0
43178
Газета НГ-Энергия Интернет-версия

27.07.2023 16:42:00

Современные энергетические войны и кризисы: угрозы миру

Геополитика и энергетика в новом миропорядке

Станислав Жизнин

Нурлан Абдрасулов

Об авторе:

Станислав Захарович Жизнин – доктор экономических наук, профессор, президент Центра энергетической дипломатии и геополитики (ЦЭД); 

Нурлан Кадырович Абдрасулов – кандидат экономических наук, независимый эксперт (Казахстан).

Тэги: энергетика, экономика, геополитика, природные ресурсы, нефть, газ, китай, сша, энергетический кризис, энергетичекая война


энергетика, экономика, геополитика, природные ресурсы, нефть, газ, китай, сша, энергетический кризис, энергетичекая война Графика freepik.com

В последнее время в отечественных и зарубежных публикациях обсуждаются пути предотвращения угрозы миру в связи с вероятностью третьей мировой войны. Кроме того, много внимания уделяется угрозам реальных энергетических войн и кризисов в первой четверти XXI века, их влиянием на формирование нового миропорядка в условиях глобальной конфронтации, прежде всего в геополитическом треугольнике (США, КНР, РФ). В мировой энергетике усиливаются процессы картелизации, а также переформатирования энергетических рынков. Формируются технологические и ресурсные альянсы. В данной статье предпринята попытка нарисовать широкими мазками авторское видение проблем: особенности энергетических кризисов XX и XXI веков, энергетический фактор в новом миропорядке и могуществе ведущих государств, финансово-экономические последствия энергетических войн, трудности реализации климатической повестки, нефтяные и газовые войны, а также перспективы стратегического взаимодействия на основе баланса интересов сторон энергетических конфликтов.

70–80-е годы XX века

В тот период в двухполярном мире обострилась холодная война между СССР и США, усилилось идеологическое, военно-политическое и экономическое противостояние между странами империалистического (во главе с США) и социалистического (во главе с СССР) лагерей. В 70–80-е гг. XX века доля стран G7 в мировом ВВП составляла 69–72%, СССР около 12%, на страны третьего мира приходилось примерно 16–14%. Госдолг США в 70-х и 80-х гг. составлял 380 и 900 млрд долл. (36 и 32% ВВП).

Решение ОПЕК в 1973 г. ввести эмбарго на поставку нефти в США и их союзникам остановило арабо-израильскую войну. СССР поддержал это решение и получил геополитические дивиденды в противостоянии с американским империализмом с учетом ослабления позиций США в странах Азии и Африке. Существенный рост цен на нефть в 5–6 раз увеличил доходы стран ОПЕК, а также принес дополнительные нефтедоллары для экономики СССР.

Для США и стран Запада возникла угроза национальной безопасности, в том числе отсутствие топлива не только для автомобилистов, а также для военных кораблей и самолетов. В итоге был создан, по сути, антиОПЕКовский картель в виде МЭА, а в США и других странах Запада появились государственные программы развития энергетики и госорганы управления. Были заложены основы новых энергетических технологий (экономичные двигатели на транспорте, ВИЭ, сланцевые углеводороды, развитие ядерной энергетики, в том числе реакторы на быстрых нейтронах и пр.).

В середине 80-х гг. XX века США, исходя из американо-саудовского пакта «Нефть за безопасность», подписанного в 1945 г., «надавили» на Королевство Саудовская Аравия (КСА), используя ввод советских войск в Афганистан, а также мнимую «угрозу» захвата СССР нефтяных месторождений королевства из-за якобы истощения запасов нефти в СССР, для существенного наращивания добычи нефти. В КСА согласились с обращением США, несмотря на возражения ОПЕК, что привело к резкому снижению цен на мировых рынках, принесло экономические выгоды для стран Запада и соответственно нанесло ущерб экономике СССР.

