0
4255

11.10.2023 20:30:00

Возвращение «Молодой гвардии»

Роман Александра Фадеева надо не отвергать, а заново осмыслять

Вячеслав Огрызко

Об авторе: Вячеслав Вячеславович Огрызко – историк литературы.

Тэги: александр фадеев, сталин, молодая гвардия, кино, история


александр фадеев, сталин, «молодая гвардия», кино, история В том, кто из подпольщиков был героем, а кто предателем, разбираются до сих пор. Кадр фильма «Молодая гвардия». 1948

В школьную программу возвращается роман Александра Фадеева «Молодая гвардия». Однако до сих пор среди ученых и учителей нет единства в вопросе: какая редакция этой книги предпочтительней для изучения – первая, датированная 1945 годом, удостоенная весной 1946 года Сталинской премии первой степени, или более поздняя, относящаяся к 1951 году.

Большинство исследователей склоняется к тому, что первый вариант романа в художественном отношении был сильнее. Но к нему в конце 1947 года появились претензии у главного читателя страны – Сталина. Вождь не увидел в книге руководящей роли партии. Настрой первого лица тут же уловили руководители Агитпропа. По их указанию газета «Культура и жизнь» 30 ноября 1947 года грубо пропесочила Фадеева.

А вскоре на писателя обрушилась и сестра одного из его героев – Сергея Тюленина. 19 января 1948 года она обратилась с жалобой к Сталину. Сестра Тюленина обвинила Фадеева в том, что он, когда писал роман, целиком и полностью доверился матери Олега Кошевого, которая, по ее мнению, мало что знала о подпольной деятельности молодых ребят в оккупированном немцами Краснодоне, и не счел нужным тщательно расспросить родственников других героев.

Сестра Тюленина в письме Сталину сообщила, что организаторами мести немцам выступили не выдуманный Фадеевым Шульга и не Валько, арестованный немцами сразу после прихода в Краснодон и вскоре погибший, а совсем другие люди – большевики, но не члены местной партийной организации, а пришлые. Тюленина написала:

«Я расскажу Вам, дорогой Иосиф Виссарионович, как это было.

Однажды, это было в январе месяце 1941 г. [так в оригинале, правильно – 1942. – В.О.] к нам в квартиру встал лейтенант по фамилии Быченко Феодосий, он был спущен с самолета 16 июля 1942 г. в Запорожье. Этот парашютист много говорил об организации подпольщиков и партизанах. Говорил о связи с партией и т.п. В сентябре 1942 г. он пришел в Шевыревку, там стоял Савинков Илья. Сережа вдумчиво прислушивался к словам лейтенанта, а затем уже сам стал держать связь с линией фронта и действовать. Сережа познакомился с Любой Шевцовой, которая имела связь с «рацией», тогда и он связался с этой организацией, после этого в Краснодоне под руководством Лютикова организовался отряд подпольщиков-коммунистов. С этим отрядом я связала «Молодую Гвардию», а связисткой была Налина Соколова, которая помогла связаться с другими отрядами г. Ростова и г. Каменска. Сергей действовал уже до момента вступления немцев, где он связался с подрывными частями (в июле 1942 г.)».

К слову: в романе Фадеева четко сказано, что организатором и первым комиссаром «Молодой гвардии» был Олег Кошевой.

Дальше Надежда Тюленина рассказала о совещаниях поднявшихся на борьбу молодых ребят, которые проходили в Краснодоне попеременно у Третьякевича, Арутюнянц, Земнуховых и на хуторе Шевыревка у Савинкова, и о первых проведенных немцами в Краснодоне арестах.

Отдельно она остановилась на семье Олега Кошевого. По мнению Тюлениной, Фадеев сильно преувеличил в своем романе роль этой семьи в деятельности краснодонских подпольщиков и не совсем верно изобразил ее брата.

Но дошло ли до Сталина письмо сестры героя? Похоже, что нет. Личный секретарь вождя Александр Поскрёбышев передал его секретарю ЦК по идеологии Андрею Жданову. От писателя же Кремль потребовал объяснений.

