0
3663
Газета Печатная версия

27.10.2020 18:26:00

Почему Америка отстала от Старого Света

Скотоводство во всех его формах дало историческую фору индоевропейцам

Максим Артемьев

Об авторе: Максим Анатольевич Артемьев – кандидат психологических наук, доцент, журналист, писатель, автор книг «Как работает Америка», «100 крупнейших взрывов в истории».

Тэги: америка, индейцы, история, человечество, цивилизация, сельское хозяйство, скотоводство


америка, индейцы, история, человечество, цивилизация, сельское хозяйство, скотоводство К моменту открытия европейцами Нового Света аборигенные цивилизации находились там на уровне развития Древнего Египта. Кадр из фильма «Апокалипсис». 2006

Вспомните только о том состоянии, в котором находилась Америка до открытия оной Xристофором Колумбом. Ея жители пребывали в глубоком невежестве: не знали не только Наук, но ниже Искуств самых необходимых в жизни; ходили нагие; не имели инаго оружия, кроме лука; не постигали, как может человек ездитъ на животных; почитали море пределом жилищ своих, соединяющимся с небесным сводом, и думали, что далее ничего не находится.Мнение Фонтенеля о возможности путешествовать на Луну. Вестник Европы. Ч. XVII. 1804. № 21

Открытие Америки было одним из поворотных событий в истории человечества. Хотя бы потому, что самая мощная и развитая страна современного мира находится сегодня именно там. Можно сказать, что в Америке бьется пульс планеты. И это тем более удивительно, что в момент открытия Нового Света – исторически совсем недавно, всего лишь пять веков назад – он далеко отставал от Старого Света.

Все как у людей

Те цивилизации, которые существовали там на момент плавания Христофора Колумба, по уровню своего развития находились примерно на уровне Древнего Египта и Междуречья, то есть разрыв между ними и цивилизациями Европы и Азии составлял 3–4 тыс. лет. И потому завоевание империй ацтеков и инков стало возможным ничтожными силами европейцев. Отряд Фернана Кортеса, покоривший Мексику, насчитывал 1300 человек, а Франсиско Писарро завоевал Перу и вовсе со 170 солдатами.

При этом когда произошло заселение Америки – а это было примерно 15 тыс. лет назад, – ее первые жители были на одном уровне с теми, кто оставался в Евразии. И несколько тысяч лет никакого различия между Старым и Новым Светом по уровню развития не наблюдалось. В чем же причина последующего культурного и экономического разрыва?

С точки зрения природных условий никаких различий не имеется. Те же климатические пояса – арктический, таежный, зоны широколиственных лесов и так далее – до джунглей. А затем в Южной Америке все повторяется в обратном порядке. Более того, географически Северной Америке повезло как никакой другой территории. Такого массива равнинных плодородных земель между 50-й и 30-й широтами, каковые имеются в Новом Свете, нигде нет. От Атлантического океана вплоть до Скалистых гор тянутся открытые пространства с благоприятным климатом, лишь на сравнительно небольшом участке – перемежаемые невысокими горами Аппалачи, которые также испещрены продольными широкими долинами. В Евразии на этой широте – высокие горы (Альпы, Балканские, Пиренеи, Апеннины, Кавказ и т.д.), пустыни или засушливые степи. А Великая Китайская равнина территориально не больше Техаса. Что касается Восточно-Европейской, то она расположена гораздо севернее и потому в значительной степени покрыта тайгой, тундрой, болотами.

Если брать общую территорию, то совокупная площадь Америк не намного меньше Евразии – 41 млн кв. км против 55 млн кв. км. То есть возможный аргумент о малом пространстве для разнообразия – основе прогресса – также отпадает. Даже с учетом Африки, из которой лишь самая северная часть участвовала в «глобальной истории» до XVI века. Как в Старом Свете изначально было два очага развитой цивилизации – Нильская долина и Междуречье, так и в Новом Свете очагов имелось два – Мезоамерика и Анды.