В те же годы США «давили» на своих союзников в Европе, чтобы сорвать соглашение «газ-трубы», предусматривающего поставки в СССР труб большого диаметра для строительства газопровода в Европу. Европейцы отказали США и газопровод был построен, что заложило основы долгосрочного взаимовыгодного энергетического сотрудничества стран Европы с СССР, а позже с РФ.

2021–2023 годы

После окончания холодной войны образовались, по сути, два противоборствующих лагеря: «демократический Запад» во главе с США и остальной «недемократический мир», в котором лидерами являются РФ, КНР и ряд других стран. США, прикрываясь защитой якобы «демократических ценностей», которые не воспринимаются большинством стран, упрямо и прямолинейно «двигают» свои геополитические и экономические интересы в мировой энергетике, развязав санкционные войны против «врагов демократии».

Расклад сил в мировой экономике существенно отличается от ситуации 1970–80-х гг. В 2022 г. доля стран G7 в мировом ВВП составляла около 30%, БРИКС (даже без учета вероятного расширения) более 30%, а ШОС около 25%. ВВП КНР по ППС превысил ВВП США, а по номиналу приближается вплотную. Госдолг США в 2022 г. превысил 32 трлн долл. (более 135% ВВП).

В настоящее время наблюдается возрастание роли ОПЕК+, где главную роль играют партнерские отношения между РФ и КСА. В Эр-Рияде усиливаются антиамериканские и антизападные настроения и, наоборот, активизируется энергетическое сотрудничество с КНР и РФ.

Мировой экономический кризис до сих пор не преодолен, и по многим прогнозам ожидается его обострение, что в немалой степени связано с энергетическими войнами, развязанными Западом во главе с США. Наблюдаются нестабильность энергетических рынков, замедление зеленого перехода, рост инфляции и себестоимости промышленной продукции в ЕС, Японии, США.

В ближайшие десятилетия ожидается рост спроса на электроэнергию, сохранение в энергетической корзине мира нефти, газа и угля, а также развитие ядерной энергетики и умеренный рост ВИЭ, которые не смогут заменить ископаемое топливо. Из-за геополитической турбулентности и экономической непредсказуемости в мировой энергетике усиливаются процессы картелизации с учетом опыта нефтяных картелей прошлого века.

Неформальный картель компаний – производителей нефти, названный «семь сестер», «руливший» мировыми нефтяными рынками с середины 1940-х до 1970-х гг. XX века, в 1973 г. контролировал 85% мировых запасов нефти. В дальнейшем его доминирование ослабло из-за возрастающего влияния другого картеля – ОПЕК, а также государственных нефтяных компаний в ряде стран. Хотя у «семи сестер» не было письменного соглашения об учреждении, чтобы избегать обвинений в нарушении антимонопольного законодательства США, они де-факто были хозяевами на нефтяном рынке несколько десятилетий.

Энергетический фактор в новом миропорядке

В последнее время усилилась роль энергетического фактора в раскладе сил в новом миропорядке. Формируется многополярный мир, в котором позиции США могут ослабеть, а КНР в союзе с РФ наберут достаточно сил, чтобы заметно усилить свое влияние на мировую экономику и геополитику. Среди основных угроз миру выделяются: глобальный экономический кризис, изменение климата, энергетическая и продовольственная безопасность, технологические барьеры, кибербезопасность, пандемия. Очевидно, что ни одна страна не сможет решить эти проблемы в одиночку, и ни одна страна не сможет решить эти проблемы для всех. В условиях геополитического соперничества, экономических войн и усиления конфронтации ведущие страны мира могут справиться с вызовами, только основываясь на более прагматичных подходах и сотрудничать в сферах, представляющих взаимный интерес и одновременно отстаивать свои национальные интересы. Энергетические проблемы занимают важное место в деятельности основных «командных» центров многостороннего сотрудничества:

Коалиции коллективного Запада: НАТО, МЭА, ЕС, G7, Стратегическое энергетическое партнерство США-Великобритания и др.;

Вне-западные коалиции: БРИКС, ШОС, ЕАЭС, ОПЕК, ОПЕК+, ФСЭГ и др.;

Нейтральные коалиции, в т.ч. «глобального Юга»: АСЕАН, ССАГПЗ, Африканский Союз, Объединения в ЛА и др. Появились признаки создания Движения Неприсоединения (ДН- 21) по типу ДН 20;

Международные площадки для взаимодействия между «сторонами энергетических войн»: ООН, в т.ч. климатические саммиты ООН, МАГАТЭ, ИРЕНА, МЭФ, G20, АТЭС, Транс-Тихоокеанское партнерство и др.

