0
4105
Газета Я так вижу Печатная версия

14.09.2022 18:33:00

Какой урок можно извлечь из системы «бакалавр–магистр»

Возможности и ресурсы российского высшего образования после выхода из Болонских соглашений

Михаил Иоффе

Об авторе: Михаил Яковлевич Иоффе – профессор, доктор экономических наук, заслуженный деятель науки РФ.

Тэги: высшее образование, вуз, болонская система, магистры, бакалавры


высшее образование, вуз, болонская система, магистры, бакалавры У России есть многовариантный опыт эволюции образования, которым не обладает ни одна страна в мире. Фото агентства «Москва»

Невзирая на критику Болонской системы, которая во многих случаях была оправданной, следует отметить ее положительное влияние на развитие высшего образования в России.

Это прежде всего расширение академической мобильности студентов и преподавателей, налаживание коммуникаций в сфере образования и науки с зарубежными партнерами, изучение и обмен знаниями. В конечном счете – более четкое представление и подтверждение ценности и качества отечественного образования. Оно в целом, как показала практика, не уступало по ряду показателей западному.

С другой стороны, за последние годы наблюдается серьезный рост числа иностранных студентов, обучающихся в российских вузах, количество которых выросло с 60,8 тыс. человек в 2011 году до 324,0 тыс. в 2021-м, то есть более чем в пять раз. Мы стали седьмыми в мире по числу иностранных студентов. Этому способствовало в том числе и то обстоятельство, что наше высшее образование находилось в тренде общемировой концепции образования, базирующейся на многоуровневой системе «бакалавр–магистр». Иностранные студенты всегда были амбассадорами страны, в которой учились, по существу «мягкой силой» влияния нашего государства на образование, культуру и политику тех стран, из которых они приехали учиться.

Сейчас многоуровневую систему высшего образования, основанную на схеме «бакалавр–магистр» используют более 95% государств мира, в том числе и такие ведущие страны, как Китай, Индия и другие. При всех ее недостатках Болонская система позволила российскому образованию интегрироваться в международное пространство, и не только европейское. Отказ от Болонского процесса прежде всего подразумевает выход из Болонских соглашений, которые касаются, например, взаимосогласования программ и приложений к дипломам.

На мой взгляд, предпочтение, которое сегодня при обсуждении новой национальной системы высшего образования отдается вопросам выбора и обоснования различных форм обучения, излишне «фетишизировано». В конечном счете каждый вуз в зависимости от своей специфики и профессиональных возможностей должен самостоятельно выбирать те или иные формы обучения, обеспечивающие эффективность подготовки кадров в соответствии с требованиями быстро меняющегося рынка труда и запросов работодателей. Это касается и образовательных программ, разработка которых должна быть децентрализована с преимущественным предоставлением свободы в этом вопросе высшим учебным заведениям.

В большей степени надо говорить и принимать неотложные меры по повышению качества образования. Именно это в конечном итоге является главным «барометром» уровня образования. Не случайно премьер-министр Михаил Мишустин в ходе ежегодного отчета правительства в Госдуме в апреле 2022 года подчеркивал: «Я прекрасно понимаю, что существуют, наверное, недостатки какие-то в системе нашего образования. Но я бы здесь больше рассматривал вопросы – что мешает нашему образованию даже сейчас делать великолепных инженеров, отличных специалистов. Здесь я больше сосредоточился бы на качестве образования, а не на форме – на содержании программы, на преподавателях, на качестве».

В связи с отказом от сотрудничества западных вузов с российскими резко ограничился обмен между ними студентами и преподавателями. Означает ли это полную трансформацию российского высшего образования, его изоляцию от мирового образовательного процесса?

Я бы выделил три основных потенциальных ресурса, активизация которых может позволить сегодняшний, порой схоластический период социально-экономического развития страны создать возможности для новой парадигмы высшего образования.

Во-первых, это опыт развития и функционирования высшего образования в нашей стране в разных общественно-экономических формациях – от царского капитализма, потом социализма и наконец рыночной экономики постсоветского периода. В каждом из этих периодов формировался тот или иной положительный опыт образовательной деятельности.

Особенно ценна практика образовательной деятельности в советский период, которая демонстрировала серьезные успехи, в том числе и в науке, несмотря на навязанную Западом нашей стране холодную войну, в течение многих десятилетий резко ограничивающую наши международные коммуникации в мировом образовательном пространстве. Да и недавний опыт развития российского образования в рамках Болонских соглашений позволил изучить и апробировать механизм функционирования образования на базе многоуровневой системы «бакалавр–магистр».

Несомненно, в нынешний сложный драматический момент истории важно сохранять связи с теми западными университетами, которые, несмотря на известное противление властей, стремятся к продолжению сотрудничества с российскими вузами.

Таким образом, мы имеем многополярный и многовариантный опыт эволюции российского образования на протяжении всего XX и начала XXI века, которым не обладает сегодня ни одна страна в мире. Это выдающийся ресурс нашего преимущества, создающий возможности для ускорения процесса обновления всей системы российского образования в целом.

Во-вторых, целесообразно вспомнить 90-е годы, когда в связи с переходом экономики России к рыночной форме хозяйствования открылись перспектива и необходимость подготовки кадров, адаптированных к сложившимся экономическим условиям. Перед университетами и впервые созданными бизнес-школами открылась реальная возможность не только обучать бизнесу новоиспеченных отечественных предпринимателей, но и стать фронтирами установления личных и корпоративных связей с зарубежными учебными заведениями и компаниями.

Именно отечественные учебные заведения, как правило социально-экономического профиля, впервые освоившие законы и инструменты рыночной трансформации экономики, в этот период образовывали совместные предприятия, консультационные подразделения, занимающиеся маркетинговыми исследованиями на внутреннем и внешнем рынках. Они оказывали содействие в экспорте, импорте, установлению кооперационных связей, прежде всего российского и зарубежного малого и среднего бизнеса. Так, например, бизнес-школа «Синергия» была единственной в 2001 году среди учебных заведений стран СНГ и Восточной Европы, получивших международную аккредитацию МВА.

В-третьих, я уверен, что, несмотря на жесткие санкции со стороны Запада, мы имеем все возможности ослабить их воздействие или вовсе «соскочить с их крючка» благодаря тому, что у нашего народа имеется интеллектуально хорошая генетика. 


Читайте также


Выбор вуза как экзистенциальная проблема

Выбор вуза как экзистенциальная проблема

Елена Герасимова

Уровень безработицы среди выпускников магистратуры и специалитета всего около 5%

0
523
Сильные вузы тяготеют к сильным регионам

Сильные вузы тяготеют к сильным регионам

Елена Герасимова

Большинство влиятельных университетов расположены в Москве, Петербурге, Екатеринбурге и Казани

0
2204
Программа "Будущее "Роснефти" объединила в Сочи 1500 школьников

Программа "Будущее "Роснефти" объединила в Сочи 1500 школьников

Татьяна Астафьева

Основной этап V корпоративной образовательной программы для талантливой молодежи стартовал

0
5192
Вечные студенты – новое явление в вузах России

Вечные студенты – новое явление в вузах России

Елена Герасимова

Рособрнадзор назвал возраст самого пожилого абитуриента приемной кампании 2022 года

0
5165

Другие новости