0
1424
Газета Non-fiction Печатная версия

02.09.2020 22:00:00

Великан из Лох-Лейна и подсчет сарацин

Мифология на пересечении сказки и истории

Тэги: мифология, ирландия, сарацины, великаны, фэнтези, джоан роулинг, сказка, иван царевич, кащей, алилла, песня о роланде, саги


33-15-1350.jpg
Мы привыкли видеть викингов страшными,   
а они бывали и смешными – как на  
прорисовке резной головы с корабля  
из Осберга (IХ век).  Иллюстрация  из книги 
«Германский эпос  Северной  и Южной 
Европы»
Если кому интересно, откуда берет свои истоки литература фэнтези, тому стоит обратиться к мифологии. Сейчас таких книг много – серьезных, основательных. Вот всего две из них…

Ирландия, как и британский Корнуолл, страна древних великанов. Ирландский лингвист и фольклорист Джеремия Кэртин составил сборник ирландских сказок в 1887 году. Из них понятно, что зеленый остров не так уж обособлен от культуры иных народов, а сказки универсальны, и лишь детали сообщают им особый колорит. В истории «Сын короля Эрина и великан из Лох-Лейна» юный принц отправляется в путешествие, во время которого пользуется гостеприимством трех старых ведьм – как мы помним, в «Снежной королеве» Герде помогали две старухи. Одна из ведьм вручает принцу путеводный клубок – это уже к русским сказкам. В одном из случаев Кэртин дает примечание: «Снотворная булавка», часто встречаемая в кельтской мифологии, упоминается и у славян, но не так часто. Встречается она и в русских сказаниях – одном из самых красивых европейских фольклоров». Спасибо ирландцу за добрые слова, однако то, о чем он упоминает, ведомо лишь специалистам – детям же читают о смерти Кощеевой, игле в яйце в утке, в зайце, за которой отправляется царевич Иван. Да о спящей царевне, уколовшейся хоть не булавкой, но веретеном.

Сказка «Сын ткача и великан с Белой горы» – склад бесплатных артефактов, «бродящих» древними дорогами сюжетов, попавших в Ирландию: зачарованный меч, скатерть-самобранка и мантия невидимости. Незабвенной Джоан Роулинг русское угощение пришлось не по вкусу, а меч и мантию, по-видимому, скроенную из добротной шапки-невидимки, писательница позаимствовала для талисмана факультета Гриффиндор и Даров Смерти.

33-15-11250.jpg
Джеремия Кэртин. Легенды 
и мифы Ирландии. / Пер. с англ.   
Л. Игоревского.– М.:  
Центрполиграф, 2020. – 220 с.
Что же до местного колорита, то он во всей красе проявляется, например, в сказке о королевиче Эрина «Кил Артур»: «– Стыдно бить жену в праздничный вечер! – в один голос сказали все гости». Сочинение всяческих литературных и кинематографических ужасов и стеба на основе ирландских сказок чем дальше, тем более затруднительно – слишком уж хороши в этом смысле оригиналы. Злой великан вдруг меняется: «Осознав новость, которую они принесли, он омыл их своими слезами, высушил поцелуями, накормил добрым ужином и уложил спать на мягкую постель» – сказка «Трясоголов». Воинские прозвания здесь особенно хороши: Рыцарь Толстой Башни, Рыцарь Кровавого Топора…

Не так часто встречаются книги, которые непременно нужно оставить дома. Они дополняют список проверенных, компетентных интернет-ресурсов, к которым можно обратиться без опасения обнаружить вопиющую безграмотность или порнографию, с той разницей, что обращение к книге из собственного собрания повышает самооценку и не мешает сосредоточиться. Таков двухчастный сборник «Германский эпос Северной и Южной Европы», изданный к 130-летию уважаемого русского филолога Бориса Исааковича Ярхо. Он содержит не только переведенные им «Сагу о Вольсунгах» и «Песнь о Роланде», но и все, что нужно знать об этих памятниках, что можно преподавать на эту тему в школе или высшем учебном заведении, и даже немного больше.

