0
1630
Газета Печатная версия

10.11.2020 19:10:00

Компромиссный псевдоним Льва Мечникова

Как литературоведение становится познанием мира в образах

Владимир Евдокимов

Об авторе: Владимир Иванович Евдокимов – кандидат географических наук, Московский городской педагогический университет (МГПУ).

Тэги: история, география, мечников


15-14-1480.jpg
Лев Мечников прожил короткую жизнь, но
про него можно написать несколько
захватывающих приключенческих романов. 
Фото из книги: Унесенные в бессмертие.
Наука в России и ее окрестностях. 
Библиохроника. 1564–2014 гг. – М., Русский
раритет, 2017. – 544 с.
Раскрытие литературных псевдонимов – увлекательное занятие, которое всегда сопровождается неожиданными выводами. Как правило, таким раскрытием литераторы занимаются в одиночку, ревниво сохраняя даже намеки на результаты: а вдруг коллеги украдут? Основания у таких опасений имеются. Поэтому коллективное раскрытие псевдонима, разнесенное временем (полвека) и расстоянием (Ленинград–Москва–Милан), – редкое явление.

Великий географ

Почему именно Лев Мечников? Потому что у него было много псевдонимов. Известны: Леон Гоганда, Леон Бранди, Эмиль Денегри, Виктор Басардин. А также криптонимы: М, Л.М., А.Д., Э.Д., Б., В.Б. А ведь Мечников знал девять языков, писал на русском, французском, итальянском, возможно, на английском. Какие еще и какие на иных языках псевдонимы использовал Мечников, не знает никто, а знать бы надо!

Хотя бы потому, что Лев Ильич Мечников (1838–1888) – великий русский географ, отец русской геополитики, историк, этнограф, лингвист, социолог, анархист, путешественник, гарибальдиец, художник, писатель... Его «визитная карточка» – знаменитая книга «Цивилизация и великие исторические реки» (1889): написана по-французски, дважды (!) переведена на русский, издана отдельной книгой шесть (!) раз – и в XIX, и в XX, и в XXI веке. Но великим географом он стал еще в 1881 году – после европейского издания книги «L’Empire Japonais», 700-страничного трактата, в котором реализовал новый, революционный принцип описания территории: «страна–народ–история».

Его маленькая повесть «Смелый шаг» (1863) послужила Льву Толстому образцом для создания любовного треугольника «Каренин–Анна–Вронский». Очерк «На всемирном поприще» (1882) открывает город Париж как третий центр русской культуры на переломе 1870–1880 годов – после Петербурга и Москвы, а люди его круга – Александр Дюма, Александр Герцен, Михаил Бакунин, Жак Элизе Реклю, Георгий Плеханов...

Начало было положено полвека назад.

Потапова Злата Михайловна (1918–1994). Советский литературовед и переводчик. Многолетний сотрудник ИМЛИ им. А.М. Горького в Ленинграде-Петербурге. Крупный специалист по истории и содержанию русско-итальянских связей XIX в. Переводила литературные произведения Ж. Верна, А. Дюма, А. Моравиа, И. Кальвино, М. Садовяну. Наиболее известен ее замечательный перевод сказки Джанни Родари «Приключения Чиполлино», благодаря которому этот текст прочно вошел в обиход русской культуры.

В 1973 году она опубликовала обстоятельную монографию «Русско-итальянские литературные связи. Вторая половина XIX века». Помимо общих насыщенных фактами сведений в ней серьезное внимание было уделено творчеству Мечникова. Именно тогда его фамилия впервые появляется рядом с романом итальянского писателя Виторио Отолини «Гарибальдийцы».

Роман посвящен драматическим событиям 1860 года в Италии – походу гарибальдийской Тысячи, положившему начало объединению Италии. Его герои и события, в которых они участвуют, помогают осмыслить это удивительное время. Роман был опубликован на русском языке в журнале «Дело» в 1880 году. Имя переводчика не указано, но Потапова определила, что это Мечников. Главный признак – ряд уточняющих действительность примечаний к тексту романа, которые могли быть сделаны только очевидцем и участником событий. А Лев Мечников и есть самый энергичный русский участник похода 1860 года, описавший свой путь в «Записках гарибальдийца», изданных в журнале «Русский вестник» в 1861 году. Из них читающая Россия и узнала о том, что происходило в Италии в 1860 году.

Книгу Потаповой я, тогда еще молодой ученый, географ, с интересом прочел в давние времена в Ленинской библиотеке.