Добавим также, что полной изоляции (в том числе генетической) от Старого Света не существовало, волн миграций в Америку прошло несколько. Примерно 5 тыс. лет назад Берингов пролив пересекли предки современных апачей (так называемые на-дене) и расселились от Аляски до Мексики. Приблизительно на рубеже нашей эры в Америку переправились предки современных эскимосов и алеутов.

Так в чем же причина цивилизационного отставания на несколько тысяч лет?

Давай меняться!

На возможный ответ подтолкнуло рассмотрение так называемого колумбового обмена (термин, введенный в 1972 году американским историком Альфредом Кросби) – между Старым и Новым Светом. В этом процессе обе стороны выступали на равных. Напомним, Америка познакомила планету с картофелем, кукурузой, помидорами, фасолью, подсолнечником, какао. А также, увы, табаком. По подсчетам ученых, только за счет введения в диету картофеля население Старого Света с 1700 по 1900 год выросло дополнительно на 25%. Для Экваториальной Африки и Южной Азии его роль выполнили батат, маниок и та же кукуруза. Список американских культурных растений насчитывает сотни видов – от тыквы и сладкого перца до каучуконоса гевеи, арахиса и ананаса.

Но если обратиться к животным, то картина предстает совершенно иная. Американские виды занимают малозаметное место в нашей жизни. Единственная, с кем мы порой соприкасаемся, – морская свинка. Можно еще добавить птицу – индюка. И все.

А вот Старый Свет наряду с растениеводством имел развитое скотоводство: крупный рогатый скот, свиньи, овцы, козы, лошади, буйволы, верблюды, ослы, мулы. Можно вспомнить и экзотических яков, северных оленей и даже приручаемых слонов. У индейцев же имелись лишь собаки, упомянутые морские свинки и ламы с альпаками, которые разводились только в Андах. Из птиц – индюки и мускусные утки (у нас известные как индоутки).

Крупнейший британский археолог второй половины XX века Эндрю Шератт выдвинул теорию «революции вторичных продуктов». Согласно ей, в IV–III тысячелетиях до н.э. в сельском хозяйстве Старого Света произошел переход от выращивания домашнего скота сугубо на мясо (первое приручение лошадей, которое случилось на территории Казахстана – так называемая бохайская культура, преследовало разведение их именно для использования мяса в пищу) к «возобновляемому» его использованию – получению молока, шерсти, тягловой силы, верховой езды, вьючных перевозок. Эти новации первоначально возникли на Ближнем Востоке, а затем за короткое время распространились по Европе и Восточной Азии. Они влекли за собой революционные перемены – распространение новых видов и пород скота, колеса, повозок, пахотной обработки земли.

Но точка бифуркации между цивилизациями Старого и Нового Света лежит раньше, поскольку последний и первую революцию – неолитическую (переход к сельскому хозяйству) прошел не полностью, фактически не развив скотоводства. Оно в первую очередь давало человеку стабильный источник мясной пищи. За счет охоты могли существовать только небольшие неоседлые племена. Спутник Колумба – Микеле де Кунео писал в дневнике о местных жителях: «Это холодные люди, не чувственные. И причина этого, возможно, в том, что они плохо питаются». Диета оседлых индейцев действительно состояла в основном из растительной пищи, рыбы и моллюсков.

Мясо – незаменимый источник белка. Молоко и продукты из него также стали важнейшим компонентом диеты, обеспечивающим выживание, особенно у кочевых народов. Все это вело к увеличению продолжительности жизни и росту численности населения. При стабильном поступлении продуктов скотоводства становилось возможным длительное хранение запасов – сала, вяленого мяса, колбас, сыров. Эндрю Шератт добавляет, что молочное производство тянуло за собой появление новых образцов посуды, развитие гончарного и бондарного ремесел.