Переводчик и историк Вадим Сеничев в своем предисловии говорит об исследованиях Бориса Ярхо. Ученый мечтал о создании института точного литературоведения, и этот впечатляющий замах свидетельствует не только о масштабе академических стремлений, но и о самом методе литературоведа. В основе метода Ярхо – применение почти математической, естественно-научной системы анализа литературного произведения. По мнению Сеничева, «количественные методы анализа во многом роднят научное литературоведение с историческим источниковедением, что позволяет гораздо глубже понять контекст иноязычных произведений, особенно написанных людьми другой, давно ушедшей формации и мировоззрения». К сожалению, Борис Ярхо, эвакуировавшись в Сарапул, умер там в 1941 году. Автор предисловия избегает оценок, но мы понимаем: значение работ Ярхо никак не меньше вклада его современников, получивших известность в послевоенный период, например Мартина Хайдеггера. Более того, представляется, что современное западное литературоведение пошло как раз по пути Ярхо, увлекшись статистикой, подсчетом упоминаний, выразительных средств, грамматических форм и иного, что можно пересчитать. В ситуации полной методологической растерянности, наступившей после осознания явной узости обольстительных постмодернистских подходов и продолжавшейся вплоть до конца 1990-х, метод Ярхо был серьезным подспорьем. Сейчас появились новые методологии, например Ивана Есаулова, Кеннета Ли Пайка, но и они могут органично включать подход Бориса Ярхо.

33-15-12250.jpg
Германский эпос Северной   
и Южной Европы. К 130-летия   
Б.И. Ярхо. / Сост. В. Сеничев.–   
М.: Вече, 2019. – 448 с.
В книге представлены никогда не ставившиеся под сомнение переводы обоих памятников, но главная ее ценность – обширный справочный аппарат, включающий раздел источниковедения, словари и примечания. Некоторые статьи демонстрируют метод Ярхо более чем наглядно. «Поэтика Песни о Роланде», параграф «Персонажи»: «Герои (как христианские, так и сарацинские) делятся на индивидуализированных и типизированных. Последние все однотипны: храбры и верны сеньору (сарацины к тому же мерзавцы); отличаются они от всей кольчужной массы только тем, что названы по именам и титулам… Другие индивидуализированы только путем краткой характеристики; это – исключительно сарацинские воины: красавцы Амирафл и Маргерит, быстроногий Мальприм Брегальский, волосатый Чернюбль, огромный Фальзарон, черный изменник Абисм, чародей Сиглорель». Никто не укрылся от взора исследователя, все подсчитаны и классифицированы.

Подобные издания не обходятся без ценных и занимательных подарков-дополнений. Таковые можно найти в приложениях, например XLIX глава «О происхождении и деяниях готов» Иордана – «Смерть Аттилы»: «Согласно показаниям историка Ириска, Аттила, под конец жизни взяв себе после бесчисленных жен (по обычаю этого народа) весьма красивую девушку по имени Илдико, сильно повеселившись на свадьбе и отягченный вином и сном, лежал навзничь на своем ложе; тут кровь, обыкновенно шедшая у него носом, стесненная в привычном своем движении… задушила его. Так прославленному в войнах властителю невоздержанность уготовала позорную кончину». 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Непонятый мифотворец

Непонятый мифотворец

Андрей Щербак-Жуков

70 лет со дня рождения Михаила Успенского

0
928
Бог приходит из Фейсбука

Бог приходит из Фейсбука

Алексей Белов

Экоапокалипсис среди фьордов и диктатура митраистов

0
1723
Это жизнь проходит

Это жизнь проходит

Светлана Аксенова-Штейнгруд

От красного Кремля – к пескам земли Завета

0
466
Бабье лето в Калининграде

Бабье лето в Калининграде

Юрий Иванов-Скобарь

Прошел V конкурс-фестиваль «Русский Гофман»

0
665

Другие новости

Загрузка...