0
23037
Газета Печатная версия

27.06.2023 18:16:00

Как в СССР искали внеземные цивилизации

Мыслящий разум обходится природе дороже, чем мы думали, приступая к его поиску за пределами Земли

Евгений Стрелков

Об авторе: Евгений Михайлович Стрелков – Национальный исследовательский Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского (Университет Лобачевского, ННГУ), Нижний Новгород.

Тэги: нло, инопланетяне, уфология, контакт с иноланетянами, пришельцы, космос, жизнь во вселенной, ссср, история науки


нло, инопланетяне, уфология, контакт с иноланетянами, пришельцы, космос, жизнь во вселенной, ссср, история науки В.С. Троицкий на радиоастрономическом полигоне в Зимёнках на Волге под Нижним Новгородом. 1970-е.

В Нижнем Новгороде проходит выставка «Звездные книги». На ней представлены современные книги художника на тему популяризации науки, а также книжные раритеты из библиотеки Нижегородского кружка любителей физики и астрономии. Это старейшая в России астрономическая общественная организация, созданная еще в 1888 году после успешной экспедиции нижегородцев в Юрьевец на полное солнечное затмение 1887 года.

Среди выставленных книг – небольшой томик в темно-синей обложке, на которой изображены земной шар и радиоволны, идущие из космоса. Это сборник докладов прошедшей в 1981 году в Таллине конференции под удивительным по тем временам названием: «Проблема поиска жизни во Вселенной». Удивительным прежде всего потому, что в год выхода сборника (в 1986-м, через пять лет после самой конференции) в СССР проходил XXVII съезд КПСС с дежурными мантрами о развитом социализме и руководящей роли партии. А тут на тебе – буквально «зеленые человечки». Но всему этому есть объяснение.

Галактическая цивилизация

Развитое, что бы под этим ни понимать, советское общество было наполнено техно-оптимизмом. В песнях обещали, что «на Марсе будут яблони цвести», огромными тиражами выходили журналы «Знание – сила», «Наука и жизнь», «Химия и жизнь», передача «Очевидное – невероятное» с бессменным ведущим Сергеем Капицей не только была популярна в народе, но и пародировалась его любимым певцом Владимиром Высоцким («Может, лучше про реактор, про любимый лунный трактор…»).

Разумеется, техно-оптимизм был подкреплен реальными космическими успехами: в августе 1976 года автоматическая станция «Луна-24» доставила на Землю колонку лунного грунта. И это далеко не все – тот же «любимый лунный трактор» успешно бороздил лунную целину. Огромный кредит доверия инженерам и научным работникам выдавали руководители партии и правительства. Так, например, в своих воспоминаниях академик Андрей Сахаров не раз упоминает о приемах в Кремле и беседах с Хрущевым, а позднее и с Брежневым.

Техно-наука стала чем-то вроде советской религии, постоянной темой обыденных разговоров и проекцией достигнутых свершений: от водородной бомбы до гигантских ускорителей – в перспективу. Ну, а где самая будоражащая перспектива? Конечно, в космосе!

Редакторы нашего сборника пишут в предисловии: «Проблема существования и поиска жизни во Вселенной к настоящему времени стала научной дисциплиной, включающей как теоретические, так и экспериментальные исследования, что отражает неизбежный исторический процесс космизации человеческого общества». Но следом идет их же признание: «Космос молчит».

В статье, открывающей сборник радиоастроном из Нижнего Новгорода (тогда города Горького) Всеволод Троицкий приводит диаграмму «эволюционного развития вещества во Вселенной». И там вершина развития цивилизации вовсе не «новая историческая общность – советский народ», а «галактическая цивилизация». Троицкий – один из энтузиастов поиска внеземной жизни и при этом – заслуженный ученый, автор зарегистрированного открытия и, по легенде, именно тот, кто на основании собственных радиоастрономических измерений на совещании у Сергея Королева постулировал: «Луна – твердая».

