0
2001
Газета Стиль жизни Печатная версия

20.08.2018 12:29:00

Мужской журнал и изысканная словесность

Невероятная ночная история с участием факса и писателя Аксенова

София Вишневская

Об авторе: София Вишневская – филолог, журналист

Тэги: креатив, продажи, журнал для мужчин, издание, глянец, россия


180821.jpg
90-е: купить дорого, так хотя бы полистать.
Фото Дениса Медведева/PhotoXPress.ru

У моего племянника Алексея был друг Алексей Вейцлер. Еще у племянника был факс, а у Вейцлера его тогда не было. Это сейчас весь мир под его ногами, колесами, крылом, под прицелом камер, на экране и блестящих обложках. Но прошлое все равно не отменяется. Не было. И все! Было многое другое: рост, шик, прикид, идеи, страсти… Он был новым человеком нового времени без всяких границ и страха, с огромным желанием засеять девственное поле страны русскими ромашками и луговой геранью.

Вейцлер не делал продукт, как сейчас называется почти любое креативное действо: программы, майки, стартапы, журналы, идеи, – все, что нужно обязательно продать. В каком-то смысле он был бедным первопроходцем – превращал недоступное в доступное, тайное в явное, скрытое покровом ночи выставлял на обнаженный свет прожекторов. Собственно, шел проторенной дорожкой, известной в те времена немногим. Я не хочу сравнивать, но, наверное, за образец был взят журнал Playboy c его заголовками, обнаженными девушками и яркими историями. Факс был ему крайне необходим. Дело в том, что в те «девяностые» времена он выпускал первый русский глянцевый журнал для мужчин – «Андрей».

Молодой главный редактор не был сторонником банальной оголенности. И кроме ягодиц, сверкающих непредсказуемостью поведения, и грудей ослепительных размеров, ему хотелось иметь в своем журнале изысканную словесность. Он весьма талантливо ваял коммерческое ню с изюминками прозы, в чем ему активно содействовали покинувшие родину знаменитые писатели. И он публиковал их в своем журнале, в котором художественное слово торжественно и легко вырывалось на свободу из плена эрогенных зон. Словом, журнал, даже при таком, казалось бы, немыслимом совмещении, сумел выйти из формата неприличности и вплотную подобраться к высокому искусству. Тексты поступали из-за бугра на факс, которого у Вейцлера, как уже было сказано, не было, к нам домой, к моему племяннику, который всячески одобрял своего друга. И один Алексей вручал их другому Алексею, уже насладившись замечательной прозой. По совершенно анекдотическому совпадению моего мужа звали тоже Алексей. Но он журнал не видел никогда. И вся закулисная ночная история прошла мимо него совершенно незамеченной.

4423443.jpg
Сегодня уже не каждый скажет, что это за аппарат
такой. Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru

Все это тогда было неведомо, как и невероятный успех журнала, сохранивший, кстати, этот прелестный уровень почти до наших дней. Разве только размер публикуемых грудей резко вырос до уровня просвещающегося населения. Да и лица, имитирующие желание, слегка утратили человеческие черты, совершенно лишние в нынешней общественно-политической жизни. Шеи, губы, животы, задницы затмили высокий стиль и изысканность мысли.

…Однажды, приехав в Москву и привычно разместившись в гостиной на диванчике, я была разбужена часа в три ночи каким-то странным звуком. Звучало что-то среднее между телефонным звонком и шелестением падающей листвы в осеннем парке.

Я сняла трубку и полусонно сказала: «Только ночью душе посылаются знаки оттуда», – думая, что звонит мой муж Алексей. В моем представлении с мужьями всегда нужно разговаривать стихами, поскольку они слабо воспринимают прозу жизни.

– Привет! Прими факс! – велел бодрый голос.

– Я не умею, а куда нажать?

– А ты кто?

– Ляля. И я сплю.

– А Лешка где?

– Спит. У себя в комнате.

– Поссорились?

– Да нет. Он всегда спит в своей комнате.

– А ты?

