0
4102
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

21.12.2022 18:51:00

Режим в Кабуле все активнее корректируется "бешеными шейхами"

Москве стоит подумать об открытии представительства одного из духовных управлений российских мусульман в Кандагаре

Андрей Серенко
Собственный корреспондент "НГ"

Об авторе: Андрей Николаевич Серенко – политолог.

Тэги: афганистан, кандагар, талибан, теневое правительство, фундаменталисты, полный шариат, исламская дипломатия


афганистан, кандагар, талибан, теневое правительство, фундаменталисты, полный шариат, исламская дипломатия Студенткам запрещено посещать Кабульский университет. Фото Reuters

Афганистан все больше переходит под контроль теневого правительства «Талибана» (террористическая организация, запрещена в РФ), находящегося в Кандагаре. Шейхи-фундаменталисты, входящие в ближайшее окружение «скрытого эмира» талибов Хайбатуллы Ахунда, уверенно забирают в свои руки рычаги управления страной. Укрепление позиций консервативного крыла «Талибана» хоронит последние надежды афганского и международного общественного мнения на возможность трансформации джихадистского движения «яростных мулл» в относительно умеренную политическую силу.

Министерство высшего образования «Талибана» 20 декабря объявило о запрете афганским девушкам продолжать обучение в университетах. Уже на следующий день талибы не пустили студенток в аудитории Кабульского университета. Введен также запрет на посещение учебных центров девочками старше 12 лет. Фактически теперь в Афганистане начинает действовать запрет на получение женщинами не только высшего, но и среднего образования. Эта мера служит очередным доказательством того, что реальное управление социально-политическими процессами в Афганистане окончательно переходит от кабульских чиновников в руки кандагарского теневого правительства – группы религиозных фундаменталистов, составляющих ближайшее окружение эмира «Талибана» Хайбатуллы Ахунда.

До сих пор об этом параллельном кандагарском правительстве было известно немного – в отличие от легального правительства талибов в Кабуле, где блистают такие уже хорошо известные персонажи, как первый вице-премьер мулла Абдул Гани Барадар, глава Минобороны мулла Мохаммад Якуб и глава МВД Сираджуддин Хаккани. В отличие от «кабульцев», многие из которых считаются умеренными талибами, «кандагарцы» – жесткие консерваторы и традиционалисты. Они не приемлют никаких компромиссов во внешней и внутренней политике, выступают за установление «максимальной» исламской системы в стране, за введение практики полноценных шариатских наказаний и т.д. «Кандагарцы» же являются последовательными сторонниками ограничения прав женщин – как в образовании, так и в социально-политической жизни в целом.

Лидером теневого кабинета талибов в Кандагаре называют «скрытого эмира» Хайбатуллу Ахунда (его лица до сих пор никто не видел, есть лишь одна «каноническая» фотография, но достоверно неизвестно, принадлежит ли она на самом деле главарю «Талибана»). В состав кандагарского правительства входят также шейх Фарид, шейх Сакиб и шейх Шариф, обладающие сильным влиянием на эмира Хайбатуллу. Как утверждают источники «НГ», именно они – авторы фундаменталистских и традиционалистских проектов и решений, которые последние месяцы реализуются в талибском Афганистане.

Анализ этих решений дает основания утверждать, что «бешеные шейхи» из кандагарского теневого правительства пытаются создать параллельную кабульскому правительству систему управления страной. Основой этой системы является религиозное сообщество мулл и улемов (исламских ученых-богословов), прежде всего в сельских районах Афганистана. Уже через несколько месяцев после победы в августе 2021 года кандагарские шейхи начали внедрять по всей стране практику включения местных религиозных деятелей в структуры уездных и провинциальных администраций. В итоге у каждого главы уезда и провинции появился непременный заместитель в лице авторитетного духовного лица, с которым талибский чиновник обязан консультироваться при принятии решений. Таким образом, кандагарский теневой кабинет получил свою сеть влияния и управления, вживленную внутрь кабульской административной вертикали.

Решив вопрос с присутствием в администрациях на местах, «кандагарцы» добились создания «групп улемов» практически во всех центральных аппаратах министерств и ведомств в Кабуле. Так, например, в Министерство горной промышленности были трудоустроены 225 имамов-богословов, которые теперь выполняют контрольно-надзорные функции. Аналогичные «комитеты исламского контроля» существуют и в других госструктурах. Инкорпорированием мулл в органы госуправления «кандагарцы» решают сразу две задачи: получают своих агентов влияния в структурах кабульского правительства, одновременно обеспечивая их денежным содержанием за счет зарплатного фонда этих самых учреждений.

Важнейшим инструментом социального и политического контроля «кандагарцев» стали исламское судопроизводство и сфера образования. Именно поэтому теневое правительство эмира Хайбатуллы около месяца назад добилось внедрения в стране «полного шариата» – судьи из числа все тех же улемов начали выносить приговоры, предполагающие смертную казнь, побивание камнями, порку, отрубание рук и ног и т.д. Хотя пока известно лишь о нескольких случаях вынесения смертных приговоров, тем не менее сама эта практика становится важнейшим инструментом устрашения общества. И этот инструмент находится в руках именно кандагарских фундаменталистов.

Равно как и репрессивная реформа системы школьного и высшего образования – Неда Мохаммад Надим, глава Министерства высшего образования «Талибана», и Хабибулла Ага, министр образования, бывший глава Совета улемов провинции Кандагар, входит в кандагарское фундаменталистское теневое правительство. Благодаря их усилиям сначала была создана система военно-религиозных медресе во всех уездах и провинциях страны, в которой проходят джихадистское обучение десятки тысяч мальчиков и подростков, а затем отменена возможность обучения девочек и девушек в средних школах и вузах. «Кандагарцы» всерьез взялись за афганскую молодежь. Фундаменталистам из Кандагара нужны воины для будущего джихада и полуграмотные, покладистые жены для этих воинов, которые будут воспитывать их общих детей – новых воинов джихада…

Полтора года нового талибского эксперимента в Афганистане завершаются усиливающейся фундаменталистской реакцией. Режим «яростных мулл» в Кабуле все энергичнее корректируется «бешеными шейхами» из Кандагара, лишаясь и без того слабых признаков умеренности и компромиссности. Пока неясно, чем ответят на эту реакцию внешние игроки, в том числе и Россия, которой небезразлично то, что происходит сегодня в Афганистане. Возможно, Москве следует не только готовиться к открытию своего генконсульства в Мазари-Шарифе, но и подумать о потенциале исламской дипломатии и открытии представительства одного из духовных управлений российских мусульман в Кандагаре. Чтобы быть ближе к центру принятия реальных решений в талибском эмирате. 


статьи по теме


Читайте также


На что нацелена атака террористов «Хорасана»

На что нацелена атака террористов «Хорасана»

Андрей Мельников

Радикалы пытаются извлечь выгоду из переустройства мирового порядка

0
6452
Джихадисты открыли второй фронт против России

Джихадисты открыли второй фронт против России

Андрей Серенко

Последствия нападения на «Крокус Сити Холл»

0
8206
Афганистан примкнул к иранской "оси сопротивления"

Афганистан примкнул к иранской "оси сопротивления"

Игорь Субботин

Тегерану разрешили возобновить вербовку шиитских боевиков

0
2950
Как афганские джихадисты вербуют исполнителей терактов

Как афганские джихадисты вербуют исполнителей терактов

Кабульские спецслужбы заманивают граждан Центральной Азии в ловушку

0
4779

Другие новости