0
7835
Газета Печатная версия

30.09.2018 16:12:00

Правительство несбыточных надежд

Проблемы Италии нуждаются в реалистичной стратегии

Надежда Арбатова

Об авторе: Надежда Константиновна Арбатова – доктор политических наук, заведующая отделом ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН.

Тэги: италия, правительство, джузеппе конте, сальвини, ди майо, ес, иммигранты, нелегалы, безработица


италия, правительство, джузеппе конте, сальвини, ди майо, ес, иммигранты, нелегалы, безработица Кабинет Джузеппе Конте стал первым популистским правительством в истории Италии. Фото Reuters

С момента принятия присяги в июне 2018 года Джузеппе Конте новым премьер-министром первого популистского правительства Италии закончился трехмесячный правительственный кризис, будораживший не только Италию, но и весь Европейский союз. Тем не менее не все и в Риме, и в Брюсселе вздохнули свободно, потому что практически сразу же стало ясно, что Конте – компромиссная фигура, а реальной движущей силой его правительства будут Маттео Сальвини и Луиджи Ди Майо – лидеры двух популистских партий – праворадикальной «Лиги» и леворадикальной «Движение пяти звезд».

Правительство благих намерений

Формированию тандема Ди Майо – Сальвини предшествовали длительные консультации и поиск компромисса по самым «экстремистским» обещаниям предвыборной кампании – от выхода из еврозоны до выхода из Евросоюза и распределению министерских портфелей. Президент Италии Серджо Маттарелла, стремясь избежать резкого антиевропейского крена нового правительства, пытался сформировать техническое правительство, но в результате ему удалось провести лишь трех технических министров, не связанных ни с «Лигой», ни с «Движением пяти звезд». Джованни Триа, профессор политической экономии римского университета Тор Вергата, занял пост министра экономики и финансов, который «Лига» ранее прочила евроскептику Паоло Савоне, получившему в результате пост министра без портфеля по европейским делам. Главой МИД Италии стал бывший министр по европейским делам Энцо Моаверо-Миланези, работавший в правительстве с 2011-го по 2014 год. И наконец, третьим независимым министром окружающей среды и защиты суши и моря в правительстве стал Серджо Коста.

Лидеры двух партий получили вице-премьерские кресла в правительстве Конте. Кроме того, было решено, что Луиджи Ди Майо будет отвечать за вопросы экономического развития, труда и социальной политики, а Маттео Сальвини, выступающий за пересмотр миграционной политики ЕС, получит пост министра внутренних дел. Однако с самого начала формирования коалиционного правительства оставалась неопределенность относительно того, смогут ли два амбициозных лидера не только ужиться друг с другом, но и выполнить свои обещания избирателям.

Правительство очертило основные направления своей деятельности, которые должны были получить поддержку широких слоев населения. Это меры, направленные на трудоустройство молодых безработных; введение бесплатных мест в детских садах в целях увеличения количества женщин на рынке труда; реформа пенсионной системы с тем, чтобы люди, которые начали работать раньше, могли бы выйти на пенсию раньше 67 лет; упрощение системы налогообложения; ужесточение политики в отношении нелегальных мигрантов. Как истинные популисты, лидеры «Движения пяти звезд» и «Лиги» переставляют акценты со свободного рыночного либерализма на социальные блага для населения. Но на практике их планы сталкиваются с тем, что их трудно осуществить.

По мнению Антонио Таяни, вице-спикера Европарламента, возглавлявшего на выборах список партии Сильвио Берлускони «Вперед, Италия!» (которая выступила в одном блоке с «Лигой», но ушла в оппозицию правительству), осуществление этих планов потребует увеличения государственных расходов на 90%. В условиях государственного долга Италии, который в марте 2018 года побил очередной рекорд и достиг исторического максимума  – 2,302 трлн евро, выполнение намеченных правительством планов представляется нереальным. Как подсчитал еженедельник Espresso, план Сальвини только лишь по депортации 500 тыс. мигрантов будет стоить примерно 1,5 млрд евро. Именно по этой причине Сальвини сосредоточился лишь на запретительных мерах, главным образом закрытии границ. В частности, он заявил, что итальянские порты все лето будут закрыты для неправительственных организаций, занимающихся спасением иммигрантов в Средиземном море, и пообещал, что иммигранты «увидят Италию только на открытке». Очевидно, что из всего списка благих намерений правительства эти меры наименее затратные экономически и наиболее выигрышные для правительства и Сальвини лично политически.

Не сотвори себе популиста

Когда сегодня рядовых итальянцев спрашивают о достижениях нового правительства, чаще всего можно услышать в ответ: «Италию стали уважать в Евросоюзе. Раньше ее мнение просто не принимали во внимание». Речь идет прежде всего об июньском саммите ЕС, когда Джузеппе Конте заявил, что не подпишет итоговый документ, если позиция Италии по миграционной проблеме не будет принята во внимание, и добился своего. Правительство Италии считает, что разделять ответственность за прибывающих мигрантов должны все страны Евросоюза, а не только те, куда они прибывают. Кроме того, необходимо пересмотреть Дублинское соглашение, по которому ответственность за прием мигрантов лежит на первой стране, чью границу они пересекли при въезде в Евросоюз, и создавать центры приема мигрантов не только в странах их прибытия. Как показали последние саммиты ЕС – и июньский, и неформальный сентябрьский, – Брюссель собирается утвердить на европейском уровне «новые ужесточенные правила» с целью «достичь эффективности в политике ЕС по возвращению мигрантов на родину». Это шаг в сторону приверженцев жестких мер. 