– Я на диване.

– Скучно одной?

– Да нет, когда сплю, я не скучаю.

– Сон сну рознь. Обнявшись интереснее, – собеседник был явно склонен к психоанализу.

– Не всегда, – ответила я.

– Я тебя поправлю – не со всеми интересно, незнакомая Ляля, – наконец проинформировал он.

– Я люблю спать одна. Мне нужно высыпаться!

– Это неправильно. Выспаться можно потом...

– А вы не можете утром позвонить, Алексей сам примет факс?

– У меня как раз утро. Я из Америки звоню.

– А что вы там делаете? В командировке? – заинтересовалась я, почти проснувшись.

– В пожизненной… Ты что, газет не читаешь?

О господи – ужаснулась я – ночь на дворе, я по телефону разговариваю с незнакомцем из Америки, прослушивают, наверно…

– Вы, пожалуйста, скажите, куда нажать?

– Нажми кнопку с правой стороны, не клади трубку, я сейчас начну отправлять текст.

– Какой текст? – спросила я.

– Нормальный, – успокоил незнакомец.

– Ему текст не нужен. Ему нужны деньги.

– Да… я это знаю, всем нужны. Но мой текст! Поверь, это деньги!

– Вы, пожалуйста, скажите, куда нажать.

– Сначала проверь, есть ли рулон в факсе?

– А где проверить?

– Я понял, почему Алексей в другой комнате спит… Крышку открой и посмотри, есть ли там бумага.

Я еле-еле нашла крышку, подняла ее и увидела рулон.

– Есть!

– Ты джаз любишь?

– Сейчас?

– Вообще! Факс – это импровизация расстояний. Я начинаю. Ты – подхватываешь. Я пишу, ты читаешь. Мы вдвоем солируем. Вечный дуэт. Игра такая.

– А???

– Факс – это по-английски. Но происхождение, как и большинства названий на свете, латинское. Послушай, Ля, как звучит: фа-фа-фа- faximile… другой голос: 'fa- 'fa- 'fa-, а потом вступает труба, хрипло так, звук медный, осипший, уставший, чуть глухой от сурдины: х-х-х… потом тихо, протяжно, нежно – imile. И резкая кода. Теперь вступаешь ты…

Обалдев окончательно, я неожиданно нашла нужную кнопку. Текст, скрипя, пополз по бумажному полотну, раскручиваясь и падая на пол.

– Пошло? – спросил голос.

– Идет!

– Ничего не трогай!

Я стояла босиком с телефонной трубкой, а под ноги стекала бумажная река. Через какое-то время пытка закончилась, я даже догадалась, куда нужно в очередной раз нажать.

– Все? – только и спросила я.

– Все! Как утром проснется, сразу отдай. Можешь сама сейчас прочесть. По-моему, получилось. И скажи – Вася звонил и все прислал, как договаривались.

– Конечно, передам! А какой Вася?

– Аксенов.

Проснувшись утром, я подумала, что это был сон. Но под столом, где стоял факс, причудливо извиваясь брошенным серпантином, лежал распущенный свиток-послание. С одной стороны он был покрыт убористым – с дивана видно, что талантливым – текстом. На оборотной стороне которого уже проступали сиськи и задницы из журнала «Андрей».             


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Порошенко сменил  риторику

Порошенко сменил риторику

Татьяна Ивженко

За полгода до президентских выборов основные кандидаты соревнуются в антироссийских лозунгах

0
2015
Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Рок обвертеть собой иль икру, иль сало

Евгений Лесин

Елена Семенова

К 310-летию со дня рождения сатирика и дипломата Антиоха Кантемира

0
1079
Население России за январь-июль 2018 года сократилось на 91,9 тыс. человек

Население России за январь-июль 2018 года сократилось на 91,9 тыс. человек

0
788
В информации о сбитом Ил-20 российских ВКС есть нестыковки

В информации о сбитом Ил-20 российских ВКС есть нестыковки

Александр Шарковский

0
6275

Другие новости

Загрузка...
24smi.org