0
593
Газета Культура Печатная версия

20.04.2000

День рождения с тортом и пируэтом

Тэги: Васильев, театр


Торжество юбиляра.
Фото ИТАР-ТАСС

ВСЕХ бесплатно поили шампанским. Его пили не случайные зрители - таких в Большом театре в тот вечер не было, но те, кто лично получил от юбиляра приглашение на день рождения. Среди них были многолетние поклонники, с давних пор обожающие Васильева-танцовщика, но по театру фланировали и официальные лица, и представители художественной элиты, к которой по статусу принадлежит юбиляр: Валентина Матвиенко, Михаил Швыдкой, Белла Ахмадулина, Юрий Любимов, Михаил Жванецкий, Светлана Сорокина... Перед началом вечера они рассматривали выставку, названную вслед за одноименным балетом Васильева - "Фрагменты одной биографии": фотографии и костюмы знаменитого артиста за много лет. Васильев-Спартак (рисунок углем и оттиск на бронзовой медали). Васильев в позе из "Дон Кихота" - безупречно правильной по канонам балетной классики. Васильев с королевой Великобритании и Морисом Бежаром. Васильев гротескный (женская роль Мачехи в "Золушке") - и задумчивый, в пенсне...

Обозрев выставку, гости перемещались в Белое фойе к живописным творениям юбиляра: он выставил пейзажи любимых мест Подмосковья и портреты знакомых. Картины Васильева - сделанные, как он часто повторяет, "для души", нескрываемо любительские, камерные, "настроенческие", с соответствующими названиями: "Перед дождем", "Розовое облако", "Против солнца", "Собачья старость". Почти под всеми написано: "смешанная техника". В том же ключе - с помощью разных жанров - был сооружен и его сценический день рождения. Васильев срежиссировал празднование своего 60-летия - и сделал это удачно: без длиннот, усыпляющих речей и какой-либо официальной скуки. Празднество, длившееся ровно два часа, юбиляр составил из отрывков репертуара, созданного им в разные годы в качестве балетмейстера и оперного режиссера. Приплюсовал к этому специально сделанные номера. Добавил киноностальгии в виде эффектно смонтированных съемок своих танцев - и получил концерт, в котором участвовали артисты ГАБТа, Московского музыкального театра, "Кремлевского балета", "Новой оперы" и Литовской национальной оперы.

Действие началось с эпизода "Закулисье". Раскрытая вглубь огромная сцена, артисты оперы и балета в разной степени сценической готовности - кто в рабочем трико, кто уже надлежащим образом одет и загримирован. Голос Васильева - признание в любви к Большому театру, "удивительному храму", которому "отдано 50 лет жизни" и в котором прекрасно все, даже "запах старых декораций, пропахших пылью". Внезапный хаос - распевание оперных, рабочая разминка балетных, гвалт, какой бывает в театре перед началом спектакля. Когда зрители вспомнили хрестоматийные строки, из какого сора рождаются стихи, эпизод плавно перетек в сцену "мечты балетной молодости и подражание старшим". Опустились красный задник и золоченые "кружевные" решетки, сцена преобразилась из рабочей в праздничную - и пара балетных приготовишек завороженно застыла перед экраном, на котором выдающийся танцовщик Васильев летел в немыслимых прыжках, крутил невероятные пируэты и высоко поднимал балерин в поддержках.

Потом были "Гавот" на музыку Прокофьева и "Классическое па-де-де" на музыку Торелли. Мария Александрова в красном предстала зловещей леди Макбет, а Геннадий Янин в бальной сцене "Травиаты" преображался то в полногрудую цыганку, то в быка на корриде. Под Моцарта танцевали (фрагмент балета "Эти чарующие звуки") и пели (фрагмент из постановки "О Моцарт, Моцарт"). Чайковский звучал тоже дважды: в отрывке из нашумевшей васильевской версии "Лебединого озера" (отец и сын претендуют на любовь одного и того же Лебедя). И в качестве автора Третьей части Шестой симфонии, под которую Васильев поставил парадные танцы для премьеров Большого: кто вышел в костюме Спартака, кто - в одеяниях Базиля из "Дон Кихота", кто - в колете Принца. В этом дивертисменте отличился Николай Цискаридзе: его полет над сценой вызвал особый энтузиазм зала. Героев балетов Васильева сопровождали ведущие балерины ГАБТа. За пульт один за другим вставали 7 дирижеров. Васильев за кадром и в кадре читал свои стихи: "Я рад тому, что я живу..." Угодливые чиновники царской России из "Анюты" сменялись положительными персонажами того же балета. Хор рабов из "Набукко" стал анонсом грядущей габтовской премьеры этой оперы Верди. В финале юбиляр тряхнул стариной, лихо сплясав соло из балета "Грек Зорба". И в 60 лет танцующий Васильев зажигает публику: овации зала, наверно, было слышно на улице. А потом директор Большого театра задул свечи на огромном белом торте в виде здания Большого театра. Видимо, этот десерт позже стал одним из звучных аккордов юбилейного банкета.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В "Школе драматического искусства" ломают концепцию, заложенную Анатолием Васильевым

В "Школе драматического искусства" ломают концепцию, заложенную Анатолием Васильевым

Елизавета Авдошина

Театру снова не повезло с административным управлением

0
2240
Пурим с хорошим концом

Пурим с хорошим концом

Редакция НГ-Религии

0
971
Драма «храма  на Драме»

Драма «храма на Драме»

Милена Фаустова

Строительство собора неподалеку от Ельцин-центра встретило сопротивление жителей

0
488
В Москве и Подмосковье в июне состоится II Летний фестиваль губернских театров

В Москве и Подмосковье в июне состоится II Летний фестиваль губернских театров

  

0
783

Другие новости

Загрузка...
24smi.org