9
88521
Газета Стиль жизни Печатная версия

31.03.2017 00:01:00

Чем пахнет Германия

О немецком трудолюбии и ностальгии по дому

Мария Цирулёва

Об авторе: Мария Петровна Цирулёва – лингвист, студентка магистратуры Гейдельбергского университета.

Тэги: германия, гейдельберг, праздники, октоберфест, образование, студенты, житейские истории


германия, гейдельберг, праздники, октоберфест, образование, студенты, житейские истории От красоты открыточного Гейдельберга всякий раз перехватывает дыхание. Фото Кристиана Бортеса

Мне 31 год, и несколько месяцев назад я с мужем и двумя детьми переехала из Москвы в пригород Гейдельберга. Я учусь в магистратуре Гейдельбергского университета и изучаю английскую литературу. Чего только нет в Гейдельбергском университете! В аудиториях есть стулья для левшей – со столиком с левой стороны. В столовой  вегетарианское меню и детские икеевские стульчики (еда для детей студентов бесплатна). В женском туалете и столовой есть пеленальные столы, а в мужском – автоматы, где можно купить презервативы и мини-вибраторы. На стеклянных дверях библиотеки моего факультета цитаты из Шекспира. При входе из «Бури»: «Hell is empty and all the devils are here» – «Ад пуст, все демоны здесь». 

Однако в самой Германии с демонами мы пока не встречались. Пригород, где мы снимаем квартиру, очень тихий, в основном здесь живут пенсионеры и семьи с детьми. Но осенью я попала на местное празднование Октоберфеста. Мужчины всех возрастов переоделись в национальные кожаные шорты с подтяжками и клетчатые рубахи, женщины надели блузки с кружевным декольте и пышные юбки с фартуками. Под оглушительный аккомпанемент духового оркестра все уселись за длинные деревянные столы, попивая пиво из литровых кружек, закусывая сосисками и кренделями. Мэр нашего городка танцевал на лавке в центре зала в самых модных кожаных шортах и подтяжках, расшитых замысловатыми узорами. Праздник длился ровно до полуночи, потом все стихло. 

На следующее утро жизнь городка закипела в привычные ранние часы, как будто никто не пил и не гулял весь вечер. Немцы – рабочие пчелки, они активизируются с самого раннего утра и трудятся исправно. Если сопоставить то, как здесь все благоустроено, какой достаток у людей (мы находимся в Баден-Вюртемберге, самом экономически развитом регионе Германии), с тем, как немцы пашут,  понимаешь, что все закономерно. Еще не рассвело, а в соседней парикмахерской уже сидел в кресле клиент, рабочие чинили дорогу, а рядом в джинсах и спортивной куртке энергично что-то выяснял тот самый мэр. Он настоящий хозяин города, и встретить его можно не только на городских праздниках, но и просто на улице. А однажды он даже приходил в детский сад, куда ходят мои дети. Мэр рассказал, что в бюджете города появились лишние 300 евро, и серьезно обсуждал с малышами, старшему из которых не исполнилось и шести лет, на что их потратить. После недолгих коллективных прений решили купить кукольный театр.

В Гейдельберге студентам созданы комфортные условия для учебы и жизни. 	 Фото Пола Сейблмана
В Гейдельберге студентам созданы комфортные условия для учебы и жизни. Фото Пола Сейблмана

Немецкий детский сад, кстати, совсем не похож на российский: дети в группах разного возраста – от 2 до 6 лет, на 12–14 малышей приходится три-четыре воспитателя. Дети свободно играют, ходят по саду: кто рисует, кто железную дорогу строит, кто с рукоделием сидит. Родители могут оставаться в саду столько, сколько потребуется для адаптации, хоть неделю, хоть месяц. На территории  детского сада есть плодовые деревья и небольшой огород. Дети сажают там клубнику, горох и даже картошку, сеют, поливают. Осенью собирают яблоки и делают вместе с воспитателями яблочный сок и желе. Сок потом сами же и пьют, а еще продают родителям в пятилитровых коробках по шесть евро штука. 

