0
11662
Газета Наука Печатная версия

09.04.2024 17:11:00

Феноменальное чутье природы – вот чем выделяется до сих пор Ломоносов

Необходимо четкое понимание места человека в биосфере и определение пределов и условий его развития

Александр Минин

Об авторе: Александр Андреевич Минин – доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Института глобального климата и экологии им. Ю.А. Израэля, академик Российской экологической академии.

Тэги: история науки, ломоносов


6-13-1480.jpg
Экспозиция «Академия наук XVIII века
и М.В. Ломоносов»: химия. Музей
антропологии и этнографии имени
Петра Великого (Кунсткамера). 
Фото с сайта www.ras.ru
О Ломоносове сказано, пожалуй, все. Что он великий ученый-энциклопедист, мыслитель, поэт, патриот России, гений... Редкий поморский (и не только поморский – российский) толковый парнишка не мечтал повторить его путь. И вполне возможно, что эта «путеводная» заслуга нашего великого земляка столь же значима в истории, как и его научные достижения.

«Нобель» – не для Ломоносовых

В наше время трудно найти отрасль знаний, в которой не опираются на те или иные достижения Ломоносова. Действительно, даже среди ученых-энциклопедистов своего и более позднего времени Михаил Васильевич Ломоносов выделяется необычайной широтой интересов и глубиной проникновения в каждом направлении своих устремлений. Причем в рассуждениях в одной научной сфере он часто опирается на знания и опыт из других областей науки. Так, в чисто, казалось бы, географическом труде «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию» М.В. Ломоносов рассуждает о «механических правилах» формирования течений, о характере вертикальных перемещений масс воды в океане под влиянием «теплоты дна морского» и солнечных лучей, о физической сущности полярных сияний и процессов образования морского льда разных типов.

Возможно, одна из причин сравнительно небольшого числа нобелевских лауреатов из России заключается в том, что эти премии присуждают за конкретные открытия или достижения, а, например, В.И. Вернадский – действительно великий ученый, разработавший, по сути, новую философию понимания мира, трудно вписывается в рамки требований к нобелевским номинантам. Да и Ломоносов, пожалуй, в наши дни тоже не смог бы претендовать на «Нобеля». В новой России недавних десятилетий также пытались переходить на западные рельсы среднего и высшего образования. Может, в тайной надежде чиновников получить больше «Нобелей»? Но уж никак не Ломоносовых.

Единственное, пожалуй, что мало изменилось со времен Ломоносова, – это споры между учеными по поводу научной истины того или иного явления и их особые отношения с властями предержащими. Последние всегда относились к научным «чудакам» с некоторым пренебрежением с высоты своего положения (или денег), а ученые, в свою очередь, всегда были невысокого мнения о чиновной братии.

Когда рассматривают творческое и научное наследие М.В. Ломоносова, часто стараются установить связь отдельных его высказываний и мыслей с современными достижениями в тех или иных отраслях науки. На мой взгляд, этот путь не совсем верный. Прошло более 300 лет, и в научной фактологии многое изменилось. Во времена Ломоносова просто о многом не знали, поэтому сравнивать современные знания, достижения и в основном предположения 300-летней давности (некоторые, по нашим теперешним представлениям, довольно наивные) не вполне корректно.

Для нас многое из того, что открыл Ломоносов, стало само собой разумеющимся, очевидным, информацией из школьных курсов. Даже кажется странным: как этого не могли знать? Гораздо важнее, наверно, другое – уровень понимания происходящих в природе событий и процессов, их причинно-следственных взаимосвязей.

И вот в этом-то вооруженные большим объемом знаний наши современники подчистую проиграют Ломоносову. Читая его научные сочинения, не перестаешь удивляться именно глубине понимания происходящих событий, умению их анализировать и интерпретировать при отсутствии, например, данных бурения земли и глубоководных исследований, зондирования атмосферы и спутниковой информации. Феноменальное чутье природы – вот чем выделяется до сих пор Михаил Васильевич Ломоносов среди своих и наших современников.

