2
6466
Газета Наука Печатная версия

08.06.2021 18:11:00

Космос как обуза. 80% задач вне Земли можно решать без участия человека

Валерий Агеев

Об авторе: Валерий Владимирович Агеев – журналист.

Тэги: космос, технологии, роботы, робототехника, мкс, орбитальная станция


космос, технологии, роботы, робототехника, мкс, орбитальная станция Космос только тогда начнет служить людям, когда в нем будут решаться глобальные проблемы. Кадр из фильма «Дальний космос». 2021

29 апреля этого года Китай запустил на орбиту основной модуль своей будущей космической станции «Тяньхэ». Предполагается, что китайская многомодульная станция будет иметь длину 16,6 м, максимальный диаметр 4,2 м, вес около 66 т и Т-образную форму. Станция будет состоять из модулей – базовый «Тяньхэ» и два лабораторных: «Вэньтянь» и «Мэнтянь».

Затем с помощью ракеты «Чанчжэн-2F» в космос будет запущен пилотируемый корабль «Шэньчжоу-12» с тремя космонавтами на борту. Его стыковка с «Тяньхэ» сделает станцию обитаемой.

Строительство станции планируется завершить уже к 2022 году. Для этого в общей сложности намечено выполнить 11 запусков. Таким образом, Китай станет второй после России страной, которая будет иметь орбитальную космическую станцию. Спрашивается: зачем?

«Мир», «Фридом», МКС!

Приоритет создания космических станций принадлежал Советскому Союзу. Базовый блок станции «Мир» был выведен на орбиту ракетой-носителем «Протон» 20 февраля 1986 года. Это была первая многомодульная обитаемая орбитальная космическая станция. Спроектирована на НПО «Энергия». Она провела 5511 суток на орбите Земли и, будучи обитаемой из них 4594 дня, совершила 86 331 оборот вокруг планеты.

За время существования станции на ней было проведено более 23 тыс. экспериментов, поставлено два рекорда продолжительности пребывания в космосе – Валерием Поляковым и Шеннон Лусид. На станции побывали 104 космонавта из 12 стран в составе 28 экспедиций. В открытый космос вышли 29 космонавтов и 6 астронавтов. Однако «Мир» был затоплен в Тихом океане 23 марта 2001 года по причине выработки ресурса станции, происшествий и аварий на станции, плюс дорогое обслуживание (около 200 млн долл. в год).

В США также задумывались о создании космической станции и даже создали ее проект в ответ на появление советского «Мира». Проект получил название «Фридом» (англ. Freedom – «свобода»). Однако американцы всегда умели считать деньги и станцию не построили, объяснив это ее «дороговизной». С 1993 года проект в модернизированном и уменьшенном виде был преобразован в часть Международной космической станции (МКС).

20 ноября 1998 года Россия вывела на орбиту первый элемент МКС – функционально-грузовой блок «Заря». 7 декабря 1998 года шаттл «Индевор» пристыковал к модулю «Заря» американский модуль «Юнити».

10 декабря 1998 года был открыт люк в модуль «Юнити», и космонавты Роберт Кабана и Сергей Крикалёв, как представители США и России, вошли внутрь станции.

26 июля 2000 года к функционально-грузовому блоку «Заря» был пристыкован служебный модуль (СМ) «Звезда».

2 ноября 2000 года транспортный пилотируемый корабль (ТПК) «Союз ТМ-31» доставил на борт МКС экипаж первой основной экспедиции.

Масса международной космической станции – более 417 т, а ее внутренний объем – около 1000 куб. м. Скорость, с которой МКС движется по орбите, около 27 700 км в час. Космонавты на борту МКС могут наблюдать рассветы и закаты каждые 45 минут. К созданию и обслуживанию МКС приложили руку 15 стран. МКС – самый дорогой объект, когда-либо построенный человеком.

На строительство МКС был затрачено около 157 млрд долл., а каждый год на ее эксплуатацию расходуется около 1,5 млрд долл. Интересно, что в начале строительства МКС российский сегмент станции оплачивали США, предоставляя кредиты, погашение которых предусмотрено только к окончанию строительства.

Итак, МКС начала эксплуатироваться с 1998 года. И если первое время на ней не фиксировалось опасных дефектов и отказов, то через десяток лет они посыпались один за другим. А то и все вместе.

Старая, опасная и никому не нужная?

В декабре 2018 года в бытовом отсеке корабля «Союз МС-09» было обнаружено маленькое отверстие, которое заклеили эпоксидной смолой.

