0
6292
Газета Non-fiction Печатная версия

17.04.2024 20:30:00

Перезагрузка в чистилище

Сочетая несочетаемое, или Мостик между древним миром и современностью

Тэги: филология, философия, толкин, средиземье, хоббиты, религия, христианство, данте


филология, философия, толкин, средиземье, хоббиты, религия, христианство, данте Хоббиты Толкина – отражение детских идеалов самого автора. Кадр из фильма «Властелин колец: Братство Кольца». 2001

«Ох, опять этот Толкин! Ну сколько можно, как всем же надоел!» – забрюзжит иной придирчивый и занудный читатель. И будет по-своему прав: Толкин и все его хоббиты, назгулы и прочие властелины колец – слишком избитая и даже натершая оскомину франшиза последних нескольких десятилетий. Десятки переизданий, множество критических разборок, несколько экранизаций разной степени творчества, талантливости и коммерческой успешности… Признаться, я и сам примерно так и реагировал, давно и уверенно предпочитая легендариуму Толкина творчество его друга и коллеги Клайва Льюиса. Но издательская аннотация на томик Шиппи подкупила – труд одного из самых, если не самого крупнейшего, толкиниста современности обещал критический анализ творчества «автора века», секрет его успешности и влияния на литературу и связь мира Толкина с христианством. «Книга обещает интеллектуальное приключение, погружая в филологический, лингвистический, исторический контексты, при этом написана для широкого читателя». Примерно так оно и оказалось.

А что, если бы в 1937 году «Хоббит» не был бы опубликован, каким был бы мир? Это ведь произошло почти случайно: сначала это были сказки, написанные Толкином для собственных детей. Но в ходе известного и удачного «стечения обстоятельств» «Хоббит» был напечатан и сразу стал бестселлером, издатель предложил написать продолжение, чем немало автора озадачил. Наработки по эльфийской мифологии, которыми Толкин занимался целых 20 лет и на основе которых был впоследствии сформирован «Сильмариллион», в качестве продолжения о путешествиях невысоклика не годились. И мастер филологии, профессионал лингвистики и знаток мифологии принялся за новый труд, для которого потребовалось целых 17 лет.

15-15-11250.jpg
Том Шиппи. Дж.Р.Р. Толкин:
автор века. Филологическое
путешествие в Средиземье /
Пер. с англ. Анны Дик,
Екатерины Хомяковой.– М.:
Никея, 2023. – 512 с.
Любопытно, что Толкин не придумал почти никого из обитателей своего мира, кроме разве что Горлума и гигантских говорящих пауков. Даже хоббиты обнаружились в сборнике статей о фольклоре середины XIX века. Но хоббиты Толкина – совсем другое дело, чем 154-е место в бестиарии, они – стилизованные детские идеалы самого автора, причем намеренно не совсем реалистичные. Шиппи утверждает, что хоббиты «прежде всего являются анахронизмами, существами из мира времен юности Толкина, которые, как и Бильбо, были втянуты в гораздо более древний героический мир гномов и драконов, варгов и медведей-оборотней». Сверхзадачей Толкина было не просто создать почти с нуля английский эпос, он хотел гораздо большего – «наконец перекинуть мостик между древним миром и современностью. Этим мостиком стали хоббиты. Мир, куда они нас ведут, Средиземье, – это мир волшебных сказок и древних северных сказаний, предшествовавших сказкам; мир, который стал доступным и для нынешнего читателя».

Автор не миновал и темы религиозности Толкина и его творений, дискутируемой столь же усердно, сколько и другие аспекты его творчества. Сам Толкин соглашается с тем, что его произведение «религиозное и католическое», но эту «случайную» ситуацию он впоследствии целенаправленно выправлял. Все явные отсылки и намеки на религию отсутствуют потому, что «весь религиозный элемент вобрали в себя сюжет и символика». Том Шиппи оригинально решает проблему – или скорее обходит стороной, как бы игнорируя ее. Он предлагает считать «Властелина колец» самостоятельным мифом потому, что он органично сочетает, казалось бы, несочетаемые вещи: «язычество и христианство, эскапизм и реальность, миг победы, который в долговременной перспективе оборачивается поражением, – и разгромное поражение, которое в конечном счете несет победу». И находит оригинальное место для мира (или в духе современной моды – Вселенной) Толкина в христианском космосе. Поскольку общество Средиземья отличается от всех известных человеческих сообществ почти полным отсутствием религии, «в этом смысле его действительно можно назвать Нетландией. Более тактичным (и более приемлемым для католика) вариантом было бы утверждение о том, что Средиземье – это некое чистилище, обитатели которого, как некрещеные праведники или языческие философы у Данте, считаются не язычниками и не христианами, а чем-то средним».

В завершение вступительной главы Том Шиппи пишет: «К своему смертному часу он, как и Теоден, мог сказать, отходя к (филологическим) праотцам: «Я не посрамил их памяти». Наследие Толкина не менее роскошно, чем у любого из его предшественников».

Вот лишь малая часть того, что я узнал о Толкине и Средиземье из книги Шиппи. Не скажу, что теперь прямо-таки возлюбил создателя Горлума, но зауважал уж точно. И «Сильмариллион» нужно будет все-таки прочесть.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Штурмуя небеса

Штурмуя небеса

Артем Комаров

О феномене творчества Андрея Бычкова

0
1213
Волосы как у Леннона

Волосы как у Леннона

Вячеслав Харченко

Наше главное предназначение – носить искусство на руках

0
4700
Московский «наказ» Эстонской митрополии не указ

Московский «наказ» Эстонской митрополии не указ

Милена Фаустова

РПЦ может лишиться храмов и монастырей в балтийской стране

0
16019
Сегодня стихи живут как приложение к чему-то

Сегодня стихи живут как приложение к чему-то

Борис Колымагин

Тема пустоты в совершенно разных ее проявлениях стала одной из главных в современной литературе

0
7129

Другие новости