Важную роль в формировании нового миропорядка, в т.ч. в деятельности указанных центров играют ряд крупных стран (США, КНР, РФ, Индия, Бразилия, Мексика, Германия, Франция, Великобритания, Япония и др.), а также средних стран (Австралия, КСА, Казахстан, ЮАР, Иран, Венесуэла и др.). При этом выделяются военные и энергетические супердержавы США, КНР, РФ.

Энергетический фактор в могуществе США, КНР, РФ

Могущество государства – понятие из политологической науки, означающее совокупность политических, финансово-экономических, военных, ресурсных, социальных, технологических, гуманитарных, геополитических и других факторов, определяющих роль и степень влияния государства в международных отношениях. В структуре могущества государства важное место занимает играющий не меньшую роль чем военный энергетический фактор, особенно в условиях глобальной конфронтации. Сравним позиции «геополитической тройки» США, КНР, РФ.

Ресурсная база традиционной энергетики в 2022 г. (доля в мире в скобках). Составлено по данным ВР, ОПЕК и МЭА.

2023-07-27_160758_1.jpg

На первый взгляд ресурсная база США выглядит прилично. Однако, по оценке многих экспертов сланцевый бум в США может скоро закончиться из-за экономических и экологических проблем, связанных с добычей сланцевых углеводородов. Соответственно, позиции США на мировых рынках нефти и газа в ближайшее десятилетие могут ослабеть. В то же время РФ сохранит свои позиции на этих рынках, несмотря на санкционные войны.

Урановая ресурсно-промышленная база в 2021 г. (доля в мире в скобках). Составлено по данным World Uranium Mining Production, World Nuclear Association.

2023-07-27_160758_2.jpg

* В настоящее время мировой рынок услуг по обогащению урана фактически поделен между компаниями из РФ, Франции, а также ряда других стран. США ориентируются в основном на внутренних потребителей. Ядерная корпорация из КНР пока обеспечивает внутренний спрос.

Ресурсная база критических и редкоземельных металлов в 2022 г. (доля в мире в скобках). Составлено по данным Геологической службы США, Форбс, S@P Global, Blumberg.

2023-07-27_160758_3.jpg

Приведенные данные объясняют обеспокоенность Вашингтона по поводу перспектив технологической и ресурсной базы для зеленой энергетики. США пытаются уменьшить зависимость от КНР и других «недругов» в области критических и редкоземельных металлов, проводя агрессивную политику в целях обеспечения доступа к месторождениям в ряде стран Африки, Латинской Америки и Азии. В 2022 г. США инициировали Многостороннее Партнерство по безопасности полезных ископаемых, а в 2023 г. приняли «Закон о чипах» и разрабатывают меры госрегулирования в сфере разработки искусственного интеллекта (ИИ), что, по сути, означает открытие «металлических» (ресурсных), «чиповых», «цифровых» и других «фронтов» в рамках энергетических войн.

Макроэкономические показатели в 2022 г. Составлено по данным ВБ, МВФ, а рейтинг по патентам за 2020 г. World Intellectual Property Indicators 2020.

