0
3922
Газета Недетский уголок Печатная версия

15.11.2023 20:30:00

Претензия к древним римлянам

Всякая всячина о том, что никто не уйдет нерадостным

Тэги: проза, стихи, человек, мошенники, карета, зум, памятник, жена


проза, стихи, человек, мошенники, карета, зум, памятник, жена Я памятник себе. И точка! Фото Евгения Никитина

Братья по разуму

– Скажи, брат, тебе не бывает стыдно?

Он был то ли с Сириуса, то ли с Венеры. Или откуда еще – не знаю. Для меня без разницы. Для вас – тоже.

Мы сидели, пили белую. Он опускал в стакан таблетки-горошины, и они там лопались с тихим звуком. Что-то вроде антидота, я думаю так.

– Скажи, брат, тебе не бывает стыдно? – повторил он.

– Чего мне должно быть стыдно? – спросил я.

– Стыдно того, что ты человек, брат, – сказал он. – Если бы я был человеком, мне было бы стыдно.

– Не понимаю.

– Вы негров вешаете.

– Во-первых, это не мы, – сказал я, – а во-вторых, давно уже не вешаем.

– Кто же, если не вы, – сказал он. – Не гамадрилы же и не австралопитеки. Мне было бы стыдно, если бы мой дедушка вешал негров.

– Мой дедушка не вешал негров.

– Сажать на кол тоже нехорошо. Мне было бы стыдно, если бы мой дедушка сажал на кол.

– И вообще, – сказал я. – «Человек» – это звучит гордо.

– Че-ло-век, – произнес он по слогам и прислушался. – Нет, брат, не звучит.

Он бросил в стакан горошину. Бросил две горошины. Одна была красная, другая – зеленая. На дне стакана они лопались с тихим звуком.

– Не называй меня больше «брат», – попросил я.

Радость

Я шел по улице. И он шел.

Мы шли друг другу навстречу.

У него было хорошее лицо, подходящее. Лицо что надо.

– Здравствуй, – сказал я ему. – Здравствуй, Никита.

– Я не Никита. – Он остановился.

– А кто же ты?

– Николай, – сказал он и добавил, помедлив: – А фамилия моя – Зайцев.

– Конечно же, Николай, как я мог спутать, – обрадовался я. – И фамилия та самая – Зайцев. Здравствуй, Николай.

– И ты здравствуй, – сказал он важно.

– Я как раз тебя искал, Николай, потому что дело срочное. Я, видишь ли, сотрудник Центрального банка.

– Понимаю, – кивнул он. – И какие-то мошенники пытаются снять деньги с моего счета?

– Это очень серьезные мошенники, – сказал я.

– Понимаю, – кивнул он.

– Именно так, – сказал я.

– Но еще ведь не поздно? – Он протянул мне айфон. Мобильное приложение было открыто.

– Они уже добрались до твоих денег, Николай, – сказал я, пощелкав кнопками. – Но снять успели совсем немного.

Ну, действительно, я обычно понемногу снимаю.

– Теперь норм. – Я вернул ему гаджет.

– Хорошо, что ты меня нашел, друг, а мог бы и не найти, – сказал он.

И мы пошли в бар – выпить за дружбу.

Я тянул коктейль через соломинку и думал о том, как опростились люди за последнюю пару лет. Достаточно представиться сотрудником банка, и никто даже документов не спросит.

А выпив, мы вспомнили, что у Григорий Степаныча как раз выезд. Оказалось, мы оба в теме.

Григорий Степаныч любит выезжать в карете. Ретро нынче в тренде и все такое. Потому в карете.

Мы пошли.

Народ уже выпрягал лошадей. Народ любит Григорий Степаныча.

Нам тоже досталось место у левой оглобли.

И, радостные, помчали.

Солнце искрилось в небе. Пели птицы. Играла музыка. И ветер в лица, и ветер. И радость, радость. Это радость, думалось в голове, радость для всех. Радость для всех, и никто не уйдет нерадостным, никто не уйдет, никто не уйдет...

Михаил Гаёхо


Вечерний зум

Вечерний зум, вечерний зум,

Как много он наводит дум.

Еще в башке рождает звон,

Наводит тоже думы он.

Бом, бом...

В краю родном, где отчий дом,

Еще есть зум. Сижу я в нем.

Держу я речь о чем хочу,

Но кой о чем я умолчу.

Бом, бом…

* * *

Я памятник себе, и точка.

Сойдет за пьедестал любая кочка…

* * *

Как много выпил я мерло.

Мир увидал мое мурло…

Совет женатым

Измерьте себе давление сначала в присутствии жены, потом в ее отсутствие. Разница будет равна давлению, которое оказывает на вас жена.

Претензия

Имею большую претензию к древним римлянам. Прокладывали свои дороги по всей Европе, а восточнее Днепра не пошли. Если бы они удосужились проложить дороги в России, у нас давно была бы только одна проблема – с дураками.

Диалоги

– Водку будешь?

– Нет. Я ее не люблю.

– А кто ж ее любит? Если б любили, ее б берегли, а не пили.

* * *

– Должен ли искусственный интеллект обижаться, если его посылают на три буквы?

– Прежде всего он должен поинтересоваться, речь идет о настоящем или искусственном органе?

* * *

– Затурканный – это кто?

– Тот, кто выпил много кофе из турки.

– А тот, кто выпил много кофе из кофемашины?

– Тот опившийся.

– И где логика?

– Кофе в турке сложнее готовить.

Игорь Харичев


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


10 тысяч километров до Москвы

10 тысяч километров до Москвы

Вячеслав Харченко

Арбат, Сретенка, страшный угол в кладовке и яичница с помидорами

0
2931
Из Японии с безнадегой

Из Японии с безнадегой

Алексей Белов

Юкио Мисима как пессимист и реалист

0
1645
Бегом от старости в модных кроссовках

Бегом от старости в модных кроссовках

Анна Аликевич

Как поверить в себя и другие лирические истории

0
1747
Нещадно клюя конкурентов

Нещадно клюя конкурентов

Валерий Вяткин

Зимние записки промерзшего пешехода

0
1344

Другие новости