В сентябре 2019 года на МКС обнаружена утечка воздуха выше нормы. Последовательная герметизация отсеков станции – как российского, так и американского – позволила установить, что кислород утекает из промежуточной камеры российского модуля «Звезда».

11 марта 2021 года российские космонавты заделали в модуле «Звезда» две трещины герметиком, но это не помогло: в изолированной переходной камере давление снизилось за 11,5 часа на 52 мм – до 678 мм ртутного столба, тогда как на станции давление составляет 730 мм ртутного столба. Но чуть позже дефект устранили.

Кроме того, значительная часть из установленного на борту МКС электронного оборудования находится далеко за пределами гарантийных сроков или гарантийной наработки. Специалисты отмечают, что сертифицированный срок службы функционально-грузового блока «Заря» истек еще в ноябре 2013 года, однако затем его продлили до 2024-го.

А 21 апреля 2021 года руководитель полета российского сегмента станции Владимир Соловьев сообщил, что до 80% оборудования служебных и бортовых систем российского сегмента полностью выработали свой ресурс. Он также заявил, что после 2025 года возможен лавинообразный выход из строя систем МКС.

Поэтому не исключено, что эксплуатацию МКС могут прекратить, а станцию, как и другие космические объекты, затопить в Тихом океане, выбрав для этого несудоходный район. По предварительным оценкам, несгоревшими останется около 120 т обломков при общей массе космической станции более 400 т.

Однако для США МКС крайне важна: американцы проводят на ней всевозможные исследования по поводу адаптации организма человека к полетам на Марс и Луну. Именно по этой причине США могут быть против заморозки станции и станут делать все возможное, чтобы как можно дольше пользоваться ею.

Тем не менее на смену МКС планируется создать чисто российскую станцию, хотя этот проект нереален, потому что он не нужен. И вот почему.

Побочный продукт военного космоса

Пилотируемая космонавтика, как известно, стала побочным продуктом развития военного космоса в период гонки вооружений. Легендарная советская ракета Р-7, на которой взлетел и первый искусственный спутник Земли, и первый человек на орбиту, предназначалась в первую очередь для доставки ядерного оружия.

Первые орбитальные станции «Салют» были спроектированы на базе военных наблюдательных станций-платформ «Алмаз». Именно для их доставки на орбиту была создана мощная двухступенчатая ракета «Протон», которая до сих пор находится в строю.

И сегодня военная космонавтика – доминирующий фактор сдерживания применения ядерных вооружений. Ведь свыше 30 стран в мире ведут работы по созданию оружия массового поражения. Еще столько же занимаются созданием «атомной бомбы для бедных» – химическим оружием. Свыше 40 государств имеют ракетные средства доставки оружия массового уничтожения. Сегодня к клубу из пяти ядерных держав активно приближаются еще шесть стран.

Поэтому космические средства защиты повышают эффективность действия вооруженных сил от 1,5 до 2 раз, и во столько же уменьшают расходы на оборону. Без использования космических средств невозможно решить такие задачи, как предупреждение о ракетном нападении, связь и управление стратегическими ядерными силами.

Пилотируемая же космонавтика служила в начале своего зарождения прежде всего пропагандистским целям СССР. Но безудержная космическая гонка привела к тому, что победу в ней одержали более богатые и практичные американцы. Это стало ясно после их высадки на Луну и создания космического корабля многоразового действия «Спейс Шаттл». Поняв, что нам американцев не догнать в освоении Луны и дальних планет, СССР решил вложить все свои усилия и средства в пилотируемую космонавтику и эксперименты на орбитальных станциях, последней из которых стал «Мир».

Однако скоро выяснилось, что пилотируемая космонавтика не оправдывает себя материально. Она приносила лишь косвенную прибыль от использования научно-технических знаний, полученных в результате космической деятельности, от экспериментов в области медицины, микроэлектроники, новых материалов.

Более того, присутствие человека на борту космического корабля во время проведения экспериментов по микрогравитации, созданию особо чистых веществ и препаратов вообще недопустимо, поскольку масса космонавта вносит определенные погрешности в чистоту опытов.

Однако больше ничего серьезного СССР не мог противопоставить США и продолжал проводить никому не нужные эксперименты в невесомости на растениях, животных и даже человеке вначале на «Мире», затем на МКС.

