0
2670
Газета Дипкурьер Печатная версия

16.04.2007

НПО: ангелы демократии или демоны революции

Тэги: нпо, снг, армения, киргизия, украина


нпо, снг, армения, киргизия, украина В Украинской революции неправительственные организации играли заметную роль.
Фото Reuters

Что представляют собой неправительственные организации? Кто за ними стоит? Каково их влияние на ситуацию в странах бывшего СССР? Каковы их отношения с правительствами тех стран, на территории которых они работают? Все эти вопросы вновь вызывают повышенный интерес, особенно в связи с последними событиями на Украине и в Киргизии. Однако однозначного ответа на них нет. В связи с этим имеет смысл рассмотреть положение НПО в каждой из этих стран отдельно.

Армения

По сообщению Ереванского пресс-клуба, законодательство, регулирующее деятельность неправительственных организаций Армении, достаточно либерально. Позитивно оценивается их взаимодействие с ветвями государственной власти и СМИ. Что касается права на свободное проведение собраний, митингов, то, за исключением событий, связанных с силовым подавлением демонстрации оппозиции 12–13 апреля 2004 года, особых проблем в этой сфере нет. НПО предприняли тогда энергичные действия по защите арестованных активистов манифестации.

Армянские НПО активны и в сферах обеспечения права на частную собственность, защиты от экономической эксплуатации, создания и функционирования профессиональных организаций. Широкий резонанс вызвали события, связанные с нарушением прав домовладельцев на столичной улице Бюзанда, собственность которых была незаконно отчуждена. Демонстрации пострадавших и широкая поддержка НПО привели к тому, что Конституционный суд признал не соответствующими Основному закону нормативно-правовые акты, принятые правительством РА по этому вопросу.

Армянские НПО работают и в области защиты граждан от полицейского террора. Однако система физического насилия и пыток, особенно на стадии предварительного заключения, в Армении традиционно процветает.

Порядок регистрации общественных организаций в Армении весьма либерален. Вместе с тем в обществе существуют опасения, что намечаемые изменения в действующий Закон «Об общественных организациях» могут ввести дополнительные формы госконтроля над их деятельностью, как это было сделано в России.

Потенциал «третьего сектора» снижает и присутствие на этом поле так называемых «ГОНГО» (GONGO), т. е. «правительственных НПО», основанных чиновниками разного ранга или их родственниками, которые по протекции «выигрывают» конкурсы на гранты, предоставляемые государством. Вместе с тем существенной проблемой остается тот факт, что правозащитная деятельность армянских НПО осуществляется в основном за счет зарубежных грантов, что чревато ее общим упадком в случае, если такая поддержка по каким-либо причинам сократится или прекратится.

Грузия

В этой стране насчитывается свыше 7000 НПО, сообщает собкор «НГ» Анатолий Гордиенко. Заметную роль играют Фонд Сороса, движение «Кмара», Институт свободы, Ассоциация молодых юристов. Наибольшую активность они проявили в период внутриполитического обострения, закончившийся в ноябре 2003 года грузинской революцией роз, отставкой президента Эдуарда Шеварднадзе и приходом к власти «младореформаторов» во главе с Михаилом Саакашвили. На чем, кстати, некоторые из них заработали неплохие дивиденды: в структурах нынешней власти Грузии есть немало выходцев из этих НПО.

«Однако сейчас в Грузии делается все для того, чтобы максимально принизить роль НПО. Позиция нынешней власти сводится к тому, что в Грузии, дескать, уже есть демократия, а значит, можно обойтись и без НПО», – считает экс-госминистр по урегулированию конфликтов, член правления Института равноправия Георгий Хаиндрава. По его мнению, многие неправительственные организации сейчас испытывают жесткий прессинг со стороны госструктур. Об этом же говорит «НГ» и руководитель авторитетной неправительственной организации «Бывшие политзаключенные – за права человека» Нана Какабадзе. «Сегодня в Грузии в сфере НПО сложилась четкая градация: есть действительно независимые правозащитные организации, создающие руководству «лишние» проблемы, а есть «прикормленные» НПО, которые мало чем отличаются от правительственных структур. Если говорить о каком-то влиянии НПО на власть, то оно есть только у таких, «правильных» НПО».

Азербайджан

По данным Минюста Азербайджана, на сегодняшний день в стране насчитывается около 2300 НПО, сообщает собкор «НГ» Сохбет Мамедов. Их деятельность охватывает такие сферы, как права человека, экология, гендерные проблемы, защита прав беженцев и т.д. В азербайджанских НПО работают более 10 тысяч человек.

