0
4420
Газета Стиль жизни Печатная версия

22.04.2020 18:50:00

Напасть: записка из посткоронарного Нью-Йорка

Опыт футуристского анализа

Владимир Соловьев

Об авторе: Владимир Исаакович Соловьев – писатель, политолог.

Тэги: коронавирус, пандемия, covid 19, здравоохранение, самоизоляция, карантин, антикризисные меры, нью йорк

Все статьи по теме "Коронавирус COVID-19 - новая мировая проблема"

коронавирус, пандемия, covid 19, здравоохранение, самоизоляция, карантин, антикризисные меры, нью йорк Где спастись в мегаполисе во время пандемии? Например, на крыше небоскреба.

Повезло тем, кто жил в шаговой дистанции от кладбища. В ту апокалиптическую весну распоряжением президента были закрыты все парки, лесопарки, заповедники, кампусы, скверы, детские площадки, ботанические сады и даже зоопарки, включая наш в Бронксе, где заразились от человека тигры, львы и прочие кошачьи, уязвимые к роковому вирусу. И только кладбища, зеленые легкие Нью-Йорка, с их гостеприимно раскрытыми, что вульва, вратами, были последним пристанищем – укрытием – убежищем для одиноких проходимцев моего типа, которым не сиделось на карантинной удаленке. Я считывал с могильных памятников чужие судьбы, просчитывал свою, близких, друзей и врагов, не видя больше разницы между мертвыми и живыми – временно живыми. На смену моему домашнему философу, жизнелюбу Монтеню пришел другой француз, зацикленный на смерти некрофил Шатобриан – его «Замогильные записки» стали теперь моим вечерним чтивом на сон грядущий, хотя сон не шел, я глушил себя снотворным, меня будили сирены проносящихся скорых помощей. Ночные кошмары мало отличались от дневной реальности, единственным утешением после безутешных новостей были ужастики и нуары по ящику.

Альтернатива кладбищам – крыши многоэтажек, если они, как в наших домах, соединены друг с дружкой по несколько кряду и составляли в травмированном болезном представлении затравленных ньюйоркцев как бы крышу мира с неровной заасфальтированной поверхностью. Я даже попытался приучить к этим верхушечным променадам моего кошачьего дружка, он в панике рванулся от меня и вскочил на парапет, чтобы спрыгнуть вниз, но в последний момент глянул в бездну и затормозил передними лапами – я бережно взял его на руки, не знаю, чье сердце стучало сильнее, и снес домой, где Чарли забился под кровать и вылез только ночью: голод – не матка.

На следующий день я оказался на крыше не один, когда обнаружил лежащую под палящим солнцем голую молодуху с пятого этажа – полная противоположность мне в вирусной экипировке. Чтобы я ее смутил? Нисколько. Зато смутился сам – я искал не общества, меньше всего вирусоложества, а только уединения в противовес принудительной социально-семейной самоизоляции, на которую все мы были обречены в ту весну тревоги нашей, когда наш местечковый город желтого яблока накрыло короной и Нью-Йорк стал эпицентром эпицентра глобальной беды.

На кладбище я тоже был не один. Не считая покойников – еще и звери. Еноты, скунсы, попался одинокий, как я, ископаемый дикобраз, который пер на меня, ничего не видя и не слыша, еле успел отскочить и, придя в себя от испуга, умилился лисьему семейству – хромая рыжая с пораненной передней лапой выгуливала троих детенышей. Это потом, пару недель спустя, когда в городе было введено военное положение и Нью-Йорк не просто опустел, а вымер, магия пустынных улиц с выброшенными, как кондомы, резиновыми перчатками, пока не явились невесть откуда дикие звери – стадо диких коз, утки вперевалку, отнюдь не боязливые лани, кролики или зайки, кто их разберет, кроме деда Мазая, диковинный крапленый экзот, нет, не шакал, скорее койот – те, кого я наблюдал с нашего балкона. Не город, а зоопарк взамен закрытых. Да мы и сами дичали взаперти наших квартир и домов.

А мои кладбищенские моционы кончились еще раньше – городские некрополи были заперты после того, как по ночам живые стали подселять мертвых в могилы родственников, в несколько ярусов, без гробов. Было зловоние реальным или воображаемым, не знаю. Как не хватало мест в больницах и в помощь был выслан военный плавучий госпиталь, а вдобавок к переполненным моргам – зловещие траки-рефрижераторы, та же история с перенаселенными кладбищами. Вот тогда и вышел чрезвычайный указ о массовых захоронениях в городских лесопарках. Впрочем, чрезвычайные меры в нашей чрезвычайной ситуации стали обычными, привычными, рутинными. Помянули Моцарта, который был погребен в общей могиле.

