0
4455
Газета Политика Печатная версия

11.04.2022 20:52:00

Минюст обещает отменить ГУЛАГ в исправительных центрах

Осужденных на принудительные работы опять начали заманивать на "стройки века"

Тэги: заключенные, осужденные, упк, принудительные работы, удо, минюст, правозащита, трудовые мигранты


заключенные, осужденные, упк, принудительные работы, удо, минюст, правозащита, трудовые мигранты Согласие заключенного на принудительные работы, не должно лишать его права на УДО. Фото агентства «Москва»

Заключенные не потеряют право на условно-досрочное освобождение (УДО) при переводе на принудительные работы. Поправки в Уголовный кодекс (УК) уже одобрены правительством. Также Минюст обещает сильно смягчить условия содержания в исправительных центрах (ИЦ) для осужденных на «принудиловку» – вместо филиалов, как говорится, ГУЛАГа будет что-то вроде вахтовых поселков. Отток из России гастарбайтеров, которым все труднее и зарабатывать здесь деньги, и отсылать их отсюда домой, вынуждает власти вернуться к идее по привлечению граждан к низкоквалифицированному и малооплачиваемому, но столь востребованному труду. При этом эксперты сомневаются, что организаторами такой системы может быть использован какой-то иной опыт, кроме гулаговского.

Правительственная комиссия по законопроектной деятельности согласовала инициативу Минюста о сохранении права на прежнюю дату УДО осужденным на принудительные работы. Речь идет о разрешении проблемы со ст. 79 УК, в которой говорится, что неотбытую часть срока заключенному можно заменить более мягким наказанием. Однако сейчас уход человека на «принудиловку» позволяет судам фактически обнулять им право на УДО, в результате чего многие отказываются подавать ходатайства о замене оставшегося срока лишения свободы такими работами.

Поэтому Минюст и предложил четко прописать в УК, что время подачи прошения об УДО рассчитывается по сроку, назначенному в приговоре. Как уже не раз указали в ведомстве Константина Чуйченко, теоретически более 180 тыс. заключенных могли бы обратиться с ходатайствами о своем переводе в ИЦ. И это стремление решено стимулировать дополнительно через значительные послабления условий содержания в этих ИЦ.

В проекте новых правил внутреннего распорядка ИЦ, который также подготовлен Минюстом, говорится, что их обитателям разрешат иметь при себе деньги, чтобы после работы можно было сходить в магазин. Еще в ИЦ планируется разрешить осужденным иметь при себе телефоны и пользоваться всеми средствами коммуникации и интернетом – конечно, за счет собственных средств. Сейчас же, пояснили «НГ» правозащитники, условия в таких центрах значительно более строгие: многие их начальники пытаются вводить там порядки, аналогичные тем, что действуют в колониях.

При этом многие из правозащитников убеждены, что подобными обещаниями осужденных просто заманивают на тяжелые и малооплачиваемые работы на «стройках века», где они будут призваны заменить собой мигрантов на фоне массового оттока последних из страны. На самом же деле положение заключенных не сильно улучшится. Хотя бы потому, что одна из причин для реализации подобной системы – это необходимость найти максимально дешевую рабочую силу, которой в последнее время стало мало. Напомним, что гастарбайтеры, пользуясь дефицитом такого рода рабочих рук, все чаще качают права, требуя достойных заработков.

