0
5060
Газета Культура Печатная версия

31.01.2023 18:40:00

Как театр актуализирует большую литературу в контексте времени

Прозаизация сцены

Тэги: театр, большая литература, проза, инсценировки


театр, большая литература, проза, инсценировки Молодежный театр представил эскиз будущей постановки о блокаде. Фото со страницы РАМТ в «ВКонтакте»

Границы между двумя видами искусства – театром и литературой – всегда очень зыбкие. Театр инсценирует литературные произведения, создает визуальный эквивалент вербальной, письменной «истории». И разделить, где кончается власть литературы и начинается власть театра на сцене, порой непросто. Примечательно, что нередки случаи, когда миссия театра важна уже самой актуализацией текста – возвращением его в круг сюжетов времени. Ведь сцена укрупняет каждое высказывание и объединяет широкий круг зрителей в единый момент игры. Это касается как популяризации современной литературы, так и реабилитации классики.

Так, например, премьера «Самоубийцы» в Театре Вахтангова возвращает в театральное поле гениальную пьесу Николая Эрдмана, обладательницу одной из самых печальных судеб на подмостках. Спустя более полувека цензуры пьеса до сих пор имеет малый постановочный рейтинг, словно пребывая в статусе «пьесы для чтения». Что неудивительно: трагикомедия о маленьком человеке Семене Подсекальникове, который не владеет правом не то что жизнью своей распоряжаться, а даже собственной смертью, читать смешно и страшно. Эрдман написал документ эпохи такой силы, что, отразившись в дне сегодняшнем, он становится еще более жутким и пророческим приговором новому веку, который, как оказывается, так и не учел уроков истории. Но спектакль по пьесе обнаруживает лишь режиссерскую глухоту к автору – Павел Сафонов избирает прием метафизического балагана, который не контрастирует с драмой, а повисает на ней нелепой клоунско-мелодраматической ужимкой.

Впрочем, в театре «Студия театрального искусства» приступили к репетициям «Мандата» («Самоубийцу» в постановке Сергея Женовача успешно играют уже 8 лет), так что законченная дилогия еще может дать реванш Эрдману в текущем сезоне.

Спектакль «Белый пароход» новой независимой площадки в Москве Kuklab инсценирует одноименную повесть Чингиза Айтматова. «Белый пароход» нередко ставят сегодня на стыке драматического театра и театра кукол, исходя из притчевости произведения, обилия фольклорной метафорики, сказочной природы авторского мира. Режиссер Екатерина Половцева выбирает путь нередуцированного освоения сюжета – все-таки спектакль рассчитан на подростковую и взрослую аудиторию. Поэтому отталкивающий мир тьмы и нелюбви, который органически не может вынести главный герой, мальчик-сирота, отданный на воспитание деду, обрисован яркими, даже режущими штрихами. Это и разрушительная ненависть, и семейное насилие. Объемная для камерной сцены сценография (художник – Ирина Уколова) включает природные материалы – воду, дерево, камень – и оживает при помощи выразительных кукол, самых разных по технике. Но то, что художественно дает запоминающийся зрительный образ (например, в спектакле актриса надевает национальный киргизский костюм, выходя в мифологической роли матери-оленихи), в режиссерском отношении порой выходит буквальной иллюстративностью. Однако к финалу самым главным становится отнюдь не степень актерского мастерства владения куклой или изощренность инсценировки, а транслируемая мысль автора. Если во времена публикации повести в 70-е годы был крайне актуален конфликт природы и цивилизации, старого почвеннического мира и современного распада рода, отмирания корней, то сегодня невероятно злободневно Айтматов-традиционалист звучит в своих проповеднических заветах. О неприемлемости любого рода насилия, о взывании к человеческой совести: «Детская совесть в человеке – как зародыш в зерне, без зародыша зерно не прорастает».