Скот – двигатель прогресса

Скотоводство непосредственно воздействовало и на земледелие, преобразив его. Переход от мотыжного, ручного к пахотному, плужному означал резкую мультипликацию производительности сельского хозяйства. Первый плуг (еще в форме сохи или рала) появляется в Египте и Междуречье примерно за 3500 лет до н.э. Пахота происходила на волах. Следующими этапами стали изобретение тяжелого колесного плуга с отвалом. Это произошло приблизительно около 500 года н.э. и имело революционные последствия.

Ведущий американский историк-медиевист Линн Уайт выдвинул теорию о том, что именно введение отвального плуга, по его мнению, пришедшего от славян, стало крупнейшим достижением Средневековья. Оно дало людям больше пищи и обеспечило быстрый рост населения, особенно городского. Вслед за этим идет изобретение жесткого хомута (этот «гаджет» позволил перейти к пахоте на лошадях), а также распространение подков (античность их не знала) и вытекающая из этого трехпольная система ведения земледелия.

Недавно ученые из университета Южной Дании, проверяя теорию Уайта, показали на статистических материалах, что введение отвального плуга на 10% увеличило численность населения Европы и способствовало росту урбанизации в Дании на 40% в Средние века.

Важным фактором влияния скотоводства на земледелие стало использование навоза в качестве удобрения. В нечерноземной зоне внесение навоза дает прибавку урожая для зерновых 6–7 центнеров на гектар, а для корнеплодов и силосных культур – 150–200 центнеров. Добавим, что высушенный навоз – топливо в традиционных культурах в степных и горных зонах.

Всех этих преимуществ индейцы были лишены. Их земледелие было ручным, мотыжным, следовательно – малопроизводительным. Лама могла использоваться только как вьючное животное, на ней нельзя было пахать, ее не доили. Кроме того, ее ареал был привязан строго к высокогорным Андам – малый процент от площади Америк. Но даже этого слабосильного и требовательного к питанию и климату животного было достаточно, чтобы, по мнению немецкого географа Карла Тролля, обеспечить поддержание империи инков, границы которой совпадали с ареалом обитания ламы. Для сравнения: империя ацтеков, имевших только собак, занимала лишь небольшой район в Южной Мексике.

Известно, что в Новом Свете не знали и железа. Связать его появление со скотоводством однозначно нельзя. Но можно отметить, что важным стимулом к распространению и внедрению железа были потребности в серпах и косах, железном лемехе и подковах. Кузнец в традиционном обществе занимался в первую очередь подковыванием лошадей.

Большое количество ремесленников обслуживали скотоводство: шорники, кузнецы, тележники, колесники, производители плугов, сох, борон. И в этой сфере постоянно возникали новации, шла интенсивная торговля сбруей, инструментом, в том числе для стрижки овец. А без скотоводства резко тормозился процесс аккумулирования материальных богатств и развития технологий.

Европейский капитализм Нового времени во многом основывался на тех же овцах, точнее их шерсти. Последняя уже со времен античности вплоть до XVIII–XIX веков была основой для изготовления большинства тканей. Английский историк Джон Мунро пишет: «Ни один из видов производства не имел большего влияния на экономику и общество средневековой Британии, чем промышленность шерстяных изделий». По мнению авторов кембриджского издания «Английский шерстяной рынок», «в период 1250–1350 годов торговля шерстью была основой и движущей силой английской средневековой экономики».

Важнейшим налогом был «великий сбор», введенный в 1275 году, на вывоз шерсти. В память о тех временах спикер Палаты лордов должен сидеть на мешке с овечьей шерстью.

На пике экспорта до 45 тыс. мешков шерсти вывозилось из Англии во Фландрию, где она перерабатывалась в пряжу и ткань. Вторым крупнейшим центром импорта и производства шерстяных тканей была Северная и Центральная Италия, обогнавшая в итоге Фландрию. Первая битва наемного труда и капитала – «восстание чомпи» (чесальщиков шерсти) – произошла именно во Флоренции в 1378 году. Таким образом, искусство Возрождения – что итальянское, что нидерландское – основывалось на экономике шерсти.

