0
6862
Газета Стиль жизни Печатная версия

23.11.2023 17:45:00

Что в Китае заслуживает "Оскара"

Местные музеи – словно декорации "Звездных войн"

Олег Мареев

Об авторе: Олег Михайлович Мареев – галерист, антиквар.

Тэги: китай, музей императорских печей, история, современность, китайская цивилизация


китай, музей императорских печей, история, современность, китайская цивилизация На 90% посетители в музейном комплексе – молодежь. Фото автора

Хочу рассказать о Музее Императорских печей (Jingdezhen Imperial Kiln Museum), расположенном в городе Цзиньдэчжэн и открытом буквально пару лет назад. Абсолютный архитектурный хит, совершивший головокружительное турне по страницам всех ведущих архитектурных и дизайнерских журналов мира, – узнал постфактум. Пекинскому архитектурному бюро удалось создать совершенно потрясающее городское пространство: музей, объединяющий в единый комплекс и огромную территорию (более 10 тыс. кв. м) старого города, и парковую зону.

Основные его линии восходят к аркам традиционных печей керамического производства, насчитывающего 2 тыс. лет истории. Керамика/фарфор здесь – почти религия, недаром на территории расположен храм, в котором свои почетные места занимают фигуры работников, связанных с производством фарфора. Собирательные образы мастеров можно увидеть и в разных местах города в виде бронзовых скульптур, муралов и барельефов. Чувствуется, что местные жители питают глубочайшее уважение к искусству, тысячи лет назад определившему вектор развития города. И сейчас, в XXI веке, город по-прежнему поет гимн этому удивительно теплому, «аналоговому» искусству. Рожденному прикосновением рук к теплой глине, по сути, к земле. В этом взаимном обмене энергиями и хранится магия этого места.

На 90% посетители в музейном комплексе – молодежь. Его пространство больше похоже на какие-то неземные постройки из «Звездных войн», ландшафт перерезают линии, которых нигде больше не увидеть, а искусственные звезды на небосводе музейных арок рифмуются с настоящими звездами, отражающимися в водной глади. Экспонатов совсем немного, большинство – битые и реставрированные, и в этом тоже свой ход. Понятно, что все эталонные образцы находятся в столичных музеях или закрыты под семью китайскими замками в различных сокровищницах.

002-t.jpg

001-t.jpg

003-t.jpg
Фото автора
Этот музей – не про состояние ваз. Он про то, как быть современным. Как заманить к себе девчонок, у которых, кроме Tik-Tok и Instagram, ничего в телефон не установлено. Как стать для них своим и интересным. И ничего плохого в этом я не вижу. Сегодня они проведут в залах лишь 10 минут, сделают несколько красивых снимков и разошлют их друзьям. Но они вернутся снова, потому что здесь было интересно, красиво и никто не пытался ничему их учить, насмехаясь над их разноцветными волосами и отсутствием жизненного опыта.

Бережно отреставрированные кварталы старого города. Кофейни, бары, отели. Натуральные материалы. Подсвеченные в нужных местах акценты. Уважение к истории и при этом понимание того, что просто законсервировать руины – это НЕ уважение. Весь комплекс – огромный и при этом совершенно не надоедает. Каждый поворот меняет картинку. За каждым углом петляющих улочек старого города нас ждет что-то, заставляющее вновь вытащить телефон и сделать снимок. Потому что хочется запечатлеть и отправить друзьям. Хотя фотографии и близко не передают ощущения величавого покоя и выверенности линий. Здесь каждый ракурс продуман и каждый из них хочется унести с собой в телефоне. Полон уважения к истории и умения жонглировать природными материалами и фактурами. Все «земное», все естественное. Ландшафт продуман и незаметно нарезан на ракурсы.

Где-то в уголке памяти сохранилось воспоминание, которое очень точно иллюстрирует эффект, который я пытаюсь рассказать. Дело было в 1990-х, интервьюер пришел на встречу с супермоделью того времени и тихонько сидел в уголке, наблюдая со стороны, как она ведет себя off-record – без съемок, в своей естественной среде. Журналист написал о том, что мы, обычные люди, всегда долго устраиваемся в кресле, не зная, куда подобрать ноги, как положить локоть, как сесть так, чтобы не торчал второй подбородок. В то время как модель в абсолютно любом ракурсе, разговаривая и перемещаясь в пространстве, выглядит сногсшибательно. Щелк! Идеально. Щелк! Прекрасно. Щелк! Желанно. Вот именно этот эффект я и почувствовал в музейном комплексе. Его хочется посетить снова. Вновь увидеть Татуиновские линии арок крыши, хрустальные кубы, хранящие черепки древнего фарфора. Заблудиться в лабиринте узких улочек старого города.