Сопредседатель Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев согласен, что основная причина гуманизации некоторых условий в ИЦ – это массовый отток мигрантов из РФ. Нужны недорогие работники, которых можно предложить крупному бизнесу, в том числе государственному. И осужденные выглядят наиболее реальной заменой гастарбайтерам: если те получают мало, то заключенным платят вообще ничтожные деньги. Между тем многие мигранты успели получить российские паспорта, адаптироваться – и теперь настаивают на зарплатах не меньших, чем у коренных жителей. Тем же, кому это не удалось, как раз и стало невыгодно находиться в России, вот они ее и покидают. Отсюда и корректировки УПК и правил распорядка, однако, уверен Борщев, в целом «это все равно не станет популярным явлением среди осужденных». Косметические правки не решают систематических проблем, да и не отменяют в целом гулаговского подхода. Например, подчеркнул он, по-прежнему остро стоит вопрос о зарплатах. Осужденным обещали «хорошие выплаты», но не предупредили, что из них последуют существенные вычеты по аналогии с колониями, где собирают деньги, скажем, за некие «коммунальные услуги». Так что на руки люди, вероятнее всего, получат копейки. Еще остается вопрос по поводу профессиональных навыков осужденных к «принудиловке». Как удивился Борщев: «Какой же строитель, к примеру, из бухгалтера?» Но чиновникам, очевидно, это неважно: «Потому и проект получается таким сырым, иллюзорным и чисто символическим. Идея возникла, но дальше нет ничего. Это все равно будет гулаговская система, даже при всех ее внешних отличиях от прежней». Поэтому-то Борщев предупредил, чтобы люди не покупались и на обещания единого срока УДО. Поскольку условия для его получения остаются общими, то это значит, что «за любую провинность – не выполнил норму, поцарапал оборудование, покурил во время работы – человеку могут в этом праве отказать».

Минюст сейчас действительно заинтересован в увеличении количества заключенных, которых можно вовлечь в некий экспорт трудовых ресурсов, подтвердил «НГ» гражданский активист Алексей Егоркин. В кризис РФ перестает быть привлекательной площадкой для зарабатывания денег, что послужило отъезду мигрантов. Он подчеркнул, что в теории привлечение осужденных к работам не так уже и плохо, но есть серьезные опасения, что «без должной проработки регламентов и строгому их следованию любая здравая идея, как всегда, может быть извращена». По словам Егоркина, к затее властей есть масса вопросов, на которые они до сих пор не нашли внятных ответов. Например: кто и как будет оценивать профподготовку потенциальных работников и будет ли учитываться степень тяжести совершенных преступлений? Не получится ли так, что трудовая повинность будет использована для смягчения наказания опасным преступникам, а, наоборот, качественно исполняемая работа осужденных станет причиной для возможного увеличения им срока под надуманными предлогами? Так что не исключено банальное узаконивание рабского труда.

Председатель движения «Гражданский контроль» Георгий Федоров тоже считает, что сама по себе идея расширения оснований для привлечения граждан к принудительным работам и смягчение правил распорядка в ИЦ – это шаг в правильном направлении. Поскольку «десоциализация осужденных в местах лишения свободы – один из главных негативных элементов существующей системы исполнения наказаний». В то же время он настаивает, что проект Минюста должен быть тщательно проанализирован юристами. И в первую очередь нельзя допустить, чтобы граждан привлекали к работам без наличия соответствующей квалификации. Но пока чиновники молчат на этот счет: «Около года назад поднимался вопрос о привлечении осужденных на перспективные инфраструктурные проекты из-за нехватки трудовых мигрантов в разгар пандемии. В условиях нынешнего экономического кризиса эксперты ожидают массовый отток трудовых мигрантов из России. Очень надеюсь, что власти все же не станут искать им замену среди осужденных». 


Читайте также


Американо-саудовскую оттепель может охладить война в Йемене

Американо-саудовскую оттепель может охладить война в Йемене

Игорь Субботин

Примирение с хуситами войдет в повестку ближневосточного турне Байдена

0
557
Минюст переключает на себя третейские споры

Минюст переключает на себя третейские споры

Екатерина Трифонова

Сферу частного арбитража будут превращать в государственную систему

0
1148
Катехизис разврата. На сцене "Мастерской Петра Фоменко" едят и стреляются

Катехизис разврата. На сцене "Мастерской Петра Фоменко" едят и стреляются

Вероника Словохотова

0
1181
Чиновники в мантиях укрепляют связь с коллегами в погонах

Чиновники в мантиях укрепляют связь с коллегами в погонах

Екатерина Трифонова

Районным судьям не хватает времени на чтение жалоб граждан на следователей

0
2741

Другие новости