В свое время Маттео Ренци, однозначно проевропейский политик и лидер проевропейской Демократической партии, добивался уступок от Брюсселя в предоставлении большей свободы Италии для преодоления банковского кризиса. Ренци, пытаясь получить лучшие условия для банковского сектора Италии, боролся, по сути, с растущим евроскептицизмом населения. Однако чистота антикризисной политики ЕС оказалась важнее политического выбора итальянцев в марте этого года, проголосовавших за популистов, хотя это предсказывали все социологические опросы. Теперь же Брюссель не может не прислушиваться к правительству Италии.

Абстрагируясь от идеологии Сальвини, которая не вызывает ни малейшей симпатии, следует признать и то, что в критике популистов миграционной политики ЕС есть немало справедливого. Объяснения со стороны защитников Брюсселя, что миграционная проблема «слишком сложная, чтобы решить ее быстро», что «прием беженцев находится исключительно в компетенции государств – членов ЕС», не могут не вызывать раздражения и глубокого разочарования граждан, которых угораздило родиться на южных границах ЕС.

Пойдем другим путем

Несмотря на формально равное положение Луиджи Ди Майо и Маттео Сальвини в коалиционном правительстве, не кто иной, как последний, утвердился в качестве его лидера, и его амбиции идут дальше границ Италии. Будучи не просто евроскептиком, а убежденным противником европейской интеграции, Сальвини тем не менее не намерен следовать модели брекзита. Его цель – изменить Евросоюз изнутри. К выборам в Европарламент 2019 года он намерен создать общеевропейское объединение националистических партий. «Для победы нам было нужно объединить Италию. Теперь нам нужно объединить Европу», – приводит британская Guardian слова лидера «Лиги».

Именно в лице Сальвини популисты не только в ЕС, но и в США видят политика, способного противостоять Евросоюзу как символу европейского единения. В начале сентября Маттео Сальвини встречался в Риме со Стивеном Бэнноном, бывшим главным стратегом и советником Дональда Трампа, создавшим в Брюсселе новую организацию «Движение», которая должна заняться объединением ультраправых партий в странах ЕС с тем, чтобы победить на майских выборах 2019 года в Европарламент и разрушить Евросоюз изнутри или как минимум парализовать его работу. 

Победоносное распространение популизма в странах Евросоюза, которое нашло благодатную почву и в Италии, некогда одной из самых проевропейских стран, где царил оптимистический взгляд на единую Европу и европейские ценности как панацею от экономической, социальной и политической нестабильности, объясняется не только живучестью бациллы национализма. Национализм расцветает тогда, когда для него создаются благоприятные условия – дефицит демократической легитимности, неспособность брюссельской бюрократии своевременно и адекватно реагировать на вызовы европейской интеграции, ее оторванность от нужд рядовых граждан и недоверие последних к правящим партиям и наднациональной номенклатуре. Именно на этом будут играть в преддверии майских выборов Сальвини и его единомышленники в Венгрии, Австрии, Дании, Польше и других странах ЕС.

Праздник закончился

«Праздник закончился», – сказал Маттео Сальвини, обращаясь к нелегальным мигрантам в Италии. Однако эти слова можно адресовать всему правительству Джузеппе Конте. Эйфория от победы на выборах проходит, а задачи, которые необходимо решать, остаются. В связи с этим следует отметить, что при всей эмоциональной остроте вопрос миграции – лишь один из вопросов, стоящих перед руководством страны, и, по мнению многих ведущих экономистов и политиков, далеко не главный. Если взять, к примеру, только одну из острейших проблем итальянского общества – безработицу среди молодежи, когда треть молодых граждан страны от 20 до 34 лет не имеют работы, то сокращение потоков мигрантов эту проблему никак не решает. Не решает оно и проблему рефинансирования государственного долга, и многое другое, что требует высокого профессионализма, ответственности и реализма.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Амурные дела военного ревизора

Амурные дела военного ревизора

Юрий Потапов

0
566
Белоруссия и Казахстан договорились по поставкам нефти

Белоруссия и Казахстан договорились по поставкам нефти

Антон Ходасевич

Союзники пытаются заручиться согласием России

0
1226
Марксистско-ленинская философия предвыборного пиара

Марксистско-ленинская философия предвыборного пиара

Иван Родин

В Центре политической учебы КПРФ теорию испытают на практике

0
902
Социальный протест – не форс-мажор, а норма

Социальный протест – не форс-мажор, а норма

Конфликт в Екатеринбурге показал, как важна реальная свобода собраний

0
1090

Другие новости

Загрузка...
24smi.org