Истина vs нужный результат

В наше время стремление ученых к истине, к сожалению, частенько стало заменяться желанием получить нужный результат. Яркий тому пример – так называемые глобальные проблемы, в решении которых смешиваются политические и экономические интересы и лишь в небольшой степени (процентов 5–10) – научное существо той или иной проблемы.

С удивительным постоянством возникают разного рода «угрозы» человечеству. Озоновые дыры и опустынивание, атипичная пневмония и птичий грипп, коровье бешенство и сокращение биоразнообразия, глобальное «антропогенно обусловленное» потепление климата и радиационная угроза и т.д. В наше время, в отличие от времен Ломоносова, в силу глобализации, тотального доминирования транснациональных корпораций, средств массовой информации можно раскрутить любую проблему и делать на ней деньги.

Актуальная сегодня проблема потепления климата расколола научный мир на две части: одна уверена в антропогенных причинах феномена (выбросы парниковых газов), другая полагает, что современная ветвь потепления имеет в своей основе природные факторы.

В проблему потепления климата быстро оказались втянутыми политики, а за ними (или перед ними?) бизнесмены. В ожидании ухода под воду островные государства требуют ограничения выбросов парниковых газов в развитых странах, а мало выбрасывающие просчитывают выгоду от продажи квот на выбросы активным «грязнулям».

Все так увлеклись экономическими аспектами изменения климата, что уже забыли о том, в каком мире мы живем. О том, что биосфера Земли прошла многие миллионы лет эволюции в условиях астрономических и планетарных катастроф и катаклизмов; что миллиарды видов живых организмов прошли через ее историю, и мы сейчас имеем представление лишь о ничтожной доле из них; что биосфера – самая крупная на Земле экосистема – продемонстрировала совершенно замечательную стабильность и устойчивость, великолепную адаптивную вариабельность. Эта тончайшая оболочка планеты – несколько десятков километров «толщиной» – неощутимая величина по астрономическим меркам. Действительно, «пленка жизни», по выражению В.И. Вернадского. Но она сотни миллионов лет сохраняла и совершенствовала формы жизни на планете, дошла до человека, который сам себя назвал разумным – Homo sapiens. Полагать, что у нее «в запасе» не найдется «лекарства» против возмущающих ее состояние изнутри процессов и компонентов (в данном случае человечества), – полнейшее заблуждение.

Кстати, ближайшие годы станут хорошей проверкой представлений о причинах потепления. Известно, что в XX столетии изменения глобальной температуры воздуха носили циклический характер с периодом около 30 лет. В 1910–1930-е годы отмечался период потепления, 1940-е – начало 1970-х – похолодание, с середины 1970-х по наше время (уже около 50 лет!) – волна наиболее активного потепления, в основном за счет весны, осени и лета. А вот с зимами не так однозначно, и нынешняя холодная, а также зима 2020/21 года в нашей стране тому подтверждение.

Если дальше возобладает природная цикличность и глобальная температура, пусть с некоторой задержкой, начнет понижаться – это плохо. Те, кто не хотел верить в антропогенно обусловленное потепление и ограничивать выбросы парниковых газов, скажут, что природа сама все исправит. Но еще хуже, если продолжится тенденция на потепление. Это будет свидетельствовать о том, что мы действительно вторглись в энергетику биосферных процессов на глобальном уровне и начали разрушать глобальную экологическую систему.

А что бывает с отдельным элементом, возмущающим целостную и сбалансированную систему? Этот элемент системой будет отторгнут. Случится ли это в результате эпидемии неведомой болезни, изменения газового состава атмосферы или чего-то еще – не суть важно.