Радиопоиск жизни во Вселенной

Начинал Всеволод Троицкий свою научную карьеру работами по измерению сверхслабых радиосигналов. Это привело его в радиоастрономию, где он вскоре стал одним из корифеев. Попутно, раз уж дело касалось слабых сигналов, Троицкий занялся шумами, в том числе и квантовыми – и заложил этим в Нижегородском (тогда Горьковском) университете целое направление статистической и квантовой радиофизики, развитое впоследствии его учениками и учениками его учеников.

Но главным делом для него была радиоастрономия – прием радиоизлучения Солнца, дистанционные исследования поверхности и недр Луны, зондирование радиогалактик. И вот теперь – радиопоиск жизни во Вселенной. Проблема такого масштаба под стать гипотезам Владимира Вернадского, развивавшего идею панспермии – занесения на Землю жизни из космоса «семенами жизни» на кометах и астероидах.

9-15-1480.jpg
Эволюция вещества во Вселенной по В.С. Троицкому
Но есть и коренное отличие от довольно умозрительных концепций времен Вернадского: у ученых появился замечательный инструмент – радиотелескоп. Соответственно нашлись и новые объекты исследования – космические радиоисточники. Изобретенный в военных целях радар (кстати, именно радарами занимались в 1930-е пионеры радиофизики в Горьком Александр Андронов, Габриэль Горелик, Мария Грехова) соединил в себе самые передовые медиа: радио, телевидение, цифровую обработку сигнала. И, будучи направленным в небо, кардинально изменил наши представления о космосе.

В 1960-е Троицкий придумал и организовал строительство радиополигона в Крыму, где установил «искусственную Луну» – пятиметровый черный диск для калибровки радиотелескопов, принимающих сигнал от Луны настоящей.

Автор работал на этом полигоне студентом и помнит легкую панику, охватившую курортников, когда кто-то из нас, нерадивых стажеров, забыл упрятать утром черный диск в его «пещеру» в толще горы. Временной масштаб того курортного переполоха – несколько утренних часов, потом все о нем забыли.

Троицкий же размышлял о временных масштабах в миллионы лет. Именно столько времени, по его оценкам, понадобится сверхцивилизации для устройства мощного передатчика, ибо «невозможность более быстрого строительства вытекает из требования сохранения межпланетной околозвездной среды обитания цивилизации от энергетического засорения». Вот это масштаб!

Дальше – что-то другое

Интересно, что в таллинском сборнике почти не звучат голоса скептиков, они окрепнут несколько позже, причем скептики будут из числа бывших оптимистов. Таким скептиком – и постоянным оппонентом Троицкого, в том числе и в журнале «Знание – сила» – станет астрофизик Иосиф Шкловский. Пока Шкловский лишь осторожен в прогнозах о космическом братстве: «Мне представляется, – пишет он, – что оценки В.С. Троицкого слишком оптимистичны». И далее: «Нужно иметь хотя бы какие-то идеи насчет развития цивилизации со временем».

Проблема, добавляет Шкловский, «включает в себя и философские элементы, и элементы логики, и целый ряд довольно неожиданных вопросов». Далее автор начинает перемножать (и так небольшие) вероятности разных факторов, требуемых для возникновения инопланетной жизни и превращения ее в техническую цивилизацию. И приходит к весьма щекотливому вопросу: находится ли вид Homo Sapiens с его техническим прогрессом «на генеральной линии развития материи во Вселенной»?