Что сообщил Фадеев в свое оправдание? Он напомнил, что советское правительство, когда узнало о подвиге «Молодой гвардии», приняло постановление о том, чтобы везде, где возможно, широко осветить героизм молодых ребят. А что предшествовало этому постановлению? В феврале 1943 года, как только Краснодон был от немцев освобожден, Москва направила в город комиссию, которая должна была расследовать причины гибели «Молодой гвардии». Эту комиссию возглавил заместитель начальника Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного главнокомандующего по работе молодежи в тылу врага Троицын. Москвичи разыскали нескольких партработников, которые должны были создавать на оккупированной территории подпольные организации, и опросили многих родственников погибших ребят. На основе собранных материалов они подготовили свою трактовку краснодонской драмы и дали свои характеристики большинству участников трагических событий. С выводами комиссии Троицына полностью согласился ЦК ВЛКСМ. И никто никаких оценок московской бригады в тот момент не оспаривал.

А уже в сентябре 1943 года в Краснодон выехал Фадеев. Он тоже много с кем встретился.

«В то время, – доложил писатель Жданову, – никто не давал мне никаких сведений и показаний, которые противоречили бы официальному материалу ЦК ВЛКСМ».

Но Жданова такое объяснение не вполне удовлетворило. Короче, Фадееву все-таки пришлось сесть за переработку своего романа. Но в новой редакции он главным образом усилил линию, связанную с показом роли партийных комиссаров. А образы юных мстителей писатель сильно переделывать не стал.

Сталина вторая редакция романа Фадеева устроила. Но споры о «Молодой гвардии» на этом не закончились. Оставался открытым вопрос: кто же предал молодежную организацию? В романе Фадеева фигурировал Евгений Стахович. Часть краснодонцев, а вслед за ними и некоторые литературоведы пришли к выводу, что писатель «срисовал» его с Виктора Третьякевича. А Фадеев, знавший обо всех этих разговорах, никак комментировать провокационные слухи не стал: он ни разу не подтвердил, что иуду Стаховича списал с Третьякевича, но и ни разу не опроверг бытовавшую версию.

Во всю силу голос о настоящих и мнимых предателях «Молодой гвардии» зазвучал в 1959 году. К тому времени молва уже прочно главным негодяем считала Виктора Третьякевича. И почему-то как-то упускалось из виду, что Третьякевич ведь тоже погиб. Немцы живым сбросили его в шурф одной из шахт. Тут явно что-то не сходилось. И давно надо было провести соответствующее расследование.

За восстановление истины взялся корреспондент «Комсомольской правды», фронтовик Ким Костенко. Он нашел убедительные факты героизма Третьякевича и доказал, что герой был оболган. Кроме того, журналист решил, что Третьякевич был самым первым комиссаром «Молодой гвардии». Выводы Костенко поддержал зять Хрущёва – Алексей Аджубей. По его указанию «Комсомольская правда» дала о «молодогвардейцах» три статьи Кима Костенко. Так, по сути, состоялась реабилитация Третьякевича.

К слову: много лет историки и литературоведы никак не могли сойтись и в оценках Ивана Туркенича. А тут, казалось бы, что могло вызвать сомнения? Разве не Туркенич одно время был командиром «Молодой гвардии»?! Но бдительные чиновники напоминали: мол, не случайно Кремль в 1943 году отклонил ходатайство о присвоении Туркеничу звания Героя Советского Союза. Туркенича долго попрекали тем, что он в августе 1942 года шесть дней находился в немецком плену, а когда бежал, то, как считалось, должен был сразу вступить в вооруженную борьбу с фашистами, а не пробираться в захваченный немцами Краснодон, где жила его родня. Но разве Туркенич, оказавшись в Краснодоне, уклонился от борьбы? И как быть с его подвигами? Забыть?

Справедливость в отношении Туркенича восторжествовала лишь через много десятилетий, после его гибели в боях за Польшу. Звание Героя ему присвоили посмертно 5 мая 1990 года.

Опираясь на статьи Кима Костенко в «Комсомольской правде», часть исследователей позже заявила, что Фадеев в какой-то момент был некоторыми краснодонцами введен в заблуждение: якобы он ничего не знал об истинных предателях «Молодой гвардии», и поэтому его роман нуждается в новых трактовках и комментариях. К слову, первым на этой ниве комментаторства отметилась Марина Касторкина, выпустившая в 1961 году в Ленинграде книжку «Фадеев в школе».

