон «О Государственном гербе Российской Федерации», президент Владимир Путин, вероятно, полагал, что грозный орел идеально подходит России как великой державе с богатыми воинскими традициями.

Многие у нас уверены, что нынешний герб – достойный символ государства, способного держать в страхе весь мир, и готовы повторять выражение Калигулы: «Пусть ненавидят, лишь бы боялись» – еще один вариант российского девиза. Хотя с такими короткими петушиными крыльями орлу взлетать только на забор. Это явно орел Ельцина, символ 1990-х во всей красе. Появится ли орел Путина, символ 2000–2020-х?

Нынешний играет на руку нашим недругам: орел – хищная птица, и герб утверждает на весь мир, что Россия – страна-хищница. Медвежью услугу оказали наши герольды Родине, вернув ей царский символ. 


Читайте также


В Польше сооружен антиукраинский памятник жертвам геноцида

В Польше сооружен антиукраинский памятник жертвам геноцида

Валерий Мастеров

Монументальное эхо Волынской резни

0
1921
Большая любовь Колчака

Большая любовь Колчака

Алекс Громов

Если бы не Первая мировая, Россия догнала бы США

0
949
Эти волшебники все умели

Эти волшебники все умели

Вера Чайковская

Художники группы «13» считались «формалистами», но именно они создали тот «поэтический реализм», которым мы гордимся

0
888
Коминтерн приобретает прикладное значение

Коминтерн приобретает прикладное значение

Роман Трунов

Успех необычного начинания прямо зависит от эффективной политической коммуникации

0
2676

Другие новости