9-15-3480.jpg
День рождения на полигоне. В.С. Троицкий
(третий слева) и коллеги. Крым, Кара-Даг,
1971 год. Фотографии из архива автора
«Как понять, что они молчат, ведь при такой короткой шкале технологического развития (по сравнению с миллиардами лет развития космоса) они очень даже должны проявить себя». Тут Шкловский печально замечает, что «придя к изобретению радио, уже через 100 лет человечество… вполне стало способно начать глобальное разрушение биосферы». «И не в термоядерной ли катастрофе причина молчания космоса?» – вопрошает Шкловский. Вспомним то время и те страхи…

Совсем другое соображение высказывает доктор физматнаук, будущий академик Николай Кардашев: «Внеземные цивилизации не найдены потому что их, по сути дела, не искали... Методы поиска было бы целесообразно пересмотреть». Например, в сторону экзобиологии. То есть биология, по мнению ученого, лишь этап для неземной жизни, дальше – что-то другое. Опять же, вспомним фильм «Отроки во Вселенной» с цивилизацией роботов. И кое-кто из авторов сборника настаивает на поиске такой небиологической жизни.

Вообще же участники конференции с удовольствием и со знанием дела рассуждают о микромолекулярных цепях и глобальном моделировании, о биологической эволюции и теории информации, о неслучайности генетического кода, критериях «разумности» и структуре возможного «языка контакта»… Они проводят экскурс к идеям Анаксагора и Лукреция Кара, перечисляют типы связи – от оптической до нейтринной – с упоминанием пока никем не найденных тахионов, летящих со сверхсветовой скоростью.

Наконец, в сборнике предпринят ряд обзоров экспериментальных исследований по поиску внеземных цивилизаций, а также по поиску подходящих планет для них в разных звездных системах. Американские участники конференции 1981 года (а их довольно много) повествуют о состоянии дел по поиску в США – там тоже весьма серьезные программы наблюдений. А один из отечественных докладчиков резонно говорит о поиске внеземных цивилизаций не как о проблеме лишь астрофизики, а как о проблеме культуры в целом.

Создается впечатление, что прав Троицкий, когда пишет, что «отличительной особенностью этой проблемы является то, что в ней синтезируются все научные дисциплины, созданные человеком» и «дифференциация науки… здесь уступает место интеграции всевозрастающего числа дисциплин».

Но пожалуй, особо завораживает описание конкретных программ. «В НИРФИ (Научно-исследовательский радиофизический институт. – Е.С.), – говорит Троицкий в 1991 году, – создается система «Обзор». Она будет состоять из нескольких десятков радиотелескопов… Будет перекрыта диаграммами направленности вся небесная полусфера… Предполагается к 1995 году довести число лучей до ста… С помощью этой системы может быть обнаружен целенаправленный сигнал от передатчика умеренной мощности, находящегося внутри сферы с радиусом не более ста парсеков».

Я помню эти радиотелескопы на полигонах Зимёнки и Старой Пустыни под Нижним Новгородом. На горе Кара-Даг в Крыму, где студентом-первокурсником я крутил ручки, направляя восьмиметровую чашу антенны в созвездие Кассиопеи. Помню ночные разговоры на дежурстве, утренние черноморские заплывы и всю ту удивительную атмосферу полигонной научно-дачной жизни.

И все-таки космос молчит по-прежнему. Авторы предисловия к сборнику 1986 года уверены: причина лишь в том, что «мыслящий разум обходится природе дороже, чем мы думали, приступая к его поиску за пределами Земли».

Очень хочется согласиться с этим мнением и поверить Всеволоду Троицкому, который утверждал в своей статье: «Существует закон неограниченной экспансии разумной жизни… И цивилизации достигают уровня, при котором возможна практически неограниченная скорость непрерывного производства энергии».

А значит, возможно, мы их еще услышим.

Нижний Новгород


Читайте также


Аскет и плут, бунтарь и моралист

Аскет и плут, бунтарь и моралист

Юрий Юдин

К 90-летию романа Николая Островского «Как закалялась сталь»

0
4036
Еду в Москву бороться!

Еду в Москву бороться!

Александр Васькин

Столичные адреса Корнея Чуковского

0
4364
А жил я в доме возле Бронной

А жил я в доме возле Бронной

Александр Балтин

К 25-летию со дня смерти Евгения Блажеевского

0
2005
Шапито во Вселенной

Шапито во Вселенной

Космический цирк, научные эксперименты и прорехи во времени

0
3095

Другие новости