Но нетронутым продолжал оставаться двухсерийный фильм Сергея Герасимова «Молодая гвардия», снятый в 1948 году по мотивам романа Фадеева. А это сильно раздражало комсомольских чиновников. Они потребовали вырезать из пленки некоторые кадры и вмонтировать в картину новые сцены.

Герасимов же заартачился. С какой стати? Он оперировал двумя доводами. Первый сводился к тому, что ни Фадеев, ни он как режиссер лично Третьякевича ни в чем никогда не обвиняли. И в книге, и в фильме действовал Стахевич, не имевший никакого отношения к Третьякевичу. А предал «Молодую гвардию», как выяснилось, Геннадий Поченцов, который по приказу командующего фронтом Малиновского был расстрелян еще в сентябре 1943 года. Из-за этого Поченцова погибли 14 молодогвардейцев. И Фадеев, по словам киношников, всё это знал, однако по каким-то причинам вводить этого персонажа в свой роман не стал. Не сделал этого в 1948 году и Герасимов.

Второй довод. Третьякевич впервые объявился в Краснодоне, согласно документам, лишь в конце сентября 1942 года, а первые временные комсомольские удостоверения часть молодогвардейцев получила в августе. Значит, Третьякевич никак не мог быть первым комиссаром подпольной молодежной организации.

В общем, создатели фильма «Молодая гвардия» вынуждены были в поисках истины обратиться в ЦК ВЛКСМ. Главный комсомолец страны Владимир Семичастный, сопоставив разные документы, склонился к тому, что все-таки первым комиссаром «Молодой гвардии» следует считать Олега Кошевого. Он же настоял на том, чтобы упорство в продвижении непроверенных гипотез Краснодонского музея осудил пленум Ворошиловградского обкома партии.

Но вскоре Семичастный перешел в КГБ. Тема «молодогвардейцев» была передана новому секретарю ЦК ВЛКСМ по пропаганде Александру Камшалову. Он-то и заставил киношников взяться за переделку фильма. По его настоянию собирательный образ Стаховича из картины убрали совсем. Посредством переозвучки этот персонаж стал именоваться Почепцовым.

Однако страсти на этом не закончились. Теперь ожесточилась полемика среди литературоведов и киноведов. Многие принялись в двух редакциях книги и в двух вариантах фильма искать крамолу, и каждый посчитал себя вправе наговорить в комментариях семь бочек арестантов.

В разные инстанции тогда посыпались жалобы. В ЦК КПСС даже создали специальную комиссию по разбору заявлений. Ее руководителем был назначен первый заместитель заведующего отделом пропаганды ЦК Александр Яковлев.

23 апреля 1969 года заместители заведующих отделами пропаганды, культуры и науки ЦК Дмитрюк, Мелентьев и Щербаков доложили начальству в связи с одной из жалоб:

«В анонимном письме сообщается о том, что в 1960–1966 годах в нашей печати допускалось противоречивое освещение деятельности отдельных руководителей подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия» в гор. Краснодоне.

Отдел пропаганды, Отдел культуры, Отдел науки и учебных заведений ЦК КПСС в 1967 году изучали настоящий вопрос и о результатах докладывали ЦК КПСС. Редакциям центральных газет, журналов, издательств, информационным агентствам было указано на необходимость прекратить публикацию разноречивых материалов о роли некоторых руководителей Краснодонского комсомольского подполья.

Учитывая, что в анонимном письме не содержится новых данных по этому вопросу, считали бы нецелесообразным возвращаться к его рассмотрению.

Дать ответ авторам письма не представляется возможности, т.к. письмо без подписи. Просим приобщить к архиву».

В том же 1969 году создатели фильма «Молодая гвардия» обратились в редакцию журнала «Юность» с предложением совершить совместную экспедицию в Краснодон, чтобы еще раз на месте уточнить, как и что происходило в этом городе во время немецкой оккупации и кто конкретно вел там подпольную работу. По итогам экспедиции журнал опубликовал статью «Еще о «Молодой гвардии» (роман и история)», в которой предложили публикации Костенко в «Комсомолке» в 1959 году считать нуждающимися в существенных уточнениях.

Однако вскоре издательство «Советская Россия» переиздало вторую редакцию романа «Молодая гвардия», но уже с послесловием Апухтиной, в котором исследовательница призывала всех читателей исходить из оценок только одного Кима Костенко. Потом еще «Новый мир» напечатал поэму Евгения Евтушенко «Фуку», в одной из глав которой описывалась встреча поэта якобы с истинным предателем «Молодой гвардии», и где – в Венесуэле, и этот предатель был не Стахович. Многие люди уже и не знали, кому верить.