2023-07-27_160758_4.jpg

Судя по приведенным данным разрыв между экономиками США и КНР сокращается. В соответствии с рядом прогнозов ВВП КНР по номиналу может превзойти ВВП США до 2030 г. Обращает на себя внимание ситуация с ростом госдолга США, когда весной с.г. была реальная угроза объявления дефолта. По оценкам The Economist, в ближайшие годы США будут вынуждены объявить дефолт или резко сократить государственные расходы, что может представлять серьезную угрозу для устойчивого развития не только американской, но и мировой экономики в т.ч. энергетики. В этой связи ожидается снижение геополитического и экономического влияния США в мире. Отдельно целесообразно выделить важную роль доллара США в международной финансовой системе, особенно в расчетах на энергетических рынках. США нередко используют доллар в качестве оружия в т.ч. в энергетических и экономических войнах, что усиливает антидолларовые коалиции в разных форматах. Набирающий силу процесс дедолларизации, который займет не один год, невозможно остановить и обратить вспять. Кратко прокомментируем ситуацию в секторах промышленности и услуг трех стран. В США последние годы наблюдается существенное ослабление позиций в ряде промышленных отраслей по сравнению с КНР и другими странами: автомобильной, энергомашиностроении, зеленой энергетике и пр. В атомной энергетике США уступают РФ, КНР и Франции. В то же время сектор услуг США вырос до гипертрофированных масштабов, особенно в банковской и финансовых сферах, где резко увеличилось число спекулятивных и фиктивных операций в т.ч. в энергетических отраслях. Судя по уменьшению числа заявленных патентов, США утратили свое технологическое лидерство в т.ч. в энергетике. Оформленные в КНР и ряде других стран патенты затрагивают самые передовые отрасли традиционной и зеленой энергетики (ВИЭ, ядерная и водородная энергетика). Существенно выросло число публикаций по высоким, в т.ч. энергетическим, технологиям в ведущих научных журналах мира авторов из КНР, РФ, ряда других стран при значительном сокращении авторов из США.

Финансово-экономические последствия

Энергетические войны ведут к негативным финансово-экономическим и социальным последствиям. Основные проблемы: разрывы цепочек поставок, колебания цен на энергоресурсы, нестабильность на энергетических и финансовых рынках, дедолларизация, ресурсный протекционизм и переформатирование энергетических рынков, угроза глобального финансово-экономического кризиса, рост инфляции, замедление роста мирового ВВП, сокращение финансирования энергоперехода в рамках климатической повестки и борьбы с энергетической бедностью и пр.

Угроза дестабилизации внутриполитической ситуации в США и ряде стран коллективного Запада связана с ростом стоимости жизни, свертыванием социальных программ, активизацией массовых социальных протестов.

Роль доллара США на энергетических рынках. Увеличение финансовых операций на мировых энергетических рынках привело к трансформации сырьевых рынков в т.ч. углеводородов, по сути, в финансовые. Объемы операций с нефтяными фьючерсами во много раз превышают торговый оборот на спотовом рынке физической нефти. Важно отметить, что США рассматривают нефтедоллар в качестве основы американской экономики, а также эффективного монетарного инструмента давления на зарубежные страны в т.ч. в энергетических войнах. Доминирование геополитики в мировой экономике при ведущей роли США позволяло ФРС США накачивать мир долларами. На конец 2022 г. выпущено по разным подсчетам от 90 до 150 трлн долл., из которых в обороте около 20 трлн– это наличные. На обслуживание внутренних нужд американской экономики в последние несколько лет ежегодно, по разным оценкам, задействовано около 17 трлн долл. Остальные доллары идут на «экспорт» без гарантий под реальные активы в США. Доллар США является не только платежным средством, но и инструментом котирования взаиморасчетов, а также основной резервной валютой. В 2022 г. почти 60% накоплений хранилось в долларах (20% в евро, по 5% в иенах и фунтах, 3% в юанях). Поскольку мировые цены номинированы в долларах США, страны, желающие перейти на расчеты в альтернативной доллару валюте, вынуждены котировать курс используемой валюты. Международные операции в долларах искусственно увеличивают спрос на американскую валюту, что позволяет оценивать доллары США выше их реальной цены. Огромные объемы долларов в мировой торговле фактически направляются на кредитование экономики США, в т.ч. обслуживание растущего государственного долга.