В Новом же Свете имелась только альпака, которая живет в высокогорье Анд и не отличается ни плодовитостью, ни объемом настрига (1–3 кг против 5–10 кг). Немного шерсти грубого качества получали попутно и от лам. Таким образом, большинство индейских цивилизаций не знали шерстяных изделий. А ведь в Старом Свете были еще и козьи кашемир и мохер, а также войлок и ковры из шерсти яков и верблюдов.

Отметим попутно, что скотоводство давало и шкуры скота – важнейший материал для обуви, особенно важной в северном климате. Башмачное и сапожное также были важными ремеслами в средневековой Европе, как и кожевенное. Это может звучать парадоксально, но кожа домашнего скота была критически важна для распространения информации и грамотности вплоть до появления бумаги. С конца античности книги писались на пергаменте, который вытеснил папирус как более практичный и долговечный материал.

Индейцы же Центральной Америки писали свои книги либо на коре фикуса (не очень практичный и долговечный носитель информации в тропическом климате), либо на шкурах оленей, что резко ограничивало количество экземпляров (в Европе на одну Библию уходили шкуры от 250 до 500 телят) и соответственно грамотность. Недаром инки так и не создали письменности.

Вклад насекомых и лошадей

Китайцы до изобретения ими бумаги пользовались для этих целей шелковыми свитками, которые быстро вытеснили громоздкие бамбуковые дощечки. Шелководство представляло собой важнейшую индустрию Старого Света. Экспорт шелка из Китая стал основой крупной континентальной торговли, а Великий шелковый путь (термин, введенный географом Фердинандом фон Рихтгофеном) – каналом по обмену знаниями и технологиями. Так в Европу попали бумага, порох, фарфор и компас.

Когда европейцы овладели секретами выращивания тутового шелкопряда, то в той же Италии шелководство вытеснило к XVI веку шерстяное производство как ведущую отрасль текстильной промышленности. Французский Лион стал крупнейшим центром производства и торговли шелком и за счет этого – вторым по значению городом страны.

Недавно Би-би-си, составляя список 50 вещей, которые создали современную экономику, ввела в их ряд и… пчеловодство. Изобретение бортей, а после ульев не только насытило стол людей источником сахара, но и стало основой для изготовления спиртных напитков на меду, а также получения воска – важнейшего товара средневековой торговли с самым широким диапазоном использования: от свечей – до форм для литья. Вклад же индейцев в одомашнивание насекомых ограничивался красителем тканей – кошенилью.

Сам Великий шелковый путь мог функционировать только за счет использования вьючных животных – в первую очередь верблюдов и ослов. Но именно одомашнивание лошади революционизировало транспорт. Персидская империя – первая глобальная в истории человечества, могла существовать и управляться благодаря конной почте. «Царская дорога» длиной в 2700 км преодолевалась конными курьерами за девять дней, тогда как пеший путь занимал три месяца.

Степные районы заселили кочевники, которые со своими стадами наиболее эффективно использовали пастбищный потенциал. Скифы, гунны, монголы были так многочисленны, что могли сокрушать великие империи, будучи высокомобильными благодаря коннице. Ислам утвердился от Гималаев до Пиренеев на конях и верблюдах бедуинов.

Военное дело изменилось кардинально: появились колесницы, а после – рыцарская тяжелая кавалерия. Карфагеняне и индийцы использовали слонов. В Америке же пампасы и прерии заселяли редкие племена охотников на гуанако и бизонов. Напротив, когда европейцы завезли лошадей, то индейцы, пересев на них, сразу резко увеличили свою численность, ибо охота стала производительней.

Известный парадокс – американские цивилизации не знали колеса – может быть также объяснен через развитие скотоводства. В Старом Свете конные колесные повозки предшествовали на пару тысячелетий ручной тачке, которая считается важным достижением Средневековья, облегчившим строительные и горные работы.

