0
5778
Газета Стиль жизни Печатная версия

29.05.2024 17:37:00

Мне изюм нейдет на ум

"Ночь музеев" в Коломне, Пушкин и пастила, Ерофеев и винный отдел гастронома "Огонек"

Марианна Власова

Об авторе: Марианна Борисовна Власова – обозреватель «НГ-Ехlibris».

Тэги: акция, ночь музеев, коломна, арткоммуналка, коломенская пастила


19-16-5480.jpg
Вид из «Арткоммуналки» на церковь
Иоанна Богослова.  Фото автора
Отведать семейных историй писателя-современника, пожевывая пельмени, сваренные в хмельном напитке, примерить старинную коноватную фату XVIII века, узнать секрет коломенских калачей и вкусить любимого лакомства Александра Пушкина – именно ради этого было решено совершить наезд на Коломну. Да не одним днем, а с ночевкой. Хотелось сбежать из Москвы, изменить ее безостановочный ритм 24/7 на размеренный купеческий, в хорошем смысле провинциальный, гармоничный. Поехали с подругой на акцию «Ночь музеев».

«Арткоммуналка. Ерофеев и Другие»

И вот – в Коломне сворачиваешь с улицы во двор обычных для российских городков двухэтажных домов, входишь в один из подъездов, на стенах развешаны почтовые ящики, деревянные санки, велосипед, словно здесь живет не одна семья. На входе тебя встречают, записывают, просят пройти через коридор прямо на кухню. Там стол накрыт клеенкой, стоят чашки, собранные из разных сервизов советского периода, чайник, а за деревянной рамой старого двухстворчатого окна – церковь Иоанна Богослова с колокольней и красивейший закат.

Это музей-резиденция «Арткоммуналка. Ерофеев и Другие». Дом, где обосновалась «Арткоммуналка», примечателен тем, что стал поворотным в судьбе писателя Венедикта Ерофеева. Здесь, в винном отделе гастронома «Огонек», Веничка Ерофеев, изгнанный в 1963 году из Коломенского института, навсегда перестал быть студентом и стал чернорабочим. Именно отсюда начался его «очень жизненный путь» – путь скитаний и творческой свободы.

За столом в тот вечер нас поджидал литературный резидент, писатель из Санкт-Петербурга Женя Больдт. На самом деле Женя из алтайских немцев. Когда из Поволжья немцев депортировали в Казахстан и Сибирь, его бабушку отправили в трудармию в Поволжье. Женя рассказал о своей семье, почитал свои детские стихи да еще угостил своим фирменным блюдом – пельменями, которые были отварены в воде с добавлением хмельного напитка. После этого было решено забрать писателя с собой в следующий музей, ведь в хозяйстве всегда пригодится мастер-шеф, который не только не позволит умереть с голоду, но еще и литературным словом порадует.

Шелковая фабрика

Этот музей-лаборатория – один из самых молодых в городе и с любопытной историей. Шелковая фабрика напоминает о периоде, когда Коломна была одним из трех-четырех центров шелкового производства в России. 200 лет назад небольшой исторический город был еще меньше, тем не менее в нем работало пять шелковых фабрик. Коломенские купцы и крестьяне Бабаевы, Левины, Савельев, Шепелев, Рыбаковы на своих фабриках производили баркатель, штоф, фай, бурдесуа и атлас, а также китайский, бухарский, миланский шелк, платки парчовые, парчи золотные, мишурные кушаки.

Самые известные из фабрик принадлежали семьям Левина и Бабаева. Местные историки предполагают, что эти две семьи состояли в каком-то родстве. Бабаевы начинали в селе Бобренево, а Левины – в Подлипках. Музей создан в помещении фабрики, которая была создана Левиными в 1823 году, а потом продана Бабаевым. Особенность фабрики Левиных в том, что их ткачи работали вручную. В тот период, когда они открывали фабрику, в России уже появились жаккардовые станки.

Вообще исследователи выделяют четыре этапа развития шелковых производств в Коломне. К первому этапу относят фабрики второй половины XVIII века, так сказать, до жаккардового станка, и связывают с такими купеческими фамилиями, как Попов и Полетаев, Котельников, Ложечников, и с началом деятельности Левиных. Ко второму этапу жаккардового станка – расцвет фабрик Левиных, начало производств Бабаевых в конце 1820-х – начале 1840-х годов. К третьему – переходу к паровым двигателям – относят расцвет фабрик Бабаевых в период с 1850-х по 1870-е годы. В четвертый период, когда закрывались шелковые фабрики, вместо них возникли шелкокрутильные, механизированные. В это время, в конце XIX – начале XX века, работают фабриканты Рыбаковы, Карл Абега и др. При этом сохраняются мелкие фабрики, выпускавшие шелковые ткани.

19-16-6480.jpg
Андрей Боровский показывает старинную
фату.  Фото предоставлено пресс-службой
музея «Шелковая фабрика»
Сейчас фабрика – это современное лофт-пространство с огромными окнами, где стоят деревянные станки и полки с разноцветными катушками ниток для развлечения экскурсантов, где устраиваются тематические выставки с богатыми коллекциями костюмов из шелка и парчи, проводятся лекции, приезжают иностранные гости, чтобы поделиться опытом и узнать об истории коломенских шелкопрядов. Когда набирается группа, здесь проводят экскурсии, напоминающие иммерсивные спектакли о призраках фабрики.