Перспективы дедолларизации. По мере развития многополярного мира возможен постепенный и длительный уход от доминирования доллара США на мировых энергетических рынках. Произойти это может в случае ослабления заинтересованности стран держать свои активы в американских долларах. Во многом это будет зависеть от развития альтернативной платежной системы торговли между странами БРИКС, особенно в рамках Банка БРИКС. Отметим, что Китай, РФ и Индия заручились поддержкой более 40 стран, желающих использовать новую валюту в рамках этой системы. Кроме того, процесс дедолларизации международной торговли энергоресурсами в немалой степени связан с доминированием геополитики в мировой энергетике, включая ее нефтегазовый сектор. Пока мировая финансовая система основана на представлении, что США никогда не объявят дефолт по своим обязательствам в долларах, потому что сами их печатают, сколько потребуется. Однако ситуация в мире развивается не в пользу доллара.

Угроза мирового экономического кризиса в 2023-24 гг. Хотя Запад справился с финансовым кризисом после того, как США избежали дефолта весной с.г., вероятность его объявления в ближайшие годы реальная. Его последствия не будут ограничены Соединенными Штатами. Финансовый кризис начнет расползаться, и мировая экономика окажется перед угрозой рецессии. Причем на этот раз бизнес не сможет занимать у правительства денег и рассчитывать на господдержку, чтобы смягчить последствия кризиса, как после финансового коллапса 2008 г. Прогнозируемая глобальная рецессия может иметь серьезные последствия, поскольку на фоне мрачных перспектив для экономики США Китай только начал восстанавливаться, а экономику ЕС лихорадит от энергетического кризиса и бумеранга санкций против России из-за Украины.

Рост глобального госдолга в т.ч. в ведущих экономиках мира в 2022 г. По данным МВФ глобальный долг составил 305 трлн долл. США в 2022 году, включая долги государственных и частных должников. Глобальный долг быстро растет. Ежегодные темпы роста составили 25 и 28% в 2020-21 гг., опережая рост мирового ВВП.

Проблемы энергоперехода в климатической повестке

Решение проблем устойчивого развития энергетики и изменения климата является приоритетным направлением в принятой в ООН в 2015 г. программе «Цели в области устойчивого развития (ЦУР)», состоящей из 17 взаимосвязанных целей. Концепция ЦУР объединяет экономический, социальный и экологический векторы мирового развития. Реализация ЦУР предполагает оптимальное потребление ограниченных ресурсов и использование экологичных — природо-, энерго-, и материало-сберегающих технологий с целью сохранения стабильности социальных и культурных систем, а также обеспечения целостности биологических и физических природных систем.

Ключевым направлением ЦУР является устойчивое развитие мировой энергетики (ЦУР 7) в связке с климатической повесткой (ЦУР 13). Реализация программы ЦУР, предусмотренная на период 2016-2050 гг., замедлилось из-за пандемии и усиления геополитической напряженности, энергетических войн и кризисов.

Решение проблем в мировой энергетике (ЦУР 7) направлено на «Обеспечение доступа к недорогостоящей, надежной, устойчивой и современной энергии для всех» и является ключом к большинству глобальных проблем: развития мировой экономики, искоренение бедности, продовольственной безопасности, транспорта и пр. В ЦУР 7 предусмотрен энергопереход для решения экологических проблем, в т.ч. связанных с изменением климата (ЦУР 13). Для достижения ЦУР 7 обозначены стратегические задачи: развитие ВИЭ, технологии чистой энергетики, энергоэффективность и др. Их решение невозможно без расширения международного сотрудничества.