258-8-1480.jpg
«Космические» арки пространства
Музея Императорских печей.  Фото автора
Поймал точное слово – желанный. Вот удивительная для музея категория: желанный и манящий. Он – не про искусство даже, а про уважение к своей истории, к своим корням. Он про то, что бесконечное закатывание в монолит – это неуважение. Сколько бы ни утверждали обратное, пока на наших улицах появляются такие бронзовые калашниковы и кобзоны – ничего не изменится. Даже не ждите. У нас могут быть в запасе самые значимые произведения искусства, созданные человечеством, от античных статуй до картин золотого века европейской живописи, но если наша фантазия сформирована коврами, висевшими на каждой стене в СССР, и этими же коврами и ограничивается – увы, художественное наследие страны будет формироваться вопреки, а не благодаря.

Я увидел, как может выглядеть музейный/городской комплекс XXI века. Так, чтобы снобы-редакторы из архитектурных журналов мира завистливо протянули, с интонацией Геннадия Хазанова 40-летней давности: «У, ты какааааая!».

Этот город, притворявшийся деревенькой, продемонстрировал мне величайшую силу человеческого духа. На протяжении тысячелетий он сохранил ремесло, искусство, превратил их в огромную индустрию, но при этом не потерял своей индивидуальности и художественной гордости. Некоторое время назад в моих текстах промелькнуло выражение «инвестиции в вечность» – то ли придуманное мной, то ли где-то подобранное. Не суть. Вот такие музейные комплексы – это как раз инвестиции в вечность. Незримая связь. Мостик, перекинутый между прошлым через настоящее в будущее. И, пожалуйста, не нужно воспроизводить эти мосты в монолите. Это так не работает. Эта «ковровая» эстетика – атавизм прошлого, и без нашего общего желания его в этом самом прошлом и оставить ничего не получится.

Чуть ранее посетил Shanghai Guanfu Museum – первый частный музей на территории континентального Китая. Находящийся на 37-м этаже самого высокого здания страны, Shanghai tower, – этот музей в моих глазах, наверное, эталон подачи старого искусства. Залов не очень много, но каждый из них достоин отдельного упоминания. Старая керамика (возрастом под тысячу лет) с лаконичным дизайном и формами/пропорциями, ставшими эталонными для поколений мастеров. Зал экспортного фарфора. Предметы, созданные китайцами для европейского рынка. XVII–XVIII века. Наивные и смешные изображения европейцев, охота, галантные сценки и христианские мотивы. Совершенно фантастическая (не задумываясь, я бы вручил этому залу музейного Оскара – если бы такая награда существовала) «золотая» сокровищница. В большинстве своем небольшие произведения искусства, изготовленные из золота и помещенные в стеклянные кубы, предназначенные для просмотра на 360 градусов, или же разделенные пополам зеркалами. По сути, зал представляет собой затемненное помещение, в котором в зеркальных поверхностях дробятся отражения висящих в воздухе ювелирных изделий. В этом музее просто кожей ощущаешь глубину и возраст китайской цивилизации. По Манхэттену еще бродили стада бизонов, а в Китае уже создавались высокотехнологичные произведения искусства, даже сейчас, спустя сотни лет, вызывающие искреннее восхищение.

Последний зал – буддийская пластика. Суперделикатная подача! Зал скорее напоминает алтарь в горной пещере отшельника, чем музейное помещение. Особенно запомнилась огромная, в человеческий рост, статуя Будды, в пол перед которой с потолка направлен источник звука, транслирующий буддийские мантры. Этот звук нигде, кроме как в небольшой точке перед фигурой, не слышен. Как это сделано – я не понимаю, но эффект феноменальный. Ты словно делаешь шаг в другую реальность.

У нас есть что показать, но сейчас, в XXI веке, важно не только что, но и как. И вот в этом «как» китайцы преуспели невероятно. Выходишь из музея просветленным. Золотой зал и зал с буддами, нашептывающими в ухо свои мантры, – просто мурашки по коже. Музей как доказательство того, что совсем небольшое помещение (никаких вальяжных особняков в центре города) с достаточно ограниченным количеством экспонатов может вызывать оторопь и восторг. 


Читайте также


Гулливер в стране великанов

Гулливер в стране великанов

Владимир Соловьев

К 125-летию со дня рождения Юрия Олеши

0
838
Святой от театра

Святой от театра

Виктор Леонидов

Он открыл европейцам подлинную драматургию Чехова

0
415
Красные под кроватями

Красные под кроватями

Андрей Мартынов

Двойные стандарты для жителей зарубежья

0
352
Где хорошо – там и отечество

Где хорошо – там и отечество

Валентина Малахова

Мемуары сахарозаводчика, фабриканта и банкира

0
305

Другие новости