8-12-2480.jpg
В обозримом будущем исследовать планеты
Солнечной системы, например Марс, будут
все-таки роботизированные системы. 
Фото NASA
Борьба за «третье кресло»

Сегодня Россия занимает на МКС вроде бы доминирующее положение по ряду причин. Во-первых, еще раз подтвердилось, что космическая политика нашей страны, основанная на использовании одноразовых, более дешевых по сравнению с шаттлами ракет, была более правильной, чем американская, основанная на эксплуатации многоразовых «челноков».

Во-вторых, катастрофы шаттлов еще раз подтвердили, что эта схема не обеспечивала и не будет обеспечивать безопасность экипажа на всех участках полета от взлета до посадки, тогда как российская эту безопасность гарантирует.

В-третьих, Россия пока остается единственным связующим звеном между МКС и Землей. И без наших «Прогрессов» и «Союзов» существование МКС невозможно. С 2011 года NASA, закрыв программу Space Shuttle, за доставку астронавтов на МКС перечислило Роскосмосу более 2,6 млрд долл. Этих денег было вполне достаточно, чтобы ракетно-космическая корпорация «Энергия» завершила разработку пилотируемого корабля «Федерация», а ракетно-космический центр «Прогресс» с опережением вел работы по перспективной ракете-носителю «Феникс» (в настоящее время – «Союз-5»). Но это скоро прекратится с появлением космических кораблей Илона Маска.

Также великолепно проявили себя на МКС российские скафандры. Они в отличие от американских являются универсальными. Каждый прилетающий космонавт или астронавт может подогнать скафандр под свой рост, привести его в рабочее состояние и через полчаса выйти в открытый космос. Скафандры рассчитаны на период эксплуатации от двух до четырех лет.

Однако это выгодное с точки зрения престижа положение России невыгодно с точки зрения материальной. Основное финансирование работ, производимых Роскосмосом, ведется в основном за счет внебюджетных средств. На большинстве предприятий ведомства госзаказ не превышает 5–15%, и лишь на РКК «Энергия», как головной организации по строительству МКС, госзаказ составляет 30% от общей суммы финансовых поступлений.

Кроме того, NASA отказалась от создания корабля-спасателя, который был рассчитан на 7 человек, и от строительства жилого модуля своего сегмента. По плану NASA, на МКС в течение ближайших 3–4 лет будет присутствовать не более 3–4 человек в составе экипажа длительной экспедиции.

Это не устраивает российскую сторону, поскольку в меморандуме, принятом в начале реализации проекта МКС, оговаривалось, что только у России будет постоянное присутствие трех космонавтов. Национальные космические агентства Европы, Японии и Канады также рассчитывали на постоянное присутствие своих космонавтов на борту станции и реализацию научных программ.

Россия предложила использовать на МКС новый модуль «Пирс», к которому можно будет пристыковать как минимум два пилотируемых корабля. Это позволит иметь на станции экипаж из шести человек. Однако пока одобрения со стороны NASA эти предложения не получили, а следовательно, и средств на них выделено не будет.

Вот почему, хотя американцы и были против, наша страна расширяет экзотическим образом – запуском профессиональных космонавтов других стран или обычных туристов на МКС – свою доходную часть. Каждый полет астронавтов Европейского космического агентства (ЕКА) «в третьем кресле» российского корабля «Союз ТМА» дает России дополнительно около 12 млн долл., каждый турист – около 20 млн. Эти средства идут на поддержание программы строительства российских космических кораблей для полетов на МКС. Однако эти деньги – как мертвому припарка. Каждый запуск такой ракеты, как «Союз», обходится в несколько десятков миллионов долларов.

Кроме того, все громче и громче протесты экологов, которые не без основания утверждают, что именно космическая деятельность приводит к образованию озоновых дыр над нашей планетой.

По расчетам аналитиков машиностроительного КБ «Радуга» (Москва), американский челнок при каждом запуске в перерасчете на тонну выводимого в космос полезного груза уничтожает около 300 тыс. т озона. В течение первых двух минут работы его твердотопливных ускорителей в атмосферу выбрасывается 187 т хлора и его соединений, 7 т оксида азота и 180 т оксида алюминия. Наши отечественные «Протоны» при тех же условиях разрушают «только» 37 тыс. т озона.

Но экологией затраты на космическую деятельность не заканчиваются. Например, зачем содержать целый Звездный городок, огромный Центр управления полетами в Королеве для наблюдения за 3–4 космонавтами, которые не знают, чем себя занять на орбите?