В декабре 2015 г. было принято Парижское соглашение, ратифицированное около 200 странами, направленное на борьбу с угрозой изменения климата путем удержания прироста глобальной средней температуры в этом столетии на уровне намного ниже 2 градусов Цельсия сверх доиндустриальных уровней. Соглашение предусматривает реализацию ряда программ для борьбы с последствиями изменения климата, для финансирования которых на период до 2050 г. потребуется 180–200 трлн долл. При этом ежегодные расходы на энергопереход могут составить до 4 трлн долл. В 2022 г. процесс достижения ЦУР 7 и 13 «забуксовал» из-за снижения финансирования в связи с последствиями COVID-19, а также энергетических войн, усилившихся после СВО на Украине. В итоге появились серьезные проблемы в достижении ЦУР 7 и ЦУР 13, что было подтверждено на Климатических Саммитах ООН (КС) в 2021–22 гг.

Нефтяные войны

Судя по многим прогнозам в ближайшее десятилетие спрос на нефть может оставаться достаточно высоким, несмотря на рост альтернативных ресурсов в мировой топливной корзине. На рынке нефти продолжается конфронтация между ее производителями и потребителями.

Организация стран – экспортеров нефти (ОПЕК) была основана в Багдаде, после подписания соглашения в сентябре 1960 г. пятью странами (Ираном, Ираком, Кувейтом, Саудовской Аравией и Венесуэлой), ставшими членами – основателями ОПЕК, целью создания которой явилось стремление независимых государств получить контроль над своими ресурсами и их эксплуатацией с учетом национальных интересов.

При создании ОПЕК был использован опыт картеля «семи сестер», но был оформлен официально в качестве межгосударственного картеля. В ОПЕК в 2023 г. участвуют 13 стран-членов, а также 6 стран в качестве наблюдателей. В 1970-х гг. ОПЕК превратилась во влиятельную организацию на рынке нефти, от которой значительно зависели цены на нефть. Этому способствовали два важнейших события в мире: эмбарго на поставку нефти арабскими странами в рамках Организации арабских стран – экспортеров нефти (ОАПЕК) в 1973 году в отношении США и их союзников, а также иранская революция в 1979 г.

Неофициальный картель ОПЕК+ был сформирован в ноябре 2016 г. из-за недовольства многих нефтедобывающих стран ценами на мировом нефтяном рынке. На апрель 2023 г. в ОПЕК+ входят 10 независимых производителей нефти, а также 13 членов ОПЕК. Неформальными лидерами ОПЕК+ являются РФ и КСА, между которыми в 2003 г. было подписано соглашение о сотрудничестве, в том числе в целях поддержания стабильности на мировых рынках нефти. Члены ОПЕК+ контролируют 55% мировых поставок нефти и 90% доказанных запасов. ОПЕК+ имеет возможность и механизмы квотировать добычу нефти с целью поддержания стабильных цен на нефть.

В 1974 г. по инициативе США было создано Международное энергетическое агентство (МЭА), которое иногда называют антиОПЕК. В МЭА действуют механизмы влияния на мировые рынки нефти с помощью стратегических запасов нефти, которые члены МЭА должны иметь с целью защиты их энергетической безопасности. Кроме того, в рамках G7 регулярно обсуждаются меры против стран ОПЕК и ОПЕК+, в том числе введения потолка цен на экспорт нефти из РФ и создания проблем для ее поставки морем, что вызывает обеспокоенность у других стран ОПЕК+.

В США с начала XXI века регулярно принимаются законопроекты против ОПЕК на основании того, что этот межгосударственный картель якобы нарушает антимонопольное законодательство США, которые не признают приоритета международных правовых документов над американскими законами. В марте с.г. в Конгресс США был внесен очередной проект закона «О запрете нефтедобывающих и экспортирующих картелей», также известный как NOPEC, что позволило бы правительству США подать в американские суды на страны-члены ОПЕК.

Газовые войны

Газ продолжает занимать прочные позиции в энергетической корзине мира, учитывая его экологичность. В мировой газовой отрасли в отличие от нефтяной промышленности не были образованы неформальные межкорпоративные альянсы наподобие картеля «семи сестер». Международное взаимодействие в газовой сфере на корпоративном уровне осуществляется в рамках ряда ассоциаций. Газовая проблема входит в приоритеты влиятельного глобального неформального Международного энергетического форума (МЭФ), штаб-квартира которого расположена в Эр-Рияде.