Отношение власти к деятельности НПО первоначально было отрицательным. Большую проблему для нее создавали, в частности, правозащитные организации. Однако в последние годы в этом процессе наметился прогресс. Инициатором завершения холодной войны между властью и НПО выступил президент Ильхам Алиев, который в прошлом году впервые направил очередному съезду ФHПО поздравление. Это стало свидетельством того, что власть осознает силу НПО и предпочитает наладить с ними диалог.

Киргизия

В этой стране имеется несколько тысяч неправительственных и некоммерческих организаций. Согласно закону государство гарантирует им условия для нормального функционирования и запрещает вмешательство госорганов в их деятельность. Тем не менее около года назад глава Минюста Марат Каипов поручил отделу регистрации своего ведомства провести проверку всех НПО, имеющих зарубежное финансирование, обосновав это необходимостью выяснить, какие НПО угрожают национальной безопасности Кыргызстана.

Примерно в то же самое время Ассоциация неправительственных и некоммерческих организаций Киргизии активно поддержала выступление нынешнего оппозиционера, а тогда премьер-министра Феликса Кулова, в котором тот высказался за реформирование судебной и правоохранительной систем страны. Вообще активность НПО в Киргизии, в том числе и на политическом поприще, весьма высока. Согласно отчету американского Госдепа, «финансируемые США неправительственные организации были очень активны в программах, связанных с выборами». Американский национальный демократический институт международных отношений профинансировал «параллельную табуляцию голосов на октябрьских выборах». При поддержке США киргизским неправительственным организациям были предоставлены 53 гранта на поддержку независимых СМИ, распространение информации, защиту прав человека и демократии.

Узбекистан

По данным ташкентского Института по изучению гражданского общества, в Узбекистане сегодня действует около 5000 НПО, занимающихся социально-экономическими правами граждан, проблемами женщин, молодежи, здравоохранения, образования и экологии.

Наиболее массовые общественные организации страны финансируются государством. Это молодежное движение «Камолот», объединяющее более 4,6 миллиона юношей и девушек, Комитет женщин, фонд «Махала» (поддержки органов самоуправления). Официальная позиция государства в отношении неправительственных организаций сегодня – объединение в единое целое современных демократических принципов и исконных национальных ценностей. Такая же позиция и в отношении действующих в стране примерно 50 зарубежных НПО. Закон о деятельности негосударственных некоммерческих организаций впервые в узбекской законодательной практике гарантировал защиту прав и законных интересов, доступ к информации, неприкосновенность собственности общественных организаций.

В то же время статья УК 244-1 (изготовление или распространение материалов, содержащих угрозу общественной безопасности и общественному порядку с использованием финансовой или иной материальной помощи, полученной от религиозных организаций, а также от иностранных государств, организаций и граждан) в значительной мере сводит на нет провозглашенные права НПО в Узбекистане.

Таджикистан

По данным координатора проекта «Развитие гражданского общества в Таджикистане» Юсуфа Юсуфбекова, в этой стране зарегистрировано свыше 3000 НПО.

Часть НПО сосредоточена на решении проблем местных сообществ. Приоритетами в их деятельности является реализация социально-экономических проектов. По мнению Юсуфбекова, госструктуры заинтересованы контролировать деятельность НПО. В то же время все опрошенные представители госструктур признали полезность деятельности общественных организаций, оценив сотрудничество с ними как «удовлетворительное». Спонсирование деятельности организаций гражданского общества (ОГО) госструктурами на местном уровне в Таджикистане отсутствует. В то же время ОГО прекрасно понимают, что при плохих отношениях с местными властями могут возникать проблемы в осуществлении их проектов. В Таджикистане также имеются представительства около 20 международных НПО/НКО. В частности, представительство Фонда Ага Хана, ТФ ИОО (Таджикский филиал института Открытое Общество – Фонд Сороса), Mercy Corps, Спасение детей, ACTED, Американская ассоциация юристов и другие.

Туркмения

В независимом Туркменистане, по данным местных наблюдателей, помимо квази-НПО советского типа, занимающихся женской, ветеранской, молодежной проблематикой и охраной природы, почти нет независимых НПО. Последние из них – два экологических клуба были закрыты в 2003 году под надуманными предлогами. В том же году были приняты закон об НПО и поправки в УК, предусматривающие тюремное заключение с конфискацией имущества за занятие «незаконной» общественной деятельностью.