Отолини vs Оттолини

Вообще мне довелось длительное время заниматься изысканиями на реках. Таким образом я и познакомился с творчеством Льва Мечникова через его исследование «Цивилизация и великие исторические реки». Увлекся и стал биографом этой уникальной личности. Сборником трудов Мечникова в 1995 году и рядом статей вернул имя Льва Ильича Мечникова в обиход отечественной науки и культуры.

Составляя список трудов Мечникова, я обратил внимание на найденный Потаповой роман «Гарибальдийцы». Обнаружил дополнительно следующие мечниковские признаки. Имя автора написано как Виторио Отолини, через одно «т», чего ни в русском (надо Витторио Оттолини), ни в итальянском (надо Vittorio Ottolini) языках не допускается. Из 18 глав романа пропущена глава 6, однако какого-либо прерывания повествования нет. Стиль изложения, обороты речи, поговорки – типично мечниковские.

Есть и логическое объяснение глубокой причастности Мечникова к роману. Дело в том, что отрядов гарибальдийцев было два. Первый – гарибальдийская Тысяча. Он должен был занять Сицилию, переправиться на Апеннинский полуостров, взять Неаполь и двинуться на север, на Рим. Навстречу ему из Флоренции должен был идти отряд полковника Дж. Никотеры. Встретившись в Риме, они и провозгласили бы создание Итальянской республики.

15-15-2480.jpg
Первое издание в России
главного научного труда Льва
Мечникова, 1924 год.
Однако флорентийские власти, едва обозначились успехи Гарибальди на Сицилии, отряд Никотеры разоружили и отправили морем в Палермо, где он присоединился к гарибальдийцам, а затем принял участие в сражении при реке Вольтурно 1 октября 1860 года. Мечников служил в отряде Никотеры и в «Записках...» описал его путь. А в романе «Гарибальдийцы» речь идет о Тысяче Гарибальди: отправление из Генуи, высадка в Палермо, путь отряда по Сицилии...

Итальянские события 1860 года навсегда определили жизнь Мечникова, и движением Тысячи он весьма интересовался – собирал сведения о ней, общаясь с участниками и очевидцами похода. Очевидно и его намерение составить полную историю похода 1860 года, в котором он, как писал в очерке «На всемирном поприще», стал «чуть заметным, но не лишним винтом в том таинственном и чудовищно сложном механизме, который перемалывает судьбы человечества в какую-то провиденциальную муку будущего».

Наконец, итальянский писатель Vitorio Otolini или Vittorio Ottolini, писавший о гарибальдийском походе, несмотря на все усилия, найден не был. Поэтому я в большой статье «Феномен Мечникова» высказал в 2013 году твердое мнение: автор романа «Гарибальдийцы» – Лев Мечников, а Vitorio Otolini – очередной его псевдоним.

Далее продолжилась постепенная, въедливая работа над биографией Мечникова. А это работа обширного диапазона, особенно насыщенная мелкими подробностями. Их выяснение, кстати, и доставляет биографам главное текущее удовольствие от разысканий.

Например, во время битвы при реке Вольтурно Мечников был адъютантом командующего первой линией гарибальдийских войск генерала Мильбица. Много времени прошло, прежде чем удалось установить эту личность. Это оказался австрийский поляк, граф Александр Мильбиц фон Айзеншмидт.

Вот такая медленная работа и привела меня к маленькому открытию – есть, оказывается, такой итальянский писатель! Почти. Только звать его не Виторио Отолини, а Витторе Оттолини (Vittore Ottolini) (1825–1892). Занимался он главным образом театральной критикой, но и беллетристикой тоже. А в 1861 году издал роман «Uno dei Mille della spedizione garibaldina nel mezzodì d’Italia» («Экспедиция гарибальдийской Тысячи на юг Италии»).

«Казус уникальный…»

Это, конечно, был сильный удар, и если не знать, что такие удары есть норма для литературных поисков, то можно было бы и в уныние впасть. Но я связался со своим другом, Михаилом Талалаем, долго живущим в Италии, и попросил провести простенькое сравнение. А именно: сравнить несколько мест романа Виторио Отолини «Гарибальдийцы» и романа Vittore Ottolini «Uno dei Mille della spedizione garibaldina nel mezzodì d’Italia».

Сравнение показало, что да, это один и тот же роман. Значит, Виторио Отолини – не псевдоним Мечникова? А как же «маячки»? Как же особенности текста?