Вопрос об объединении стран – экспортеров газа для защиты их коллективных экономических интересов в отношениях со странами-импортерами обсуждался на разных форумах, что привело в итоге к межминистерской встрече в Тегеране 19–20 мая 2001 г., где было принято решение о Форуме стран – экспортеров газа (ФСЭГ), деятельность которого до 2008 г. носила неформальный характер. В декабре 2008 г. в Москве в ходе 7-й министерской встречи ФСЭГ было принято решение об официальном учреждении ФСЭГ в качестве международной организации. В настоящее время членами ФСЭГ являются 12 стран. На их долю приходится более 70% доказанных запасов газа в мире и около 44% мирового экспорта.

В настоящее время генеральным секретарем ФСЭГ является представитель Алжира Мохамед Хамель, который сменил представителя РФ Юрия Сентюрина. Интерес к газовой проблематике проявляют ряд не входящих в ФСЭГ стран. В рамках Российской энергетической недели в октябре 2021 г. министр энергетики КСА принц Абдулазиз бин Салман Абдулазиз аль Сауд высказался в пользу регулирования газового рынка. Эту идею поддержал вице-премьер РФ Александр Новак. В совокупности на Россию, Иран, Катар и КСА приходится более 70% мировых запасов газа. КСА может сыграть важную роль в формировании глобального газового альянса, особенно после недавнего примирения с Ираном.

В марте с.г. в ЕС объявили о создании Европейской энергетической платформы, в рамках которой предприятия и правительства смогут объединиться в «картель покупателей» для закупок газа у глобальных поставщиков. Энергетический кризис в ЕС вызван сокращением поставок российских энергоносителей из-за санкций против РФ, а также взрывов СП-1 и СП-2.

В США агрессивно реагируют на любые попытки стран – экспортеров углеводородов объединить свои усилия для защиты экономических интересов. В Конгрессе США постоянно обсуждаются меры противодействия «газовой ОПЕК», как в США называют ФСЭГ.

В настоящее время действует ряд международных газопроводных консорциумов и альянсов, в рамках которых налажены правовые и экономические механизмы транспортировки газа. Возможно образование Газового Союза между Россией, Казахстаном и Узбекистаном для использования созданной во времена СССР газопроводной системы Средняя Азия – Центр (САЦ).

От конфронтации к стратегическому взаимодействию

Нарастание конфронтации в мире, в т.ч. в мировой энергетике, связанно с усилением геополитической турбулентности, конфликтом политических и экономических интересов между основными акторами в международных отношениях. Это ведет к обострению проблем, от решения которых зависит выживание человечества (климат, энергетическая и продовольственная безопасность, энергетическая бедность, и т.д.). В последние годы ряд сложившихся правил и норм, основанных на экономических принципах рыночной конкуренции, был обрушен геополитикой, которая доминирует в мировой энергетике, особенно из-за санкционных войн Запада в отношении своих «недругов». Это существенно усиливает риски глобального экономического кризиса.

В этой связи может быть полезно практическое использование некоторых подходов и методов стратегического взаимодействия, разработанных на основе теории игр. Смысл такой: есть группы (компании, государства), между которыми устанавливаются различные контакты, появляется возможность коммуникаций. У каждой группы есть свои интересы, а стратегическое взаимодействие – это нахождение баланса этих интересов с целью избежать конфликтов и хаоса. Энергетика – это базовая отрасль экономики, от нее зависит социально-экономическое развитие, национальная безопасность и благополучие населения. Если не удастся найти баланс интересов, энергетические войны могут обрушить всю мировую экономику, надолго задержать ее развитие и вызвать глобальный экономический кризис с непредсказуемыми последствиями для всего человечества.

