0
4929
Газета Я так вижу Интернет-версия

29.07.2021 12:43:00

С пятницы на воскресенье. Про наше телячье дело и дуру Федору

Тэги: пословицы в полном виде, фольклор


пословицы в полном виде, фольклор Рисунок Олега Эстиса

У народа на ум, кроме того, что приходит туда первым, приходит кое-что еще. «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи…» – сказано совсем про другое, но важен сам механизм.

Так или иначе на выходе среди прочего получились краткие (крепкие) образные словесные выражения традиционных взглядов, основанных на жизненном опыте. Отражение мира, а также способы взаимодействия с ним.

Особенно интересны соображения, дошедшие до нас в двучастных пословицах. При долгом хождении одна из пословичных частей в силу разных причин не медицинского характера нередко теряла голос. Вместе с голосом терялась не только длина, но и глубина сказанного.

В словарях пословицы, которые называют усохшими, не выделены особо. Им возвращено потерянное, но встроенность в общий ряд разжижает, снижает концентрацию смысла.

Я собирала слова в длину и в глубину; собрала гораздо больше, чем вы увидите сейчас. Однако зрящему в корень достаточно и корня.

Еще о важном. Я была бы рада другим сюжетам – про гармонию всего со всем и всех со всеми. И такие сюжеты есть, только в них нет интриги, пружины. На нет и суда нет. И туда, впрочем, тоже нет. Но это про другое.

Знай наших – последняя копейка ребром.

Наше дело телячье – поел да в закут.

Ума палата, да ключ потерян.

Язык мой – враг мой, прежде ума рыщет, беды ищет.

Не умничай, поумней тебя по тюрьмам сидят.

Умный-то он умный, да ум у него дурак.

Дураку хоть кол теши, он своих два ставит.

Мал золотник, да дорог; велика Федора, да дура.

Повторенье – мать ученья, утешенье дураков.

Век живи, век учись, да дураком помрешь

Пьяному море по колено, да лужа по уши.

Лиха беда начало – есть дыра, будет и прореха.

Крой да песни пой, шить станешь, наплачешься.

Бедность – не порок, а гораздо хуже.

Чудеса в решете – дыр много, а выскочить некуда.

Везет как утопленнику, баню топить не надо.

Старый конь борозды не испортит, да и глубоко не вспашет.

Кашу маслом не испортишь, но масло кашей изведешь.

Новая метла по-новому метет, а как сломается – под лавкой валяется.

Дорога ложка к обеду, а там хоть под лавку.

За битого двух небитых дают, да не больно-то берут.

Собаку съели, да хвостом подавились.

За двумя зайцами погонишься – ни одного кабана не поймаешь.

За морем телушка – полушка, да рубль перевоз.

Славны бубны за горами, а к нам придут, как лукошко.

Пригрел змейку, а она тебя за шейку.

У страха глаза велики, да ничего не видят.

Тише едешь – дальше будешь от того места, куда едешь.

Закон что дышло, куда повернул – туда и вышло.

Шито-крыто, а узелок-то тут.

Рука руку моет, да обе свербят.

Рука руку моет, и обе белы живут.

Два сапога пара, да оба левые.

Рыбак рыбака видит издалека, потому стороной и обходит.

Ворон ворону глаз не выклюет, а и выклюет, да не вытащит.

Казенного козла хоть за хвост подержать – можно шубу сшить.

Курочка по зернышку клюет, а весь двор в помете.

Пустив козла в огород, яблонь страхом не огородишь.

Пожалел волк кобылу, оставил хвост да гриву.

Не печалится дятел, что петь не может, – его и так весь лес слышит.

Комар лошадь не повалит, пока медведь не подсобит.

Кто старое помянет – тому глаз вон, а кто забудет – тому оба.

Алла Хемлин – писатель.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Плуг священника и рай монаха

Плуг священника и рай монаха

Сергей Князев

Александр Лапин о собачьем экипаже, камчатских легендах и о том, что армия и церковь похоже устроены

0
4199
Трактирщик Печкин и венчание в Кремле

Трактирщик Печкин и венчание в Кремле

Ольга Рычкова

Лев Толстой и его персонажи на карте Первопрестольной

0
5600

Другие новости

Загрузка...