2
5107

01.06.2022 20:30:00

Я тебя хочу, а ты меня

О русских сказках: почему мы другие

Светлана Кайдаш-Лакшина

Об авторе: Светлана Николаевна Кайдаш-Лакшина – советская и российская писательница.

Тэги: сказки, русь, европа, крестоносцы, александр невский, византия, скифы, санскрит


сказки, русь, европа, крестоносцы, александр невский, византия, скифы, санскрит На санскрите «ступа» – это «гроб». Теперь понятно, почему Яга в нем летает. Виктор Васнецов. Баба-яга. 1917. Дом-музей В.М. Васнецова, Москва

200 лет назад Николай Михайлович Карамзин написал, что наши «либералисты» стали гражданами мира, но не стали гражданами отечества и что Петр Первый хотел превратить Россию в Голландию, а они хотят – в Штаты Америки. Звучит свежо. Но, пожалуй, многовековой спор западников и славянофилов закончился. Как? Законов логики еще пока никто не отменял, и закон исключения третьего лишнего говорит: два противоположных мнения – оба – не могут быть ложными, одно из них – истина. Tertium non datur – третьего не дано. Мы же только и занимаемся тем, что изобретаем это третье лишнее, взращиваем его, пестуем и пытаемся доказать его истинность.

За 600 лет до Карамзина на Руси стала известна «Повесть о взятии Царьграда крестоносцами в 1204 году». Написал ее новгородец, очевидец событий, как участники Четвертого крестового похода, европейские рыцари, по дороге на Святую землю штурмом взяли столицу Византийской империи Константинополь, разграбили город и основали свою Латинскую империю. Правда, просуществовала она лишь до 1261 года. Православные византийцы оказывали всяческую помощь своим западным христианским братьям, предоставляя им еду, ночлег, и даже перевозили их на своих судах на Святую землю. Однако богатства города ослепили крестоносцев. Под предлогом посадить «законного» императора вместо «незаконного» они прежде всего разорили храм Святой Софии и другие церкви. (Разделение церкви на западную католическую и восточную православную совершилось в 1054 году.)

Предоставим слово нашему соотечественнику, живому и яркому: «А наутро, с восходом солнца, ворвались фряги в Святую Софию, и ободрали двери и разбили их, и амвон, весь окованный серебром, и двенадцать столпов серебряных и четыре кивотных; и тябло разрубили, и двенадцать крестов, находившихся над алтарем, а между ними – шишки, словно деревья, выше человеческого роста, и стену алтарную между столпами, и все это было серебряное… И служебное Евангелие, и кресты честные, и иконы бесценные – все ободрали. И под трапезой нашли тайник, а в нем до сорока бочонков чистого золота, а на полатях и в стенах, и в сосудохранильнице – не счесть сколько золота и серебра, и бесценных сосудов. Это все рассказал я об одной лишь Святой Софии… И другие церкви, и не может человек их перечислить, ибо нет им числа… Монахов, и монахинь, и попов обокрали, и некоторых поубивали, а греков и варягов изгнали из города… А власть между собою поделили… Вот так и погибло царство Богохранимого Константиняграда и земля Греческая из-за распрей цезарей». (Памятники литературы Древней Руси. ХIII век.)

Официальным языком крестоносцев была латынь, поэтому их называли латинянами. Всё в Европе, начиная со школы до богослужения в храмах, до хроник (у нас летописи) проходило на латыни долгие столетия.

Когда автор повести вернулся на родину, она была включена сразу в Новгородскую летопись. Через несколько лет в Великом Новгороде сел на княжение юный отрок Александр Ярославич, будущий Невский. Нет сомнения, что он знал повесть. Может быть, с этим связана и его полная непримиримость к тевтонам и предложениям римского папы. В «Житии Александра Невского» рассказано, как перед Невской битвой он, помолясь, вышел из храма и «начал ободрять дружину свою, говоря: «Не в силе Бог, но в правде»… Сказав это, пошел на врагов с малою дружиною, не дожидаясь своего большого войска». На третий год после победы Александра немцы пришли и «похвалялись: «Покорим себе славянский народ». Князь отправился против них, и на Чудском озере «была сеча жестокая». А к литовцам, которые начали «пакостити волости Александровы», «он же выезжал и избивал их…». Когда римский папа прислал к нему двух кардиналов «умнейших из двенадцати», чтобы тот послушал «речи их о законе Божьем», князь ответил богословской речью и в конце ее сказал: «От начала царствования Константинова до первого собора и седьмого – обо всем этом хорошо знаем, а от вас учения не примем». Они же возвратились восвояси».