Два других применения колеса – прялка и гончарный круг, бывшие в свое время не менее важными, чем паровая машина (тот же Линн Уайт отмечает, что прялка, в 10 раз увеличившая выделку пряжи, «ответственна» за обилие лохмотьев, из которых изготовляли бумагу, что привело, в свою очередь, к возникновению печати), не предшествуют изобретению колесной повозки. Хотя следует оговориться, что связь между ними пока не установлена, но как рабочая гипотеза вполне может быть выдвинута.

Два более поздних применения принципа коловращения – водные и ветряные мельницы – революционизировали энергетику. Индейцам же некого было запрягать, и потому не имелось стимула к изобретению колеса, по крайней мере для транспортировки.

Морская свинка не заменит кролика

Жителям Нового Света не повезло не в силу их консервативной ментальности? Все объясняется гораздо проще: у них отсутствовали подходящие виды животных для одомашнивания. Во время «голоценового вымирания», произошедшего исторически совсем недавно – 10–8 тыс. лет назад, Америка лишилась живших там верблюдов, лошадей, ряда иных крупных млекопитающих, таких как мастодонты. Другие, например, туры – предки крупного рогатого скота, кабаны – предки свиней, муфлоны – предки овец и т.д., там никогда не жили. Именно бедность фауны животными, пригодными для одомашнивания, стала тем ведущим фактором, который и привел к отставанию американских цивилизаций от Старого Света.

И даже по орнитофауне Америке не повезло: курица более универсальная птица, чем индейка, она неприхотливее и, уступая в живой массе, более плодовита, а главное – помимо мяса дает яйца. Иногда выбор был неудачен – морская свинка по всем параметрам уступает европейскому кролику, хотя свои кролики имелись и в Америке. Впрочем, ни эти мелкие животные, ни птица – а в Старом Свете помимо курицы были гуси, утки, цесарки, – решающей роли не играли. Главное, в Новом Свете не имелось подходящих млекопитающих для пахоты, транспортировки, выращивания на шерсть, мясо и молоко.

Важно и то, что одомашнивание одних животных ведет за собой одомашнивание других. Так, жители тундры Евразии приручили северного оленя, глядя на лошадей у южных соседей, а обитатели тундры Северной Америки на оленя только охотились. Были одомашнены сазаны, а карпы и караси, превратившиеся в золотых рыбок, стали предметом роскоши, который европейские купцы везли из Японии. Обмен информацией происходил в Старом Свете и с помощью почтовых голубей.

В одном из романов братьев Стругацких мельком упоминается планета, обитатели которой, не знавшие машин, построили свою цивилизацию исключительно на использовании дрессированных животных. В реальности такое невозможно. Но насколько культура без скотоводства уступает имеющей таковое, показывает пример доколумбовой Америки.

Домашние животные неизмеримо разнообразили и обогатили жизнь человека. Он стал лучше питаться и одеваться, быстрее передвигаться и эффективнее трудиться. Свой вклад вносили мини-революции – отвального плуга или жесткого хомута. Но эти изменения практически обошли стороной Новый Свет. В результате начиная с VI–V тысячелетий до н.э. его аборигенное население стало отставать от жителей Старого. И этот разрыв нарастал с каждым столетием. Разумеется, не только отсутствие развитого скотоводства послужило причиной этого, но в качестве основного фактора оно вполне может рассматриваться. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Обретение через потери

Обретение через потери

Ольга Дунаевская

Странная страна Амероссия в лицах и судьбах

0
187
Северный караул

Северный караул

Андрей Мирошкин

Крепости на Ладоге и Балтике повидали немало сражений

0
823
Поэт с Ивановской горки

Поэт с Ивановской горки

Андрей Мирошкин

Историософские маршруты Осипа Мандельштама

0
269
Упал главнокомандующий…

Упал главнокомандующий…

Борис Колымагин

К столетию русского исхода

0
1060

Другие новости

Загрузка...