Окончательно все независимые НПО в Туркменистане были похоронены после грузинской, и особенно украинской цветных революций. Через некоторое время под давлением критики международных организаций и американского Госдепа поправки об уголовном наказании за общественную деятельность были отменены, но ситуацию это не улучшило.

Во время визитов в Туркмению делегаций ЕС, ОБСЕ, Госдепа США активистов НПО нередко сажают под домашний арест. Так, в декабре 2006 года был арестован эколог Андрей Затока. Его спасла только широкая международная кампания в его защиту, члены которой сумели достучаться и до Путина (Затока является и российским гражданином). Эколога осудили условно и выпустили в зале суда. Определенную роль в этом сыграла и смерть Ниязова. Новые власти просто не захотели отвечать по его счетам.

В то же время местные наблюдатели не склонны прогнозировать какие-то изменения в позиции властей по отношению к НПО в связи со сменой режима. Общественный сектор будет, по их мнению, находиться под неусыпным контролем спецслужб во избежание повторения каких-либо «цветных» сценариев, хотя никаких предпосылок для этого в Туркменистане нет.

Украина

По сообщению собкора «НГ» Ирины Кожухарь, деятельность украинских НПО простирается от борьбы за экологию и права человека до влияния на внутриполитические процессы. По мнению некоторых экспертов, резкое усиление гражданского общества является симптомом опасного ослабления политических структур.

Во времена оранжевой революции Виктор Ющенко отмечал важную роль неправительственных организаций в формировании гражданского общества. В то же время экс-спикер парламента Владимир Литвин считает, что НПО «рекрутируют свои кадры из очень узких слоев вездесущих элитных активистов, никак не связанных с теми, от чьего имени они выступают. В финансировании своей деятельности они на 100% зависят от иностранных спонсоров». Наиболее значимыми организациями, предоставляющими гранты украинским НПО, считаются международный фонд «Возрождение», Национальный фонд поддержки демократии (NED, США), Фонд Конрада Аденауэра (ФРГ), Freedom House и Центр информации и документации НАТО.

Самым ярким детищем гражданского общества на Украине стала «Пора», активисты которой не отрицают, что консультативную помощь в ее создании оказывали такие международные организации, как Немецкий фонд Маршалла, Freedom House, Национальный демократический институт. Эта же организация сыграла одну из ведущих ролей в оранжевой революции. Именно «Пора» разбила первые 30 палаток, ставших оргцентрами протестных акций. 1 августа 2005 г. была зарегистрирована партия «Пора», которая, впрочем, не прошла в парламент на выборах 2006 года.

Белоруссия

По словам собкора «НГ» Антона Ходасевича, статья 36 Конституции гарантирует гражданам Белоруссии право на свободу объединений. По оценкам белорусских правозащитников, сегодня в Белоруссии наряду с 2000 зарегистрированных НПО существует столько же незарегистрированных. В то же время в докладе Госдепа США отмечается, что «правительство применяло усложненную систему законов и постановлений о точной регистрации, ограничивающую возможность граждан создавать объединения».

С 1 января 2006 года в стране вступили в силу дополнения в Уголовный кодекс, которые предусматривают, что организация деятельности или участие в работе незарегистрированных НПО карается штрафом или арестом на срок до 6 месяцев либо лишением свободы на срок до 2 лет. Так, лидеры НПО «Партнерство», намеревавшейся наблюдать за ходом последних президентских выборов, были приговорены к тюремному заключению до 2 лет.

Жесткий курс на ограничение деятельности НПО белорусские власти взяли в 2003 году. Тогда в один год было ликвидировано 38 НПО, еще 51 – в 2004 году, 68 – в 2005-м. 200 организаций самоликвидировались. В течение 2003–2005 годов президент подписал ряд декретов и указов, которые лишили белорусские НПО возможности получать финансирование как от международных организаций, так и от белорусских спонсоров.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


МВФ не спешит выделять Киеву 5 миллиардов долларов

МВФ не спешит выделять Киеву 5 миллиардов долларов

Татьяна Ивженко

В Украине готовятся продавать сельхозземли и госпредприятия

0
233
Зеленского берут под контроль

Зеленского берут под контроль

Татьяна Ивженко

Верховная рада собирается определять принципы урегулирования в Донбассе

0
3064
Границу Приднестровья будет контролировать НАТО

Границу Приднестровья будет контролировать НАТО

Светлана Гамова

Военные Украины и Молдавии получили согласие альянса на дежурство в Одесской области

0
2761
Киев все еще пытается взять под контроль Черное море

Киев все еще пытается взять под контроль Черное море

Андрей Рискин

0
2571

Другие новости

Загрузка...
24smi.org