0
821
Газета Культура Печатная версия

14.01.2005

Штайн вернулся

Тэги: штайн, театр, постановки


штайн, театр, постановки Возможно, Евгению Миронову еще доведется сыграть главную роль в постановке Штайна.
Фото Натальи Преображенской (НГ-фото)

В Москву приехал Петер Штайн. Без всякой помпы, без встречи с журналистами в VIP-зале аэропорта «Шереметьево» – с рабочим визитом. Знаменитый немецкий режиссер приехал, чтобы отобрать актеров для своего нового спектакля, который собирается поставить в МХТ имени Чехова.

Верный данному обещанию, Олег Табаков продолжает ангажировать самых известных и самых успешных режиссеров мира для работы в подведомственном ему театральном холдинге. Первый опыт – сотрудничество с Тадаши Судзуки, – наверное, нельзя назвать успешным с точки зрения результата, но, безусловно, пошел на пользу труппе Художественного театра; уроки японского сэн-сэя когда-нибудь еще откликнутся.

Петера Штайна в России узнали и полюбили задолго до знакомства с Судзуки: приехав в Москву «со своим самоваром», то есть с чеховскими «Тремя сестрами», Штайн сумел убедить нас в том, что и немцы любить умеют, что и сегодня Чехова можно ставить «по Станиславскому» и что такой спектакль может пользоваться и успехом, и зрительской любовью. Аплодисменты, полученные Ютой Лампе на нынешней церемонии вручения Премии Станиславского, – еще одна дань этой любви, не знающей срока давности: в тех «Трех сестрах» она играла Машу, затем, в следующий визит Штайна в Москву, Лампе сыграла Раневскую в «Вишневом саде». Продолжение тех долго не смолкавших оваций.

В последний раз Петер Штайн работал с русскими за пределами России – в Латвии, в Рижском театре русской драмы. Ставил «Чайку», для которой из Москвы пригласил трех актеров: Елена Стародуб сыграла Аркадину, Анатолий Лобоцкий – Тригорина, а Иван Шибанов – Треплева. Англоязычный вариант того же спектакля открывал Эдинбургский фестиваль, но и последовавшая за ней русская версия уже успела побывать в Европе, имела немалый успех, и, пожалуй, только московские гастроли этой «Чайки» оставили ощущение неудачи или полуудачи.

Но до того Штайн поставил в Москве два спектакля, подтвердивших безошибочность нашего первого впечатления. «Орестея» и «Гамлет», несмотря на масштабность обоих проектов («Орестея», напомним, шла около восьми часов, в обоих спектаклях Штайн без оглядок на трудности собрал лучших актеров из десятка московских театров, а в «Гамлете» в роли Первого актера занял народного артиста СССР Владимира Этуша), вначале «Орестея», а следом и «Гамлет» объехали без преувеличения весь мир. «Орестея», к слову, положила начало театральным проектам Международной конфедерации театральных союзов, по сути, проложившей тот самый энерго- и денежнозатратный, но чрезвычайно плодотворный путь, которым теперь – в пределах своего театра – идет Табаков: лучшие режиссеры мира в сложении с русской актерской школой. По опыту конфедерации это пошло на пользу и иностранным режиссерам, и русским актерам.

В обоих своих московских работах заглавную роль Штайн отдавал Евгению Миронову, и, помимо искреннего увлечения выдающимся русским актером, тому были и совершенно практические объяснения: для Штайна, по собственному его признанию, «Орестея» и «Гамлет» в определенном смысле стали частями дилогии. Накануне премьеры шекспировской трагедии Петер Штайн назвал «Орестею» античным «аналогом» «Гамлета», Оресту тоже предстояло решить – убивать или нет, и его тоже мучили нешуточные сомнения.

Название нового спектакля пока держится в тайне, хотя скорее всего Штайн вновь выберет Шекспира, но на сей раз – не из «шлягеров», не из «общеупотребимых» комедий или трагедий.

В свой нынешний приезд Штайн собирается составить труппу из актеров двух театров – МХТ и Театра Табакова, хотя исполнителя заглавной роли он уже выбрал. Им снова станет Миронов, который, к слову, за время, прошедшее с момента их последней работы в «Гамлете», успел сыграть Треплева – но не у Штайна, а в восстановленном Табаковым спектакле Олега Ефремова.

Остается ждать, кто раньше приступит к репетициям: Петер Штайн или Кирилл Серебренников, который после неудачной затеи поставить с Мироновым «Парфюмера» (возникли проблемы с Патриком Зюскиндом, который наотрез отказался давать права на инсценировку, уже написанную Василием Сигаревым) намеревался выпустить в этом году «Господ Головлевых».

Кстати сказать, репетируя Гамлета, Евгений Миронов выучился играть на саксофоне, во время работы над спектаклем вместе со Штайном они ходили по разным московским клубам, наблюдая за тем, как играют музыканты, как слушает публика. Так что любовь к Станиславскому не мешает и Штайну быть временами экстравагантным.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Фунты соли и "безбожное" кабаре

Фунты соли и "безбожное" кабаре

Елизавета Авдошина

20-й фестиваль "Новый европейский театр" в Москве начался с еврейской истории

0
678
В Госдуме предложили финансово поддержать кинотеатры за показ отечественных фильмов

В Госдуме предложили финансово поддержать кинотеатры за показ отечественных фильмов

0
578
В Минске в декабре пройдет XII Международный фестиваль "Петербургский театральный сезон"

В Минске в декабре пройдет XII Международный фестиваль "Петербургский театральный сезон"

0
597
Объявлена офф-программа "Золотой маски" "Маска плюс"

Объявлена офф-программа "Золотой маски" "Маска плюс"

0
761

Другие новости

Загрузка...
24smi.org