0
2489
Газета Экономика Печатная версия

29.09.2021 17:08:00

Российский бизнес готовится к озеленению инвестиций

Государство и компании пытаются попасть в глобальный финансовый мейнстрим

Тэги: российский бизнес, экология, зеленые облигации, инвестиции, энергоэффективность, низкоуглеродная экономика


российский бизнес, экология, зеленые облигации, инвестиции, энергоэффективность, низкоуглеродная экономика Объем рынка зеленых облигаций в России пока сравнительно невелик, но его потенциал весьма значителен. Фото агентства «Москва»

Философия устойчивого развития уверенно завоевывает глобальный инвестиционный рынок: финансировать прибыльные, но вредные для окружающей среды проекты становится практически аморально. Россия пока существенно отстает от передовых мировых практик, однако у государственных и бизнес-структур заметно растет интерес к проектам и инструментам, основанным на принципах ESG (Environmental, Social and Corporate Governance – экологическое, социальное и корпоративное управление). Рост значения зеленого финансирования – кредитов и облигаций, увязанных с обязательствами в области устойчивого развития – выглядит неизбежной тенденцией: все больше компаний захотят либо будут вынуждены влиться в этот тренд. Эксперты комитета по экологии и охране окружающей среды Ассоциации менеджеров России обсудили, как власти и бизнес пытаются озеленить отечественный инвестклимат.

Как подчеркнула директор департамента внешних коммуникаций En+Group Ольга Санарова, бизнес всегда заинтересован в получении инвестиций на более выгодных условиях, а в последнее время все чаще этот вопрос связан с темой ESG-финансирования. «В развитых странах внедряются особые меры поддержки тех, кто использует зеленые технологии для снижения выбросов парниковых газов. Крупнейший игрок на рынке зеленых облигаций – США», – отметила она. На заседании приводились данные о том, что только в первой половине этого года объем выпусков климатических бондов в мире составил около 500 млрд долл., а в 2023 году он может достигнуть 1 трлн долл.

Это объясняется сложившейся тенденцией на рынке: если раньше основным параметром эффективности инвестиций считалась их доходность, то сегодня это представление изменилось и усложнилось, рассказал партнер Baker McKenzie Станислав Сирот. «Появилась новая концепция: доходность – это замечательно, но какой эффект компания приносит окружающему обществу? В принятии инвестиционных решений появились дополнительные ключевые критерии: какие выбросы парниковых газов у компании, используется ли в производстве детский труд и т.п.», – пояснил он.

Как следствие – несмотря на то что некоторые отрасли (например, угольная) с финансовой точки зрения остаются привлекательными, там происходит сокращение инвестиций и ужесточение банковского кредитования, продолжил эксперт. Появляются ковенанты в сфере ESG и сокращения парниковой эмиссии: в документах о новых инвестициях и займах прописываются четкие параметры, какие обязательства берет компания в этих областях, и в случае неисполнения для нее ужесточается отчетность и повышаются процентные ставки.

На отдельных рынках остаются нюансы: например, Китай пока предпочитает, по словам Станислава Сирота, «играть словами», объявляя о сокращении лишь темпов роста угольной генерации, но не ее самой и даже не ее роста как такового. Однако в Европе и США такой подход уже сейчас категорически невозможен. Что касается России, то существует множество сфер, где за счет зеленого финансирования можно проводить ESG-трансформацию: климатическое регулирование, промышленная модернизация, переработка отходов, нацпроект по экологии, возобновляемая и водородная энергетика, проекты по энергоэффективности, электротранспорт, перечислил старший юрист Baker McKenzie Роман Ишмухаметов.

Эти направления уже отражены в утвержденных недавно правительством РФ критериях проектов устойчивого развития, разработанных ВЭБ.РФ совместно с федеральными министерствами. Как пояснил исполнительный директор госкорпорации Дмитрий Аксаков, в правовом поле появилась классификация видов деятельности для зеленого инвестирования, причем среди них не только классические зеленые направления, но и традиционно важные для российской экономики «коричневые» отрасли, нуждающиеся в экологической модернизации.

В постановлении правительства закреплены и определения зеленых займов и облигаций. «Это дает возможность в перспективе применять к ним меры господдержки: субсидирование процентов по кредитам и купонов по облигациям, предоставление налоговых льгот для инвесторов», – рассказал Дмитрий Аксаков. Кроме того, государством изучается международная практика мер поощрения зеленых инструментов с точки зрения финансового регулирования: речь идет о возможном снижении риск-весов, а также упрощенном доступе на биржу. Ожидается, что первые меры государственного стимулирования появятся в начале 2022 года.

