0
2166
Газета Культура Печатная версия

20.06.2011 00:00:00

И случай, бог изобретатель…

Тэги: фестиваль, балет, хореография, концепция


фестиваль, балет, хореография, концепция Чистая концепция – чистое искусство.
Фото предоставлено с сайта МТФ им. А. П.Чехова

Москва стала одним из полусотни городов мира, в которых, прежде чем прекратить свое существование, Merce Cunningham Dance Company должна была показать балеты своего гениального основателя, умершего в июле 2009 года. По его завещанию двухлетний Тур наследия завершится в конце 2011-го грандиозным концертом в Нью-Йорке, после которого живьем балеты Каннингема больше никто не увидит.

Вероятно, насмотревшись за долгую жизнь на то, во что превращаются после смерти авторов их спектакли, Мастер принял непростое решение: его балеты умрут вместе с ним. Вернее, будут переработаны в «танцевальные капсулы» – артисты его труппы примут участие в создании видеопроектов, сохранив неповторимый стиль неистового авангардиста для будущих поколений на цифровых носителях.

Если есть в американской хореографии культовая фигура, так это Мерс Каннингем. Он родился в 1919 году, мальчишкой участвовал в представлениях варьете, в восемнадцать поступил на театральное отделение Школы искусств в Сиэтле. Вскоре увлекся танцем и познакомился с Джоном Кейджем (будущий культовый композитор-радикал аккомпанировал в классе во время уроков). Их сблизил интерес с Дюшану, Джойсу и дзен-буддизму. Обучаясь в Школе американского балета в Нью-Йорке, Каннингем одновременно исполнял ведущие партии в труппе легендарной Марты Грэхем. В 40-х вместе с Кейджем сочинял балеты, которые многие называли дадаистскими. В 1953-м Каннингем организовал собственную труппу. Убежденный в том, что танец не обязан что-либо изображать или выражать, что его ценность – в нем самом, в движении как таковом, выстраивал свои постановки (большинство – на музыку Кейджа, союз с которым продлился до смерти композитора в 1992 году) по принципам алеаторики. В его абстрактных балетах случай отныне определял все: последовательность движений, положение тел в пространстве и времени, композицию. Напишет хореограф разные па на бумажках, перемешает и выбирает по очереди наобум. Страшно подумать, что могло бы получиться, если бы Каннингем не был гением.

Включенный в программу Чеховского фестиваля вечер из трех балетов оказался очень удачно выстроен. Только досмотреть его непременно надо было до конца. Далось это не всем. Впрочем, спасибо, что возмущенные просто уходили. Бывало в судьбе авангардиста-экспериментатора и покруче. Поначалу неподготовленный зритель был озадачен. О чем эти как будто бы никак не связанные между собой головоломные (а заодно руко- и ноголомные) движения? Между тем три одноактовки разных лет выстроились в железную логическую цепь: Rainforest – Xover – Biped. Поиск приема, метод, художественный эффект.

Один из столпов танцевального авангарда, Каннингем слыл ниспровергателем классических канонов. Но в этом ниспровержении не был варваром. Он стал не только профи в танце модерн, но и виртуозным классическим танцовщиком, чего всю жизнь требовал и от своих артистов. В основе его, часто кажется, невыполнимых движений и комбинаций – абсолютная свобода, открывающаяся лишь идеально разработанному телу. Каннингем был убежден, что физические возможности человека безграничны. Классику отверг, только достигнув в ней совершенства. Отверг не как разрушитель, а как созидатель. Как если бы он взял, к примеру, Парфенон (вернее, модель Парфенона, оставив человечеству его античный шедевр) и разобрал на кирпичики. Каждый прощупал, пронумеровал, досконально изучил, а главное – модифицировал способы крепления. И – сложил опять. Но теперь это была, скажем, Сиднейская опера. Здание столь же гармоничное, но в другом времени, другом восприятии, в другой динамике. Знак иной эпохи.

Сорокапятиминутный Biped – действо завораживающей красоты. Здесь аналитический подход к хореографии, очевидный в первых двух балетах, приводит вдруг к некоему синтезу. Движениям танцовщиков вторят компьютерные проекции, чья роль (хоть они и очень эффектны) отнюдь не декоративна. Разметив в одних случаях точками, в других – штрихами человеческие тела, нам в разных ракурсах представляют движение в чистом виде. Ни мяса, ни костей, ни особых примет. Чистая концепция становится чистым искусством.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Спецоперация отменяет обязательные декларации

Спецоперация отменяет обязательные декларации

Иван Родин

Госдуму призвали продолжить засекречивание доходов и имущества правящего класса

0
713
Украина намерена стать интеграционным тигром

Украина намерена стать интеграционным тигром

Наталья Приходко

Но запрыгнуть с ходу в окно возможностей Евросоюза вряд ли получится

0
813
Тбилиси опять постучался в дверь Евросоюза

Тбилиси опять постучался в дверь Евросоюза

Юрий Рокс

Грузинская оппозиция обещает властям жаркие дни

0
738
Бишкек пытается повторить с Душанбе "ташкентский сценарий"

Бишкек пытается повторить с Душанбе "ташкентский сценарий"

Виктория Панфилова

Киргизии и Таджикистану в урегулировании приграничных проблем могут понадобиться посредники

0
732

Другие новости