0
564

27.10.2009

Святой отец и внемлющие проститутки

Станислав Минин.

Об авторе: Станислав Минин - обозреватель НГ-Интернет

Тэги: церковь, студенты, религия, православие

Читайте также: Хулиганы атаковали Церковь (НГ, 27.10.09)


В Санкт-Петербургском государственном университете прошла конференция «Религия в современной системе международных отношений». Это было яркое, громкое и духоподъемное событие.

Ярким оно стало потому, что на доклад иеромонаха Филиппа (Рябых) о миротворческом потенциале религии пришли студенты из антиклерикального Комитета 68-ми. Они пришли в костюмах. Иеромонаху внимали: юноша с пивом и семечками (в просторечии именуемый гопником), две проститутки, пара беременных геев, шахидка, сатанистка и черти.

Студентов вывели. Фото попали в блогосферу. Блогосфера забурлила.

Все это напомнило события в римском университете La Sapienza в январе 2008 года. Тогда профессура и студенты не пустили в вуз самого Папу Римского Бенедикта XVI.

Не хочу оценивать акцию Комитета 68-ми. Вне зависимости от оценок, она симптоматична. Более того, она социально значима. Достаточно просто понять, что случилось.

В России никогда не было настоящей, «европейской» секуляризации с постепенным формированием социальной ниши для Церкви. Была ситуация церковного гетто. А затем было постсоветское общество, которое до сих пор не может понять, как Церковь (и шире – религия) должна в него встраиваться, какой у нее потенциал, что она должна делать, а что – ни в коем случае.

Именно здесь рождаются причудливые гибриды вроде священника, освящающего дрожжевой конвейер, или Патриарха на подлодке.

Одновременно постсоветское общество маргинализировало антиклерикальную критику. Антиклерикализм отождествлялся с атеизмом. Атеизм – с «совком». «Совок» был преодоленным злом. Церкви сочувствовала гуманитарная интеллигенция. Как итог, символом свободомыслия в современной России является физик Виталий Гинзбург, регулярно выступающий с антиклерикальных позиций.

У Церкви были две декады покоя. Она наслаждалась признанием, вниманием и уважением. Она была свободна. Как она воспользовалась этой свободой?

Именно на этот вопрос и дает ответ акция питерских студентов.

Число «68» не должно вводить в заблуждение. Это мог быть Комитет восемнадцати. Или Комитет восьми. Авангард не должен быть многочисленным, а Комитет 68-ми – это именно авангард, за которым сотни недовольных, критически настроенных студентов.

Студенчество – своего рода социальный барометр. Подчас резко, радикально, но в то же время предельно точно оно диагностирует актуальное состояние культуры. Студент – это «человек моратория». Он не обречен на конформизм. У него развязаны руки и язык. Он несет в себе пусть расплывчатый, нечеткий, но все же проект будущего социума.

Этот проект может так и остаться проектом. А может реализоваться. Точного прогноза никто не даст.

Факт, что в рамках этого проекта отношение к Церкви становится вполне определенным. Это и есть итог 20-летки свободы.

За 20 лет Церковь убедила критически настроенных представителей поколения next в том, что ее миротворческий потенциал сомнителен. Если не сказать больше: это мнимый потенциал. Понятия «православие» и «нетерпимость» сблизились, а священник стал символом кричащей, проклинающей, грозящей кулаком ненависти к Другому.

За 20 лет Церковь убедила критически настроенных представителей поколения next в том, что религия противоречит интеллектуальной деятельности, если не разуму как таковому.

Поколение next, которое сегодня надевает костюмы проституток на доклад священника, считает, что Церковь и свобода личности несовместимы. Напротив, это поколение уверено в том, что религия удачно встраивается в любую машину подавления.

Две декады свободы Церковь потратила на то, чтобы нарисовать на себя карикатуру, написать на себя разгромную рецензию. Эту карикатуру увидели, эту рецензию прочитали.

В православных кругах уверены: инцидент в СПбГУ свидетельствует о силе Церкви. Мол, до сих пор атеисты не заявляли о себе так громко. Растущая мощь Церкви дразнит их бессильную злобу.

В православных кругах забывают, что ЭТО – не те атеисты, которых Церковь победила в конце 80-х. Это новый антиклерикализм. Вскормленный и взлелеянный самой Церковью.


Другие новости

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Файзрахманисты выходят  из подполья

Файзрахманисты выходят из подполья

Глеб Постнов

Запрещенная в Татарстане секта ищет новое место дислокации

0
2036
Церковные плоды крымской весны

Церковные плоды крымской весны

Владислав Мальцев

Украинское православие раскалывается по национальному признаку

1
6525
Несобранная модель «Святой Руси»

Несобранная модель «Святой Руси»

Роман Багдасаров

Единственным выходом для украинского православия может оказаться федерализация Церкви

0
1192
Епископы против законников

Епископы против законников

Валерий Вяткин

В царской России нередко возникали конфликты между архиереями и секретарями духовных консисторий

0
393