Чтобы попасть в сад, достаточно указать в анкете, чем болели дети – никакая диспансеризация не нужна. Хотя иногда к врачам мы все же обращаемся. Например, чтобы избежать проблем с ростом, педиатр порекомендовал детям делать простые упражнения для ног, для которых не требуется никаких специальных приспособлений. Дал бумажку с описанием этой гимнастики. Первая же рекомендация начинается словами: «Возьмите 20 подставок под пивные бокалы...» Действительно, в каком приличном доме не найдется пары десятков подставок под пиво? Решили с мужем усиленно ходить по барам и собирать их – чего не сделаешь для здоровья детей. Когда я жила в Москве, мне и в голову не приходило пить за ужином по бутылке пива, а в Германии - запросто. В немецком языке почти все напитки мужского рода, кроме пива и воды  – они среднего, потому что пиво и вода здесь одно и то же.

Пиво пьют меньше, пожалуй, только в Рождество, когда на его место приходит глинтвейн. На рождественском рынке на площади Старого города глинтвейн лился рекой, жарились сосиски и драники, тушились кислая капуста и кнедли. За месяц до Рождества уже украшали свои двухэтажные домики с черепичными крышами и аккуратными садиками. Когда немцы узнают, что в Москве мы живем в 22-этажном доме, то делают скорбное лицо, качают головой и сочувственно произносят: «Ну да, неудобно, конечно, но мы понимаем – так вам выходит дешевле». Жить в доме, где больше четырех-пяти этажей, это для переселенцев, беженцев и малоимущих. В соседней деревне есть такое социальное жилье,  серая 12-этажка. Иногда мы приходим туда и садимся на скамейку у дома. Спиной чувствуем нависающую над нами громадину. Смотрим, как люди входят и выходят из подъезда, идут на парковку, и представляем, что мы на окраине Москвы, где-то в Ясенево.

Друзья говорят, что я живу в раю. У меня природа, экология, инфраструктура, климат. Твердые сыры и хамон в супермаркете за 2,5 евро, про сосиски и пиво я вообще молчу. Домики с крышами из красной черепицы, рождественские ярмарки, толерантность. Но я смотрю в окно на аккуратные газоны и идеально подстриженные кусты моих соседей и нет-нет  да и вспомню гул улицы Обручева, разворот 163-го автобуса, таджичку с золотыми зубами на кассе «Пятерочки» у дома. А зимой – снег. Однажды в декабре шла с детьми из детского сада, на газоне лежал кусок ваты, и мой пятилетний сын Савва закричал отчаянно-радостно: «Снег!» 

В нашем немецком доме стиральные машины всех жильцов стоят в подвале, и когда заходишь в подъезд, первое, что чувствуешь, – запах стирального порошка и свежего белья. Моя трехлетняя дочь Ксения как-то сказала: «Пахнет Германией». Мне и самой нравятся просторные немецкие дома, продуманный немецкий быт, +15 в марте, цветущие крокусы, и ходить в ветровке в самом начале весны мне тоже очень нравится. И открыточный Гейдельберг, подъезжая к которому на автобусе вдоль Неккара, у меня всякий раз перехватывает дыхание: как это возможно, жить каждый день, каждый год в такой красоте? И все же я не хочу, чтобы мои дети стали для меня иностранцами. Чтобы говорили по-русски с акцентом и писали по-русски с ошибками. Мои дети могли бы стать вполне себе счастливыми немцами. А я хочу лишить их этой возможности.

Гейдельберг


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Порошенко извинился за Зеленского перед Западом

Порошенко извинился за Зеленского перед Западом

Татьяна Ивженко

Оппозиция создает штаб майдана для смены власти в Украине

0
908
КНР начинает производство водорода на солнечной энергии

КНР начинает производство водорода на солнечной энергии

Анатолий Комраков

Россия теряет свои энергетические преимущества

0
940
ВИЧ-мигранты приносят России только убытки

ВИЧ-мигранты приносят России только убытки

Екатерина Трифонова

Властям посоветовали не высылать гастарбайтеров, а разрешить лечиться от СПИДа за свой счет

0
644
Приднестровским урегулированием займется Румыния

Приднестровским урегулированием займется Румыния

Светлана Гамова

Президент Молдавии дистанцируется от переговоров с властями непризнанной республики

0
1030

Другие новости

Загрузка...