Папа объявлял крестовый поход против славян. После восстания русских городов против татаро-монгол в 1262 году князь Александр Невский отправился в Орду, чтобы отвести ее карательное нашествие. Ему это удалось, но он был там отравлен и умер по дороге домой. Ко времени повести о крестоносцах и «Жития Александра Невского» русская литература на родном языке существовала уже более 200 лет и были созданы такие шедевры, как повесть о смерти Бориса и Глеба, «Моление Даниила Заточника», «Слово о полку Игореве» и др. В многочисленных списках (копиях) известен на Руси с ХII века апокриф «Хождение Богородицы по мукам» (о нем говорит Иван Карамазов в романе Достоевского), где Она ходит по аду в сопровождении Архангела Михаила и видит грешников, а потом просит о милости Христа, своего Сына. Он дает всем покой от Великого четверга до Троицына дня. Богородица поминает там и древнерусских языческих богов – «прозвав богами солнце и месяц, землю и воду, и зверей и гадов; все это те люди сделали из камней – Трояна, Хорса, Велеса, Перуна в богов превратили». (Памятники литературы Древней Руси. ХII век.) Апокриф написан задолго до «Ада» в «Божественной комедии» Данте.

Летописание велось во всех многочисленных русских городах и княжествах на родном языке – в отличие от европейских латинских хроник. Берестяные грамоты, найденные в Великом Новгороде, Смоленске и даже в Москве, показали широкое распространение грамотности в самых разных слоях народа от отроков до женщин: грамоты были написаны живым разговорным языком: «От Никиты к Ульянице. Иди за мня замуж. Я тебя хочу, а ты меня. А на то свидетель Игнат Моисеев». «Поклон от Февронии к Феликсу с плачем. Избил меня пасынок и выгнал меня со двора. Вели мне ехать в город или сам приезжай сюда. Избита я». На Руси начиная с Крещения в 988 году во всех храмах служба была на родном славянском.

Когда дочь Ярослава Мудрого (сын Владимира Святого и полоцкой княжны. Полоцк – княжество Белоруссии) Анна венчалась с французским королем в Реймсе в 1051 году, то клялись они на славянском Евангелии, привезенном невестой. Его видел и Петр I.

Внучка Ярослава Мудрого Евпраксия стала легендарной германской императрицей Адельгейдой. Ее супруга, Генриха IV, по жестокости и развратности сравнивали с Нероном. Он заставлял молоденькую жену участвовать в его оргиях. С беспощадной русской искренностью она выступила на церковном соборе перед епископами нескольких стран с рассказом об издевательствах мужа. Император все-таки был вынужден отречься от престола. Скрываясь от преследований, Евпраксия-Адельгейда вернулась на Русь.

Византийская империя была окончательно завоевана турками, и Константинополь стал Стамбулом в 1453году. Вскоре великий князь Руси Иван III женился на племяннице последнего византийского императора Зое – Софье Палеолог и взял герб Византийской империи, дважды завоеванной – и с Запада, и с Востока. Однако мы являемся наследниками не только Византии, но и древних греков. Они основали на берегах Черного моря (Понта) множество колоний: Ольвия (ныне Николаев), Херсонес (Севастополь), Пантикапей (Керчь) и др.

Сын Зевса греческий герой Геракл приплыл в припонтийские (причерноморские) земли, давно освоенные его соотечественниками. Он искал волшебный сад Гесперид с золотыми молодильными яблоками, о которых мы знаем из русских сказок. Возможно, что сад был действительно у нас. Иначе откуда этот культ яблок?

Геракл встретил обольстительную женщину-змею, которая родила ему трех сыновей. Младший сумел натянуть золотой лук, оставленный отцом, и стал правителем. Это был Скиф. Скифу сбросили с неба золотые плуг, ярмо (для домашнего скота), секиру и чашу. Скифы были могущественным и воинственным народом. Ломоносов считал скифов нашими прямыми предками, как и наш современник академик-лингвист Трубачев.

Последнее оседлое государство скифов было в Крыму со столицей Неаполь Скифский (современный Симферополь). Скифов звали «тавроскифами-росами, русью» еще в Х веке. (Трубачев. В поисках единства. Взгляд филолога на проблему истоков Руси.)

Апостол Павел говорит о трех великих цивилизациях древности – эллинской, иудейской и скифской: «Где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного…» Задолго до него скифы прославились своей победой над войском могущественного персидского царя Дария. Зачем Дарий, правитель великой Персидской державы отправился покорять далекую Скифию на припонтийских и меотийских берегах – Черного и Азовского морей? Этого не знали даже античные историки. Может быть, из-за скифского золота? На вопрос, откуда у них золото, скифы говорили, что у них куры несут золотые яйца. Вспомним старую русскую сказку про Курочку Рябу, которая однажды снесла золотое яичко. Его били и не могли разбить ни дед, ни баба, но мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось. Глубокая мысль о тщетности удачи и последствиях на первый взгляд простой случайности. Видимо, сказка еще со скифских времен: кур кормят зерном, его истребляют мышки, особенно в тяжелые времена, когда уже не до золота. Скифия снабжала хлебом (царские скифы – пахари) Грецию и славилась своими закромами и богатством. Скифы научили греков пить вино неразбавленным (по словам Геродота, «по-скифски»).