Зато исчезли бродячие собаки – нарасхват: легальный предлог для выхода вынужденных домоседов на улицу в комендантский час. В нашем доме, где четвероногие под запретом, единственный пес-нелегал был к вечеру без задних ног после навязанных ему жильцами прогулок. Скажи еще спасибо, псина-напрокат, что часть моих соседей успела укатить во Флориду и на Лонг-Айленд, пока там не прекратили впускать к себе «гастролеров» на их собственные дачи, виллы и прочие резиденции, боясь заразы. Наш мегаполис, всегда бывший парией в Америке, превратился в изгоя-прокаженного, от которого маленькие городки забаррикадировались либо срубали деревья поперек дороги у въезда.

16-16-1350.jpg
Правда, в отсутствие людей в городах могут
появиться дикие звери.
Кадры из фильма «Кинг-Конг». 2005
Хуже всего, что президент, сам нью-йоркец, по наущению своего злого гения, тестя-визиря, объявил все наши медицинские резервы для борьбы с вирусом принадлежащими не штату, а государству, а губернатора, который жаловался на дефицит медикаментов, обозвал алармистом и паникером. В ход пошли бодряческие клише – опасность только для тех, кто ее страшится, нам нечего бояться, кроме своего страха, вплоть до загадочной русской поговорки «Горе – не беда». Эти попытки подменить реальный катаклизм человеческими фобиями и комплексами действовали на нашу вирусную психологию не ободряюще, а угнетающе, усиливая чувство одиночества и обреченности, как в камерах смертников «на роковой очереди». И это несмотря на федеральную, штатную и городскую социалку – от денежных вспомоществований до продуктовых посылок. Ввиду военного положения президент – республиканец правого уклона возглавил велферное государство, о котором мог только мечтать наш левак с человеческим лицом Берни Сандерс.

Несмотря на все эти социальные прививки и вливания, Нью-Йорк оказался и вовсе брошенным на произвол судьбы, когда его объявили закрытым городом наподобие огромного гетто, хотя слухи о том, что президент рассматривает вопрос о бомбардировке Нью-Йорка как главного инфекционного источника, не оправдались – злостный фейк или черный юмор? Люди впрок запасались мукой, презервативами и оружием. Возрос спрос на комфортные бункеры, где нью-йоркские крезы надеялись уцелеть на случай коллапса общественного договора и социального взрыва. Каждый сам за себя, и только Бог против всех.

Если наш обреченный Нью-Йорк все-таки выжил, то только благодаря чуду. Пишу это как очевидец и хроникер конца света, когда забрезжил какой-то просвет и чума XXI века ослабила мертвую хватку. Ну да, Нестор несостоявшегося Армагеддона. Пусть парадокс – источник вдохновения и кормовая база для автора. С оглядкой назад:

Блажен, кто посетил сей Град

В его минуты роковые…

Вот почему я описываю коронарный период urbi, минуя orbi, несмотря на глобальный размах постигшей или – как полагали эсхатологи-апокалипсисты – настигшей человечество за его грехи катастрофы. Типа Содомы и Гоморры или Всемирного потопа – Божья кара. Это еще даже не начало, пророчествовали новоявленные Кассандры и, независимо от конфессий, ссылались на Коран.

Бог спросит геенну:

– Полна ли ты стала?

И ответит она:

– Нет ли добавки?

Конспиративных теорий в широком диапазоне от нечаянно до нарочно было великое множество. Впереди планеты всей, понятно, Китай, с которого есть пошел этот вирус, а чуть поотстав – Америка, которая заменила в массовом сознании жидомасонство в качестве козла отпущения. Впрочем, Израиль тоже не был забыт в различных версиях в духе мировой закулисы и кому это выгодно. Далее шли пришельцы – из других миров или с того света, без разницы, типа моих молчаливых инфернальных собеседников с кладбища. Как известно, хуже всего дела с правдой обстоят во времена, когда все может быть правдой.

Буйство тогдашней весны сменилось удушливым нью-йоркским летом, которое, похоже, оказалось не по нраву коронному вирусу. Осенью, правда, случались вспышки-рецидивы, а потому было принято решение провести дистанционные выборы – почтой и по интернету. Трудно предсказать, изберут ли нового президента или переизберут старого. Оба – почтенные старцы. 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Центробанк обещает не мешать росту экономики высокими ставками

Центробанк обещает не мешать росту экономики высокими ставками

Анатолий Комраков

Эльвира Набиуллина добилась симпатии большинства депутатов Госдумы

0
689
Цифровые технологии – на службу мигрантам

Цифровые технологии – на службу мигрантам

Рената Хельд

Симона Гигер

Финансовый сектор способен укрепить систему семейных денежных переводов

0
794
Симптомы "долгого ковида" выявлены у 15 миллионов человек

Симптомы "долгого ковида" выявлены у 15 миллионов человек

Ада Горбачева

Долгосрочные осложнения после COVID-19 могут поражать практически любые органы

0
1386
Коронакризис нервной системы. Как это ни парадоксально, основной удар по эмоциональной сфере пришелся на молодежь

Коронакризис нервной системы. Как это ни парадоксально, основной удар по эмоциональной сфере пришелся на молодежь

Ада Горбачева

0
757

Другие новости

Загрузка...