Драматический театр, особенно в последнее время, становится проводником современной литературы. В то время как писатель имеет все меньше выходов на аудиторию с постепенным уходом бумажных книг, читателем становятся порой через роль зрителя, увидев впервые то или иное произведение через интерпретацию театра. В связи с чем снова встает вопрос о качественной инсценировке произведений – не каждый театр берется сегодня за этот вопрос всерьез, с привлечением драматурга.

В Российском молодежном театре провели «Мастерскую инсценирования», задачей которой стала активизация роли драматурга в театре для подростковой и семейной аудитории, работа в тандеме с режиссером над инсценировками прозы. Наставник проекта сценарист и профессор РГИСИ Наталья Скороход говорит о том, что «книга в прежние годы формировала мировоззрение целых поколений, но сегодня она – последняя в ряду после компьютерных игр, анимации, сериалов, клипов и т.п.

«Важно визуализировать таинство книги, воспроизвести на сцене ритуал ее чтения. Именно фактура и материя прозы должны быть включены в замысел режиссера. Проза предлагает гораздо больше вариативности современному театру», – говорит автор монографии «Как инсценировать прозу».

Один из финальных эскизов мастерской включал инсценировку-переосмысление знаменитой советской повести Виталия Губарева «Королевство кривых зеркал», которая показала современный потенциал литературного материала, вершиной интерпретации которого, казалось бы, была успешная экранизация Александра Роу 60-х годов. Нового автора, кому-то уже известного, а кому-то – совсем нет, открыл эскиз по мотивам пятикнижия «Ленинградские сказки» Юлии Яковлевой. Современная писательница предложила в жанре историко-фэнтезийного романа раскрыть в приключенческой форме для детей и подростков сложную, «забронзовевшую» тему ленинградской блокады. По реакции целевой аудитории становится понятно, что даже зрителям 16 лет не все ясно про историческую суть 30–40-х годов прошлого века, и репрессии в частности.

Все это дает новый отечественный материал для театра – игрового и при этом серьезного. И, по мнению Натальи Скороход, затрагивает современную проблему интермедиальности, когда произведение, созданное одним видом искусства, трансформируется в другой вид. Обычно в инсценировках воспроизводятся сюжет, персонажи, но важно еще донести поэтику прозы, ведь инсценировка литературы для театра подразумевает не только условную «разбивку» текста на диалоги.

«У современного театра и драматургического понятия «диалог» взаимоотношения не такие уж прямые. Диалог – одна из самых проблематичных вещей в инсценировании. Еще Мережковский писал о Толстом, что его романы совершенно не сценичны и у них не будет никакой сценической судьбы, потому что его герои в основном думают – что называется, сказал на пять копеек, а подумал на три рубля», – напомнила сценарист.

Завещание Мережковского, к счастью, не сбылось – эстетические возможности театра в ХХ веке развивались стремительно. Но перенос прозы на сцену и сегодня является не только вопросом изобретательности режиссера. 


Читайте также


"Золотая маска" продлила заявочную кампанию...

"Золотая маска" продлила заявочную кампанию...

Марина Гайкович

Премия "Музыкальное сердце театра 2024" объявила список номинантов, новую сцену "Табакерки" закрывают на ремонт

0
1011
Большой музыкальный фестиваль в "Сириусе" открылся концертами Мариинского театра

Большой музыкальный фестиваль в "Сириусе" открылся концертами Мариинского театра

Марина Гайкович

Валерий Гергиев командировал себе на замену дирижера Гургена Петросяна

0
2404
И Ермак, и Синяя Борода

И Ермак, и Синяя Борода

Александр Матусевич

46-й сезон Красноярский театр оперы и балета имени Дмитрия Хворостовского завершил гастролями в столице

0
2666
Однажды Пушкин повстречался с Печориным

Однажды Пушкин повстречался с Печориным

Андрей Щербак-Жуков

Литературные чтения и экранизации на II фестивале детского кино «Хрустальный ИсточникЪ»

0
2644

Другие новости