0
3671
Газета Non-fiction Печатная версия

01.12.2021 20:30:03

Семь душ за 100 тысяч

Секрет производства таких людей утрачен давно и безвозвратно

Тэги: франция, де голль, история, вторая мировая война, россия, революция, эмиграция


франция, де голль, история, вторая мировая война, россия, революция, эмиграция Вырубова не взяли ни во французскую армию, ни в британскую. Его взял к себе только генерал де Голль. Фото с сайта www.iwm.org.uk

Историю можно учить по-разному: прочитать десяток учебников, прослушать 20 лекций (чем я и занимаюсь как студентка), а можно прочитать книгу о необычном человеке, чья жизнь была вплетена в грандиозные события прошлого века. Именно таким человеком я вижу нашего соотечественника Николая Вырубова.

В книге о нем собраны воспоминания, интервью, статьи (почти все впервые переведенные с французского) русского аристократа, человека чести, настоящего патриота. С фотографий на нас смотрит удивительно красивый человек с тонким благородным лицом. Это о нем в радионекрологе от 9 сентября 2009 года литературный критик Иван Толстой сказал: «Николай Васильевич Вырубов был в прямом смысле человеком бывшим. Секрет производства таких людей утрачен давно и безвозвратно».

Николай Васильевич родился в 1915 году в городе Орле. Его отец Василий Васильевич Вырубов служил в Первую мировую у начальника штаба Верховного главнокомандующего армией генерала Михаила Алексеева, отвечал за работу госпиталей и эвакуацию населения. Революция разделила его семью. Отец оказался во Франции (остался там после неудачной поездки с князем Львовым в США и Европу по поручению адмирала Колчака с целью заручиться поддержкой в борьбе с большевизмом), а мать с детьми – в Москве. Вскоре мать Николая Васильевича оказалась в тюрьме, выйдя оттуда в 1920 году, умерла от тифа. Опеку над Колей и еще двумя детьми взяли бабушка и дедушка, которые жили в Петрограде. Жили нелегко. Чтобы добыть дрова зимой (а из «уплотненного» большевиками дома Галаховым-Вырубовым оставили один чердак), детям приходилось вырывать куски деревянных мостовых или с помощью крюка на палке вылавливать с моста бревна на проходящих баржах. В общем, воровали, чтобы согреться.

Спасительный для всей семьи момент наступил в 1924 году. Супруга сбежавшего от революции в Германию брата матери Николая Васильевича, богатая немка с добрым сердцем Маргарете Рейсвиц, выхлопотала через советское посольство в Берлине разрешение на выезд всей семьи Галаховых-Вырубовых за выкуп. Название этого документа – он сохранился по сей день – диковинное: «Договор о покупке у РСФСР 7 душ за 100 тысяч марок». В итоге бабушка, дедушка, тетя, трое детей и няня оказались в Берлине. Дети наконец воссоединились с отцом.

Кстати, в январе 1924 года за лучшее сочинение о «вожде мирового пролетариата» его, еще восьмилетнего мальчугана (фамилию Вырубова уже давно сменили на Галахова), наградили поездкой в Москву на… похороны Ленина. К этому времени Коля уже успел стать пионером, но, как мы узнаем из книги, не от любви к большевикам, а опять-таки из элементарного желания выжить. Примерное поведение и отличную учебу в школе будущему герою французского Сопротивления пришлось совмещать с членством в шайке таких же малолетних, совершавших воровские набеги на магазины…

1 сентября 1939 года с нападением гитлеровской Германия на Польшу началась Вторая мировая война, 3 сентября Франция вслед за Великобританией объявила войну Германии. Студент второго курса Оксфордского университета Николай Вырубов сразу же отправился в консульство Франции и подал заявление на военную службу, но получил отказ: он ведь был апатридом – лицом без гражданства. И в британскую армию тоже не взяли по той же причине. Исполнить задуманное Вырубову удалось лишь с вступлением в только что созданную армию движения «Сражающаяся Франция», созданную летом 1940 года генералом де Голлем после бесславной 40-дневной войны его страны с Германией.

Из книги мы узнаем, что Вырубов был далеко не единственным русским эмигрантом в армии де Голля. Вспомним хотя бы генерала Зиновия Пешкова, родного брата большевика Якова Свердлова и крестника Максима Горького. На этом фоне контрастно выглядело поведение дипломатов французского посольства в Лондоне, о которых Вырубов написал: «Для этих высокопоставленных и искушенных людей казалось более правильным и разумным, оставаясь на службе государства, делать карьеру, прикрываясь лояльностью и уважением к Маршалу (маршал Анри Филипп Петен, глава правительства Виши 1940–1944 годов, призывавший Францию к коллаборационизму с немцами. – Н.К.) или просто руководствуясь политикой выжидания… Посол Корбен первым уехал в Аргентину «по личным делам», министр-советник Камбон попросил англичан его интернировать: из уважения к нему его поселили в загородном доме на весь срок, пока шла война. Роланд де Маржери, второй советник посольства, возвратился в Париж, чтобы получить новое назначение, и, проезжая через Лондон по пути в Шанхай, не присоединился к де Голлю, хотя был им принят». Николай Васильевич на страницах книги подробно объясняет, почему он пошел воевать против фашизма на стороне союзников, на стороне СССР. Ведь среди эмигрантов было немало людей, которые, желая падения большевистского режима, встали на сторону нацистов. Свою точку зрения Вырубов обозначил кратко: «Это был мой личный крестовый поход, поход чести и людей, взявших на себя долг изгнать врага со своей земли. И, подобно мне, многие эмигранты – отвергая большевистский режим – присоединились к борьбе против нацизма в знак солидарности с Россией». И еще: «Если вы принадлежите своей родине, и вчера она была монархическая, а сегодня еще какая-нибудь, то это можно любить или не любить, но поделать с этим ничего нельзя, она остается на всю жизнь. Как мать».

Незадолго до своей кончины в 2009 году в Париже Николай Васильевич обозначил свое жизненное кредо так: «Всю свою жизнь я хотел быть только самим собой, Николаем Вырубовым, отдельной личностью... При этом я осознавал, что принадлежу определенной семье, и я хотел с честью быть членом моей семьи, моего рода, моей страны». Под «своей страной» Вырубов подразумевал как Францию, так и Россию. В российские музеи в 90-е годы им были переданы бесценные дары – сотни архивных документов и картин.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Женевский тупик

Женевский тупик

Владимир Иванов

Америке и России не удалось договориться о новом миропорядке

0
3282
Не только в полях и лесах: «Ярсы» пойдут по шоссе

Не только в полях и лесах: «Ярсы» пойдут по шоссе

Дмитрий Литовкин

Ракетные войска стратегического назначения осваивают новые районы боевого патрулирования

0
2134
Репарации от Вашингтона, отпуск на Карибах и игры потенциалов

Репарации от Вашингтона, отпуск на Карибах и игры потенциалов

Нерешенность вопросов безопасности порождает альтернативные планы войны России и НАТО

1
1887
Задачи особой государственной важности

Задачи особой государственной важности

Дмитрий Литовкин

Корпорации «Тактическое ракетное вооружение» 20 лет

0
1649

Другие новости

Загрузка...