Самоорганизация живого вещества

Очевидно, что в результате усиливающейся деятельности человека его воздействие на окружающую среду возрастает в геометрической прогрессии по разным показателям. И выходы этих воздействий реализуются через многие негативные процессы и явления в самых разных сферах. Это и есть проблемы. Но совершенно недальновидно обозначать и раскручивать одну из них.

Многие выдающиеся ученые говорили и говорят о системном кризисе биосферы, обусловленном деятельностью человека. И решение множества, может быть, важных, но на самом деле частных проявлений общего кризиса в принципе ситуацию не изменит. Необходимо четкое понимание места человека в биосфере и определение пределов и условий его развития. Но именно в этом доминирующее в наши дни западное мировоззрение демонстрирует полное непонимание. (Естественно, речь не идет об отдельных ученых и научных школах.)

Навязываемые всему миру «идолы» все глубже загоняют человечество в пучину системного экологического кризиса, который угрожает будущему прежде всего самого человечества. Модель западного общества – общества потребления – основывается на возрастающем потреблении природных ресурсов. Вся экономика основана на вовлечении в оборот и потреблении новых ресурсов под давлением рынка спроса и предложения и ряда именно «людских» факторов (реклама, конкуренция, положение в обществе, стимулирующее постоянный спрос на новые вещи, мода и пр.).

Если будет спрос на дорогую древесину с острова Мадагаскар для отделки яхт – эта древесина будет заготовлена, невзирая на уничтожение, например, местообитаний некоторых видов лемуров, об угрозе исчезновения которых больше всего говорится в тех же западных странах. Западная экономика взросла на дрожжах грабительства третьих стран на протяжении столетий.

С другой стороны, понятно, что человек и вся его деятельность – это естественный для биосферы процесс. Даже огромные города, по словам академика Никиты Моисеева, – естественные образования биосферы, поскольку они созданы в силу самоорганизации живого вещества. Поэтому утверждать, что все, что мы делаем, противоречит сути эволюции биосферы – в принципе неверно. Скорее всего мы ведем себя как многие виды в истории планеты, посчитавшие себя «самыми-самыми» (о них мы не знаем) и канувшие в ней. Следовательно, и перспективы нашего существования вполне определенные...

Можно сказать, что человечество в последнее столетие стремительно приближалось к важнейшему рубежу в своей истории. И вот мы его достигли. Сейчас происходит в мире цивилизационный кризис – политический, экономический, экологический и прочие кризисы. И от того, как люди будут себя вести дальше в своем доме – биосфере, зависит наша судьба.

Времени осталось мало, если вообще осталось. Нам чрезвычайно важно заглянуть вперед хотя бы на несколько десятилетий, а лучше – на столетие. Это значит – осмыслить проблему человечества во всем ее многообразии, проанализировать тенденции, возможные реакции природы на наши действия. Кто сможет это сделать и донести истину до всех? И сможем ли мы договориться?

Опыт многих столетий показывает, что, несмотря на свою «разумность», договариваться о чем-либо общем без учета интересов сильных мира сего мы не способны.

Известно, что открытия и мысли Ломоносова опережали свое время на несколько столетий. Нам именно сейчас не хватает Михаила Ломоносова. Человека его масштаба, с таким же феноменальным научным чутьем. 


Читайте также


Материаловедение Павла Флоренского

Материаловедение Павла Флоренского

Владислав Дмитриев

Как рождалась одна из важнейших отраслей современной науки

0
13099
Стрела времени. Научный календарь, апрель-май, 2024

Стрела времени. Научный календарь, апрель-май, 2024

0
11211
Документальная повесть о русском «Буране»

Документальная повесть о русском «Буране»

Андрей Ваганов

Как создавалась и умирала единственная отечественная многоразовая космическая система

0
14499
Трудолюбивый везунчик Пауль Эрлих

Трудолюбивый везунчик Пауль Эрлих

Михаил Стрелец

Миллионы землян благодарны великому микробиологу за его изобретение

0
10386

Другие новости