0
5305
Газета Non-fiction Печатная версия

13.03.2024 20:30:00

Как готовить рыбу лабардан-с?

За столом у нас никто не лишний: Николай Гоголь и его персонажи о еде и питье

Тэги: гоголь, еда, застолье, история, сбитень


гоголь, еда, застолье, история, сбитень В произведениях Гоголя, как никого другого, застолье занимает важное место. Владимир Маковский. Пиршество у помещика Петуха. Иллюстрация к поэме Н.В. Гоголя «Мертвые души», том 2. 1902

Не пора ли, друзья, нам замахнуться на Николая Васильевича, понимаете, нашего Гоголя? Другие замахивались уже не раз. Казалось бы, все про него известно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли. Описано все от цвета пенсне до качества штрипок на панталонах. Но вот перечитала имеющуюся гоголиаду опытный автор, писательница и историк Елена Первушина и ахнула: «Ба! А где же еда? Где любимые блюда великого писателя, воспетые в его бессмертных произведениях? Где высококалорийные яства, при упоминании которых у видавших виды диетологов и гастроэнтерологов сразу ушки на макушке?» И Елена Владимировна решила восполнить это досадное упущение.

В результате появилась съедобная энциклопедия, которую не рекомендуется читать на голодный желудок. Так аппетитно все представлено.

Сразу бросается в глаза завидная дотошность автора. Писательница не допускает приблизительности, недоговоренности. Нет, читатель должен все знать досконально, чтобы не пришлось ему лихорадочно шарить в интернете для уточнения каких-либо деталей. Скажем, Первушина вспоминает, что при въезде в город Чичиков увидел сидящего в лавке сбитенщика, тут же следует подробный рассказ о том, как варится сбитень: «Возьми ведро полпива, ведро меду, штоф уксусу, имбиря и перцу по три лота, меда сырого три фунта». И т.д. «Знайте: один лот это 3 золотника, или 12,797 г». Затем рассказ переходит на сбитенщика: как он торгует, как одевается (зимой так, а летом иначе), каков его домашний уклад, как воспитывает детей. Кто про сбитенщиков писал, кто из художников рисовал, в каких водевилях фигурировал этот персонаж… Все настолько интересно, смачно, как говорят опять же повара, что про Чичикова порой забываешь.

Неудивительно, что при таком неприхотливом алгоритме письма сочинение получилось весьма объемистым. В данном случае со знаком плюс.

10-14-12250.jpg
Елена Первушина. За столом
с Гоголем. Любимые блюда
великого писателя, воспетые
в его бессмертных
произведениях: Кухня XIX века.–
М.: Центрполиграф,
2023. – 318 с.
Последняя треть книги посвящена путешествиям Гоголя по любимой Италии и близлежащим странам. В этой части кулинарных изысков мало, поскольку внимание писателя в основном занимали очаровательные пейзажи больших и малых городов. Еда здесь для него на втором плане, ее он даже поругивает вполсилы, отдавая должное, правда, непривычным для русских десертам типа шоколад-лимонад. Сдержанность классика Первушина дополняет рецептами типичных для того времени блюд европейской кухни. Они написаны не такими мастерами изящной словесности, как автор «Мертвых душ», но обедни не портят и выглядят словно забавные примитивисты на фоне экспрессионистов. Например, загадочные «яблоки в кафтанах»: «Слупя яблоки, вынь семечки, начини оные изюмом и, обваляв слоеным тестом, пеки в печи, потом обмажь глазуром».

Положение меняется, когда Гоголь приступает к, увы, неоконченному роману «Рим». Тут классик подробно описывает итальянские застолья различных рангов, в первую очередь обращает внимание на блюда с хрестоматийной пастой. Так называют все разновидности макаронных изделий: макароны, лазанью, спагетти и много прочих. Они хороши тем, что долго хранятся, вдобавок их легко варить. Скажем, суп с макаронами приготовить проще пареной репы. Ну, это уже наше, посконное. В книге рецепт репы не приводится, но все его прекрасно знают: мол, дедка за репку, бабка за дедку и т.д. А горшочек и духовка уже под руками. Глазом не успеете моргнуть, как пареная репа готова.

Иной скептик, увидев название серии «Кухня XIX века», брезгливо сморщит носик и процедит сквозь зубы, мол, мне бы ваши заботы. И будет неправ, ибо данная книга несет хороший просветительский заряд и делает благородное дело, заставляя читателей как минимум вновь обратиться к классике. В непривычном аспекте.

Остается добавить, что на десерт издательство решило побаловать читателей, тиснув рекламу предыдущей книги Первушиной «За столом с Пушкиным». А ведь в загашнике имеются еще Лермонтов и Некрасов, Тургенев и Чехов, поджарый Белинский и тучный Крылов. Мало кто из них соблюдал диету. Вышла книга Первушиной «За столом с Обломовым». А недавно редакции «НГ-EL» стало известно, что в настоящий момент Елена Владимировна работает над книгой «За столом со Сталиным», в ней читатель найдет рецепты первой половины ХХ века, а также описания трапез советских вождей… Мы ни на что не намекаем, но читатели смеют надеяться на многое.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Нижний Новгород: масштаб и простор

Нижний Новгород: масштаб и простор

Олег Мареев

Одно из ключевых ощущений – это фабричный город с великим торговым прошлым

0
2235
На выборах в Европарламент есть интрига...

На выборах в Европарламент есть интрига...

Геннадий Петров

В Нормандии высадку союзников отметили без РФ

0
2811
О том, какие мечты обуревали советских писателей накануне 10-й годовщины Октября

О том, какие мечты обуревали советских писателей накануне 10-й годовщины Октября

Юрий Гуллер

Прекрасный новый мир

0
3878
Всех поразила мощь патриотического чувства

Всех поразила мощь патриотического чувства

Алексей Смирнов

Лицей, Державин и Жуковский, император Александр и императрица Екатерина: к 225-летию со дня рождения Пушкина

0
4855

Другие новости