Профессии космонавт нет

Еще на заре космонавтики академик Василий Мишин, преемник Сергея Королева, утверждал: «Профессии космонавт нет, потому что в космосе у него только 20% времени идет на полноценную работу, а в основном – на подготовку к взлету и посадке, физкультуру и сон. Так что пилотируемые полеты в данный момент совсем не нужны».

Мишина поддерживает американский профессор Роберт Парк, который считает, что большинство из запланированных научных исследований не имеет первоочередной важности. Он отмечает, что цель большинства научных исследований в космической лаборатории – провести их в условиях микрогравитации. А это можно сделать гораздо дешевле в условиях искусственной невесомости в специальном самолете, который летит по параболической траектории.

Среди экспертов космической промышленности России вообще сложилось мнение, что практическая польза от орбитальных станций уже исчерпана: за прошедшие десятилетия сделаны практически все важные исследования и открытия. Проводимые на МКС узкоспециализированные эксперименты ограничены отсутствием соответствующей аппаратуры. Критики утверждают, что у этих исследований небольшая практическая ценность, поскольку реалии сегодняшнего исследования ближнего космоса – беспилотные автоматические корабли.

Еще в 2003 году глава Российского космического агентства Юрий Коптев заявил, что в угоду МКС космическая наука опять осталась на Земле. Американский журналист Джефф Фауст утверждал, что для технического обслуживания МКС требуется слишком много дорогих и опасных выходов в открытый космос.

Так, в частности, в апреле 2019 года ведущий научный сотрудник Института ядерных исследований РАН Вячеслав Докучаев отмечал, что с научной точки зрения международная космическая станция – это «пустая трата времени». По его словам, последние важные открытия принадлежат роботам, а люди в космосе просто не нужны, на МКС космонавты в основном занимаются собственным жизнеобеспечением: «Изучают, кто у них там дырки просверливает. Тратятся миллиарды – не рублей, а долларов. Но научный выход – ноль!» По словам ученого, государство должно тратить деньги налогоплательщиков на «настоящую науку». Отправлять людей в космос нужно только за частные деньги, заключил он.

Космос – для бедных

Что же делать? Бросить все космические исследования? Нет. Надо развивать непилотируемую космонавтику, которая приносит прямую выгоду. Это запуск спутников связи, спутников зондирования Земли: поиск нефти и других полезных ископаемых, теле- и радио-, а также метеорологических космических аппаратов. Не будь отечественных космических аппаратов, только за аренду каналов связи зарубежных систем России пришлось бы платить 1 млрд долл. и еще 250 млн долл. за телеканалы.

Что же касается пилотируемой космонавтики, то некорректно приводить в пример такие страны, как Индия или Китай, которые хотят ее развивать. Ими прежде всего движет чувство мнимой собственной неполноценности в этом вопросе и желание во что бы то ни стало переплюнуть своих бывших колонизаторов или «старших братьев». Не надо им мешать, хотя и недооценивать военную опасность, исходящую из космоса, тоже ни в коем случае не надо.

Космос только тогда начнет служить людям, когда в нем будут решаться глобальные проблемы. Например, создание устройств для передачи энергии Солнца на нашу планету. А поддерживать космический престиж ради престижа и иметь миллионы людей, живущих за чертой бедности, – это неправильно. 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


Александр 12:55 09.06.2021

Просто время орбитальных станций потихоньку уходит. Пора переходить к орбитальным микро-заводам (хотя б выращивать кристаллы кремния для микроэлектроники и делать хотя б экспериментальные процессоры) строительство МКС показало, что в принципе это возможно.

Александр 12:57 09.06.2021

Да , и время отдельных стран в космосе проходит. Там будут господствовать страны, которые смогут объединиться.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Космическая карьера генерала Трегуба

Космическая карьера генерала Трегуба

Александр Песляк

Он работал рядом с главным конструктором

0
294
Что сделают с нами технологии

Что сделают с нами технологии

Александр Макаренко

Близкие и далекие, друзья и враги, роботы и компьютеры

0
300
Портфолио ученика предложено сделать заменой ЕГЭ

Портфолио ученика предложено сделать заменой ЕГЭ

Наталья Савицкая

Родителям придется быть готовыми к значительным тратам нервов, времени и денег

0
940
Кто заберет политический багаж Навального

Кто заберет политический багаж Навального

Маркировка "Осторожно: экстремизм!" может отпугнуть системную оппозицию

0
2326

Другие новости

Загрузка...