Но в этот раз нам показали фату, долгое путешествие которой не может не вдохновить даже далекого от истории шелка человека. Однажды на выставке «Щукин. Биография коллекции» в Пушкинском музее одна из основателей музея, Наталья Никитина, увидела фату коноватную, произведенную в XIX веке в Коломне, и задумалась о том, как вернуть ее домой. Не конкретно ту, а просто фату коноватную коломенского производства. С этого началось более пристальное исследование шелкового наследия Коломны и появление музея. Как-то искусствовед, исследователь народного костюма, художник Андрей Боровский сообщил, что на аукционе в Нью-Йорке выставлена желанная коноватная фата из Финляндии, и музею ее удалось приобрести. Кстати, Андрей Боровский считает, что оригинальной фаты, произведенной в Сирии, в Канавате, городке недалеко от Дамаска, не сохранилось ни в одной коллекции в мире. То есть существуют только повторы из Коломны. И хотя примерить разноцветную фату не выйдет, поскольку музейщики, заботясь о сохранности, разворачивают ее аккуратно и в перчатках, но полюбоваться на редкий экспонат вполне удастся.

Коломенская пастила

«Мне изюм / Нейдет на ум, / Цуккерброд / Не лезет в рот, / Пастила нехороша / Без тебя, моя душа» – шуточная запись Александра Пушкина в альбоме Анны Петровны Керн. Поэт, как оказалось, был не только поклонником заморских изысков – трюфелей, страсбургского пирога и «ананаса золотого», но и знатоком русского лакомства – пастилы. Именно пастилой собственного приготовления одарила Пушкина Арина Родионовна, когда тот покидал Михайловское. Пастила была отличным дорожным лакомством – в меру сладким и не портящимся. Теперь во время экскурсии по музею «Коломенская пастила» можно попробовать исторический вкус сахарной пастилы, сделаннной по рецепту первой половины XIX века. Тут и чаем, и разной пастилой угостят, а еще попросят прочитать письмо Пушкина к жене Наталье, где упоминается пастила.

Калачная

Приезжая в Коломну, не зайти в этот музей – преступление, которое не простят близкие. Пока я была на экскурсии, муж несколько раз звонил напомнить, чтобы я не забыла захватить ему коломенского хлеба. На ночь глядя мы с подругой решили наесться калачей под рассказ о том, почему они такой формы, что значит выражение «дойти до ручки», а также о пути чая в Коломну. Это была театрализованная экскурсия: повар передавал ученику знания, а гости слушали их беседу, сидя за столами. Я не раз наблюдала это действо и угадывала жесты и слова, идущие друг за другом, словно попала к хорошим друзьям после долгого расставания. В конце нас напоили ароматным чаем от потомка купца Евгения Колокольникова и накормили горячими калачами.

***

По дороге домой мне вспомнился рассказ Дениса Драгунского о старинном городке, куда стекались туристы. Там – на улицах и в домах – жизнь шла своим чередом, все казалось настоящим, пока героиня не влюбилась в писателя, которого однажды увидела в окне. Для нее он стал идеалом, человек, сидящий за работой, – только лампа, только пишущая машинка и только творчество. Героиня возвращалась в городок вновь и вновь, чтобы просто повздыхать и помечтать. Но как-то раз она решилась зайти в дом и познакомиться. Оказалось, писатель был актером, играющим отведенную ему роль для создания в городе особой атмосферы. В одночасье иллюзорный мир героини рухнул. Пожалуй, в театрализованных экскурсиях хорошо то, что мы отдаем себе отчет: это понарошку, мы здесь гости, подсматривающие, получающие информацию в игровой форме, не погружающиеся полностью, с головой, в мир чужой фантазии, пусть и исторической, будто примеряем на себя платье прошлого века, представляя себя прекрасной дамой или умудренным опытом мужем из прошлого, поневоле ставя себя на их место, а значит, расширяем границы собственного сознания. Это лучшее, что можно получить от путешествий. 


Читайте также


Варшавские политики рвутся в Брюссель на хлебные места

Варшавские политики рвутся в Брюссель на хлебные места

Валерий Мастеров

В Европарламент баллотируются сразу 1019 поляков

0
1546
КПРФ продолжают выпускать на Красную площадь

КПРФ продолжают выпускать на Красную площадь

Иван Родин

Оппозиционная партия провела день пионерии при полном параде

0
2618
Десятки тысяч сотрудников «Роснефти» отпраздновали День Победы

Десятки тысяч сотрудников «Роснефти» отпраздновали День Победы

Татьяна Астафьева

Всероссийские праздничные акции объединили представителей компании во всех регионах страны

0
3337
КПРФ удалась мемориальная акция 1 мая

КПРФ удалась мемориальная акция 1 мая

Иван Родин

Партия ищет, где бы одолжить электорат до ближайших выборов

0
3328

Другие новости