Персы перебрались через Босфор к местечку Византия на кораблях. Огромная армия персов переправилась и через реку Истр (Дунай) по мосту, построенному греками, вступила в Скифию. Персы рвались в битву, но скифы стали уходить по берегу моря, заманивая врагов в глубину. Они ответили Дарию, что «отчих могил», самое дорогое для них, те не найдут, и принесли царю свои дары – птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Все эти дары известны нам из русских сказок: гуси-лебеди, мышка-норушка, лягушка, которая легко оборачивается могущественной Василисой Прекрасной-Премудрой, Иван-царевич со стрелами. Скифы сжигали зерно и засыпали колодцы по пути следования армии персов. Огромное персидское войско едва дотащилось до реки Танаис (Дон). Война была проиграна, и Дарий бежал налегке, обманув всех.

Были у греков две сказки (мифы или осколки древнего знания) о двух погибших огромных островах – Атлантиде и Гиперборее. Об Атлантиде написал философ Платон, поэтому ее ищут до сих пор. А вот Гиперборея осталась в мифологии, хотя и о ней было сказано историками немало. Она располагалась за Рифейскими (Уральскими) горами, на нашем севере. Это была райская страна, там жили долго и счастливо, любили стихи и музыку. Туда постоянно прилетал на лебедях Аполлон. На наших северных избах до сих пор вырезают райских птиц с человеческими головами – Сирина и Алконоста.

(...)

Северяне были могучим племенем славян, которые заселили всю левобережную часть Днепра – земли, где теперь Брянск, Чернигов, дошли до Дона, а потом вышли к берегам Азовского и Черного морей, к древней Тмутаракани (ныне Тамань на Таманском полуострове). Так возникли Донская Русь и Азовско-Черноморская Русь. Трубачев пишет о «драматизме и даже трагизме… что Донская Русь ушла в прошлое», но считает, что «как раз на этих путях мы обрели свое имя Русь». Слово Russa происходит от древнеиндийского «светлый», «белый», а присутствие древнеиндийской и древнеиранской «почвы» в Приазовье и Причерноморье повсеместно и глубоко. Чередование гласных О и У (рос – рус) фонетическое.

Пока гиперборейцы шли с севера, определились индоевропейские языки. Здесь была и группа языков будущих народов Западной Европы. Индийский ученый Шастри в статье «Связь между русским языком и санскритом» называет «английский, французский, немецкий и даже хинди» «молодыми языками», а русский и санскрит – языками «2600-летней давности», сохранившими «синтаксис, порядок слов» и пр. «в неизменном начальном виде» (Гусева. Русские сквозь тысячелетия. Арктическая теория). Санскрит загадочно близок русскому, и знающие его понимают русский иногда и без перевода. На санскрите: трьна-трава (по-русски трын-трава), дэви – дева, двар – дверь, пивá – вода, агни – огонь, матрь – матерь, букка – коза, парада – передать, марана – смерть, твар – творить, яма – яма, чуда – чудак, дива – диво; куд, чуд – кудесник, чудесник, лад – ладить; хлад – холодить, яга – яджа – яга баба, жертва; ступа – гроб и др.

Историк Уоррен выпустил в Бостоне в 1893 году книгу «Найденный рай, или Колыбель человечества на Северном полюсе». Известный индийский ученый Гангадхара Тилак в своем труде «Арктическая родина в Ведах» (1903) поддержал эту теорию. Глубоко исследуя древние тексты, Тилак доказал, что родиной создателей Ригведы (древнейшая часть Вед, пол. II тысячелетия до н.э.) и Авесты является Крайний Север, Приполярье, с описанием полярной ночи и дня. Тилак в своей книге пишет, что Новая Земля и Шпицберген были прежде под водой: «Глубина Арктического океана к северу от Сибири невелика… Этот участок земли, ныне лежащий под водой, мог раньше возвышаться над ней… Это служит достаточным указанием на существование вокруг Северного полюса континента перед последним оледенением… Долгое лето в 229 теплых дней и короткая зима в 136 дней…» В Ведах воспеваются силы света в сражении с силами мрака, тьмы, битва за «окованную воду», лишенную лучей света. Бог Индра побеждает злого демона, заглотившего солнце. В Авесте убивают трехголового змея: вспомним нашего Змея Горыныча. Славянский «герой света» Егорий (Георгий Победоносец в христианстве) сразил дракона – пожирателя света. У других народов есть свои змееборцы, но «это не борьба за освобождение Света». Тилак пишет о нашем Кощее, который тоже поглощал свет.