Талалай Михаил Григорьевич (1956 год рождения). Историк, известный исследователь русского зарубежья, литератор. Сотрудник Института всеобщей истории РАН. Знаток темы «русско-итальянские культурные связи». Живет в Милане.

Видимо, роман Отолини чем-то задел его (конечно, это русско-итальянская культурная связь, но только ли?). Как бы там ни было, через некоторое время Талалай связался со мной и затребовал себе весь русский текст.

Отсканировав текст романа в Ленинке, я отправил его в Милан. А потом Талалай педантично изучал текст романа и комментировал его с прицелом на будущее издание. На несколько моих предположений о том, что здесь что-то не то, и пожеланий быть строже он справедливо не отвечал, но внимание обращал. А предположения появлялись, так как что-то с переводом (или пересказом?) романа было не так.

Наконец 4 апреля 2020 года от Талалая пришло короткое письмо: «Владимир, привет! Я, однако, закончил комментировать Гарибальдийцев. Во многом Ваши предчувствия оправдались, но оригинальным образом: Мечников перевел, достаточно добросовестно, первые восемь глав, а потом ему надоело, и остальные десять он написал сам: сочинил новые интриги, героев и выбросил напрочь итальянский текст. Хочу написать обстоятельную преамбулу – казус уникальный». (Обстоятельную преамбулу читатель, надеюсь, прочтет сам после издания романа – я с ней знаком и горячо рекомендую.)

Так что же в сухом остатке? Действительно, уникальный случай. Из похожего на ум приходит сказка Алексея Толстого «Приключения Буратино». Написана она на основе сказки Карло Коллоди «Приключения Пиноккио», о чем Толстой и сообщает. А так как она переделана капитально и придан ей другой смысл, Толстой свое имя на титульном листе поставил вполне заслуженно.

Мечников тоже переделал роман Витторе Оттолини, но не настолько, чтобы ставить перед ним свое имя. Однако и от того, что сделал Оттолини, осталось не так много. Результат – компромиссный псевдоним Виторио Отолини.

Итого: новый псевдоним Льва Мечникова Виторио Отолини раскрыт благодаря растянувшимся на полвека разысканиям. Последовательно это работа Златы Потаповой – Владимира Евдокимова – Михаила Талалая.

Познание в образах

Зачем нужно раскрывать такие псевдонимы? Зачем вообще литературоведческая деятельность? Затем, что литературное, в образах, познание мира есть самое безошибочное и понятное.

Из романа «Гарибальдийцы» мы узнаем, что в мае 1860 года высадка гарибальдийской Тысячи в Палермо на кораблях «Пьемонт» и «Ломбардо» не имела никаких шансов на успех! Неаполитанцы знали о ней, и два линейных корабля, «Стромболи» и «Капри», поджидали Тысячу на рейде Палермо. Однако!

Случайно среди гарибальдийцев оказался душевнобольной. За время пути из Генуи в Палермо он трижды (!) бросался в воду и трижды суда останавливались для его спасения. На третий раз это произошло ночью, поиски утопающего заняли несколько часов. В итоге неаполитанцы, удивленные отсутствием гарибальдийцев, вышли в море на их поиски. Тут-то гарибальдийские суда и приблизились к острову. Началась драматическая гонка – кто быстрее.

«Пьемонт» успел войти в гавань, «Ломбардо», чтобы не дать возможности «Капри» и «Стромболи» войти за ним, был посажен на мель. Чтобы сорвать высадку, с кораблей начали обстрел, но прекратили по требованию... командующего английскими военными кораблями, стоящими в гавани, – он опасался за жизни английских офицеров, находившихся городе!

Ради таких подробностей и пишутся книги, читатели узнают события через образы, а образы не имеют резких границ. Они таинственны и содержат загадки. Ну, так надо читателю эти загадки показать и помочь сделать открытие! Такие открытия и есть главная радость чтения. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Северный караул

Северный караул

Андрей Мирошкин

Крепости на Ладоге и Балтике повидали немало сражений

0
223
Поэт с Ивановской горки

Поэт с Ивановской горки

Андрей Мирошкин

Историософские маршруты Осипа Мандельштама

0
93
Упал главнокомандующий…

Упал главнокомандующий…

Борис Колымагин

К столетию русского исхода

0
245
Генерал от москвоведения

Генерал от москвоведения

Андрей Мирошкин

Музейные и литературные труды Ивана Забелина

0
55

Другие новости

Загрузка...