А как изворачивался в 1960–1980-е годы критик Виталий Озеров! А ведь это Фадеев в свое время стал тащить его в гору. Он писал в Кремль письма, чтобы Озерова назначили то ученым секретарем Комитета по Сталинским премиям в области литературы и искусства, то утвердили главным литературным критиком Союза писателей, то сделали его замом редактора «Литгазеты». Именно Фадеев в течение лет десяти накачивал мускулы этого Озерова. Но когда времена изменились, Озеров стал менять свое отношение и к своему бывшему покровителю, и к его роману «Молодая гвардия».

Сергей Герасимов очень переживал за такое отношение к Фадееву и к роману «Молодая гвардия». Еще в 70-е годы он попросил исполнителя главной роли Кошевого – артиста Владимира Иванова – написать документальную повесть о съемках фильма «Молодая гвардия» и о том, как съемочная группа в течение многих лет пыталась разузнать всю правду о краснодонских событиях в войну. Иванов медлить не стал. Однако его рукопись долгое время всеми издателями отвергалась. И только после вмешательства секретаря ЦК Михаила Зимянина ее напечатало скромным тиражом Бюро пропаганды советского киноискусства.

Потом началась перестройка. Осенью 1986 года Евгений Долматовский опубликовал в журнале «Знамя» «Воспоминания «доверенного лица». Поэт заявил, что роман «Молодая гвардия» исторически недостоверен.

Ученики Сергея Герасимова были просто ошарашены. 25 января 1987 года они направили в ЦК КПСС возмущенное, на тридцати одной странице, письмо.

Главный прораб начавшейся перестройки Александр Яковлев этой жалобе очень изумился. «Удивительно, – написал он руководителям отделов пропаганды и культуры Юрию Склярову и Юрию Воронову, – что этот спор продолжается. Кому это надо? Мне уже в свое время приходилось вмешиваться в эту историю . Прошу вникнуть в вопрос».

Но замам Склярова и Воронова – Владимиру Севруку и Юрию Афанасову вновь погружаться в проблемы «Молодой гвардии» не захотелось. 23 марта 1987 года они доложили, что оснований для беспокойства за дальнейшую судьбу романа Фадеева, как и фильма Герасимова, нет. А это было не так.

Очередная вакханалия началась сразу после развала Советского Союза. Фадееву припомнили многочисленные запои, страшные загулы на квартире любовницы во время наступления немцев на Москву, требования в 1950 году разделаться с космополитами Дайреджиевым и Альтманом. А никто и не отрицал алкоголизма писателя. Фадеев действительно не был безгрешным. Но это не означало, что следовало отказаться от двух его книг: великого «Разгрома» и «Молодой гвардии».

К слову: очень хорошо, что осенью 2022 года восстановили справедливость по отношению к Третьякевичу и посмертно присвоили ему звание Героя.

Что нужно сейчас? В первую очередь следовало бы наконец подготовить научное издание романа Фадеева со всеми редакциями и всё тщательно, с учетом всех выявленных с 1943 года по наше время документов откомментировать. А уже затем на основе научного издания сделать текст для изучения в школах. Необходимо сохранить те страницы, в которых Фадеев достиг вершины художественного мастерства, и ни в коем случае не исказить историческую правду. Это надо сделать и для увековечивания героизма молодых краснодонцев, и в память о большом писателе. Мы не имеем права пренебрегать прошлым – хотя бы ради утверждения светлого будущего.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Насколько немецкие политики осознают ответственность за будущее собственной страны

Олег Никифоров

Скептический юбилей

0
1022
Подсчитаны средние доходы работников кино

Подсчитаны средние доходы работников кино

Вера Цветкова

Новинка теленедели – скетчком "Светлаков+" с любимыми персонажами из "Наша Russia"

0
953
А жил я в доме возле Бронной

А жил я в доме возле Бронной

Александр Балтин

К 25-летию со дня смерти Евгения Блажеевского

0
619
Идет марсианин Иван

Идет марсианин Иван

Борис Колымагин

Коммуникация и ее модальности в русской поэзии XX века

0
759

Другие новости