Теория и практика стратегического взаимодействия сводятся к тому, что действия, предпринимаемые индивидуальным членом группы, зависят или обусловлены выбором действий других членов этой группы. Введено понятие частного или индивидуального, а также коллективного блага. Санкционные войны ведутся Западом, исходя из идеологических (по «защите демократических ценностей»), но в основном своих геополитических и экономических интересов, т.е. индивидуальные блага с целью нанести экономический ущерб одной или группе стран, чтобы ослабить их позиции в мире. В то же время эти войны вызывают серьезные трудности для всех стран, в т.ч. Запада, что чревато ухудшением ситуации в мировом ТЭК, социально-экономической, экологической и других сферах. На наш взгляд, коллективные блага в этом плане связаны с решением проблем изменения климата, преодоления надвигающегося мирового экономического кризиса и энергетической бедности, обеспечения энергетической и продовольственной безопасности, и др. Целесообразно выделить также общее для всех стран благо: развитие дешевых экологически чистых энергоресурсов, что невозможно без широкого международного технологического сотрудничества в т.ч. в ВИЭ, водородной, ядерной и термоядерной энергетике.

Среди примеров практического стратегического взаимодействия вспомним Карибский кризис 1962 г., который явился одним из важнейших кульминационных моментов в ядерной гонке и «холодной войне». Весь мир и все человечество в тот период находилось в наибольшей близости к ядерной войне, которая привела бы к мировой катастрофе. Руководителями СССР и США, столкнувшимися с альтернативой выбора между сохранением собственного реноме с одновременным развязыванием мировой ядерной войны, было принято компромиссное решение, позволившее избежать катастрофы (глобальное благо) с одновременным уменьшением своего авторитета в глазах части общества (своего рода индивидуальное благо).

В ходе ценовых нефтяных войн в конце XX — начале XXI веков экспортеры неоднократно избегали мер по созданию дефицита на рынке нефти в целях резкого повышения цен для повышения своих доходов (индивидуальное благо). Они исходили из того, что это могло создать проблемы в глобальной системе поставок нефти и мировой экономике, что грозило большим ущербом не только для стран-импортеров, но и стран-экспортеров. Был налажен диалог стратегического взаимодействия между этими группами стран, чтобы найти баланс экономических интересов между различными сторонами, а также обеспечить стабильность и устойчивость рынков нефти, а также мировой экономики (глобальное благо).

На наш взгляд проблемы контроля над изменением климата и окружающей среды, избежания мирового экономического кризиса нужно рассматривать как глобальные блага. Для эффективного решения этих и других глобальных проблем рано или поздно международное сообщество придет к какой-то форме стратегического взаимодействия в т.ч. с участием США, КНР и РФ, других стран, а также основных центров многостороннего сотрудничества.

Заключение

1. Сохранение геополитической турбулентности на глобальном уровне, прежде всего в отношениях РФ и КНР с США, будет продолжать оказывать негативное влияние на устойчивое развитие мировой энергетики.

2. Энергетические войны Запада против РФ и других «противников демократии» могут привести к длительному экономическому кризису и дальнейшему ухудшению климата с серьезными негативными последствиями для человечества.

3. Чтобы избежать глобальных потрясений из-за энергетических войн мировому сообществу придется искать взаимовыгодные решения в рамках стратегического взаимодействия на основе баланса интересов участников этих войн.



Читайте также


В Молдавию по ночам перебрасывают американскую технику

В Молдавию по ночам перебрасывают американскую технику

Светлана Гамова

Кишиневские политики заподозрили руководство страны в подготовке к войне

0
1822
Коммунистическая партия Китая очищает ряды от ненадежных чиновников

Коммунистическая партия Китая очищает ряды от ненадежных чиновников

Владимир Скосырев

За аморалку – уволить, за взятки – исключить

0
1233
Заместитель из засады

Заместитель из засады

Юрий Сигов

Трамп выбрал Вэнса кандидатом в вице-президенты, чтобы тот "в случае чего" смог его подстраховать

0
1183
Республиканская партия стала трампистской

Республиканская партия стала трампистской

Геннадий Петров

Вероятность выхода Байдена из предвыборной гонки повысилась

0
1289

Другие новости