Между тем еще два года назад на российском рынке была совершена крупнейшая сделка по привлечению средств синдиката международных и российских банков, привязанная к показателям устойчивого развития: алюминиевая компания РУСАЛ – металлургический сектор En+Group – получила предэкспортный кредит на сумму более 1 млрд долл. Маржа по нему может меняться в зависимости от выполнения компанией ключевых показателей эффективности, связанных не только с воздействием на окружающую среду, но и с объемом продаж алюминия бренда Allow, имеющего низкий углеродный след. Идеи по производству максимально экологичного алюминия в свое время выдвигал еще основатель En+Group Олег Дерипаска. Актуальность данной идеи, а также ведущую роль зеленых материалов в глобальной ESG-повестке в том числе подтвердила и сделка 2019 года.

«Мы видим, насколько быстрыми темпами растет спрос на продукцию с низким углеродным следом. Уже в этом году больше четверти объема нашей продукции придется на бренд Allow», – рассказал заместитель генерального директора по стратегии и рынкам капитала En+Group Олег Мухамедшин. По его словам, минимальный уровень парниковых выбросов является одним из ключевых преимуществ в металлургическом бизнесе. «Именно поэтому в начале года мы объявили о стратегических целях – достижении нулевых выбросов к 2050 году и сокращении текущего уровня на 35% к 2030 году. И с учетом того, как мы движемся, скорее всего вторая цель будет достигнута раньше срока», – отметил он. По мнению Олега Мухамедшина, зеленое кредитование будет активно развиваться: объем инструментов ежегодно прирастает, а инвесторы и банки, в том числе российские, существенно сокращают, а то и вовсе прекращают финансирование компаний с высоким углеродным следом.

Российский рынок ESG-облигаций пока находится в стадии становления, констатировал исполнительный директор департамента рынков капитала Совкомбанка Андрей Королев: объем выпусков, торгующихся на Московской бирже, составляет всего 240 млрд руб. «На Западе на основе социального запроса уже сложился целый класс ответственных инвесторов. У нас пока к внедрению ESG подталкивают внешние факторы: бизнес заинтересован в иностранных инвестициях, именно это является драйвером», – пояснил он.

Отдельные игроки рынка выступают как энтузиасты этого направления. В том же Совкомбанке для отбора проектов создан специальный комитет по зеленым облигациям, который рассматривает и утверждает поступившие инициативы с привлечением независимой оценки внешнего верификатора. Так, в прошлом году Совкомбанк выступил организатором выпуска зеленых облигаций «СФО РуСоЛ-1» общей стоимостью 5,7 млрд руб.: средства были направлены на рефинансирование кредитов, привлеченных для строительства солнечных электростанций. А в январе этого года банк разместил социальные еврооблигации на 300 млн долл. для финансирования проекта карты с нулевой рассрочкой для лиц с низким и средним уровнем дохода.

«В связи с развитием ответственного финансирования у банков появилась еще одна функция: они вынужденно для себя становятся центрами экспертизы, потому что такие продукты требуют дополнительной верификации качества ESG-повестки компаний, – обратила внимание руководитель направления корпоративной социальной ответственности Росбанка Екатерина Плужник. – Банки внимательно следят и за стратегиями устойчивого развития компаний, и за их отчетностью, и за соответствием международным стандартам. Для того чтобы компания получила по-настоящему зеленое финансирование, она должна быть достаточно зрелой с точки зрения ESG, иначе и для нее, и для банка есть риск получить удар по репутации. Поэтому, продвигая инструменты зеленого финансирования, банки стимулируют компании становиться экологически ответственными».

«Несмотря на трудности, Россия становится на путь низкоуглеродной экономики, чему способствует и зеленое финансирование: можно надеяться, что и сделок, и компаний, соответствующих ESG-требованиям, и специалистов в этой области будет становиться все больше», – резюмировала Ольга Санарова.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Россия осторожничает с китайскими инвестициями

Россия осторожничает с китайскими инвестициями

Анатолий Комраков

Москва и Пекин обсуждают вложения на 120 миллиардов долларов

0
527
ЕС предложил альтернативу китайскому проекту "Один пояс – один путь"

ЕС предложил альтернативу китайскому проекту "Один пояс – один путь"

Данила Моисеев

Брюссель решил посоревноваться с Пекином в инфраструктурных инвестициях

0
533
Либо экономический рост, либо "валидольные" выборы с неясным исходом

Либо экономический рост, либо "валидольные" выборы с неясным исходом

Институциональный эгоизм Банка России и правительства не позволяет синхронизировать цели нашего развития

0
2065
Как благоустройство стимулирует развитие бизнеса

Как благоустройство стимулирует развитие бизнеса

Галина Грачева

Модернизация улиц среды заставляет москвичей сбавлять темп и помогает с пользой тратить деньги

0
899

Другие новости

Загрузка...