Итак, Гиперборея найдена – в отличие от Атлантиды. У древних славян до принятия христианства было только понятие о рае, который отделен от мира живых лишь водной преградой. Понятия об аде, загробном воздаянии за грехи не было. Оно пришло позднее с христианством. Академик Трубачев пишет: «Неописуемо интересен культурно-типологически тот факт, что у большинства неславянских народов Европы все было в принципе наоборот. То ли по причине большей мрачности местных языческих культов (а о древних германцах это можно утверждать положительно)… народным дохристианским оказалось там как раз название ада как первоначального обозначения нижнего, подземного, потаенного мира (infernum)… а понятие и названия ада в Западной Европе было заимствовано с приходом христианства».

Русских с Западом разделяет еще многое: русские не едят голубей и лягушек, у русских не было алхимиков, пытавшихся добыть золото, создать гомункулюсов, и русские совершенно по иному относятся к нечистой силе. «Повесть о путешествии Иоанна Новгородского на бесе» рисует встречу новгородского архиепископа Иоанна (ум. 1186) с дьяволом. Иоанн сумел поймать его в своем рукомойнике, где тот плескался, и крестным знамением заключил. Дьявол взмолился и просил его выпустить. Тогда Иоанн потребовал, чтобы тот отнес его на себе из Великого Новгорода в Иерусалим-град, «где Гроб Господень», и в ту же ночь обратно, в Великий Новгород в его келью. Бес согласился. Очутившись в Иерусалиме, он отправился в церковь Святого Воскресения, где сами собой зажглись свечи, помолился Христу и на бесе же вернулся домой. (Памятники литературы Древней Руси. ХIV – середина ХV века.) Устная фольклорная легенда была очень древней и популярной, сюжет этот был известен и Гоголю («Ночь перед Рождеством»), и Бродскому («Нерв разошелся, как черт в сосуде»). Суметь поймать беса, заставить его себе служить, оседлать его, летать на нем на большие расстояния – сильно отличается от продажи своей души дьяволу ради золота и власти над миром.

Легенда о докторе Фаусте, который был реальной личностью и жил в первой половине ХVI века, стала очень популярной в Германии и Англии. У Гёте Фауст губит Филимона и Бавкиду – олицетворение европейского супружества. Почти одновременно с легендой о Фаусте на Руси около 1547 года замечательный писатель Ермолай-Еразм написал повесть о муромском князе Петре и супруге его Февронии, крестьянке из рязанской деревни. Он убил дьявола в облике человека мечом, спрятанном в церкви, тот, издыхая, стал змеем и обрызгал его своей кровью. Язвы Петра смогла вылечить только Феврония. Она – Вещая Дева, с дарами прозорливости, мудрости, врачевания и чудотворения, умеющая разговаривать с природой. Поэтому у ее ткацкого станка скачет заяц. Петр и Феврония правят как «милостивые правители, а не как наемники». Умерли они, уговорившись, одновременно. Скоро 800 лет (ум. 1228), как народное поклонение не иссякает у Петра и Февронии в Муроме с молитвами о счастливом браке.

Древнерусская литература является поистине Библией русского народа: в ней воинские повести, исторические, любовные, житийные, притчи, поучения. А сколько легенд, ярких картин, рассуждений, ума и юмора! Сколько путешествий! «Хождение за три моря» тверского купца Афанасия Никитина в Индию! «Житие и хождение игумена Даниила из Русской земли» в Святую землю в 1104–1105 годы. Вот что нужно изучать в школе, чтобы вызвать интерес к прошлому! Искренне почувствовать древние предания, пережить исторические события как реальные и личные. В древнерусской литературе ясны и русская идея, и русский менталитет, и загадочная русская душа.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Европе начинают уставать от украинских беженцев

В Европе начинают уставать от украинских беженцев

Олег Никифоров

Благотворительные организации сообщают о массовом втягивании прибывших в ЕС женщин и детей в работорговлю

0
2459
Про то как взрослые переосмысливают историю и великую русскую литературу

Про то как взрослые переосмысливают историю и великую русскую литературу

Рита Зяблицева

О сказках и сказочниках

0
1770
Из Похъёлы с приветом

Из Похъёлы с приветом

Андрей Щербак-Жуков

В Карелии прошел IX Международный литературный фестиваль «Петроглиф-2022»

0
2217
С мусульманами никогда не бились?

С мусульманами никогда не бились?

Марк Шишкин

Почему русский наблюдатель не видит в истории Отечества религиозных войн

0
3476

Другие новости