1
4378
Газета Экономика Печатная версия

04.12.2017 00:01:00

Цены на нефть порадовали правительство

Дополнительные доходы от углеводородов пойдут не в экономику, а в резервы

Тэги: минэкономразвития, орешкин, нефть, цены, макропрогноз, бюджет, резервы


Максим Орешкин не исключает возможности пересмотра макроэкономического прогноза. 	Фото РИА Новости
Максим Орешкин не исключает возможности пересмотра макроэкономического прогноза. Фото РИА Новости

Минэкономразвития собирается кардинально пересмотреть трехлетний прогноз, по которому составлен только что принятый парламентом бюджет. В новом прогнозе чиновники обещают заменить нефтяные цены, которые в полтора раза ниже сегодняшних. Под пересмотр может попасть и низкая «цена отсечения» бюджетного правила, которая зафиксирована на уровне 40 долл. за баррель. Бывшие сотрудники Минэкономразвития считают, что официальные правительственные прогнозы оторваны от реальности и превратились в объект манипуляции ради обоснования бюджетных решений Минфина.

Минэкономразвития повысит прогноз по цене на нефть в 2018-м выше 50 долл. за баррель марки Urals после сделки ОПЕК+, сообщил журналистам глава ведомства Максим Орешкин. «Прогноз мы пересмотрим. Заключение сделки с ОПЕК точно означает, что мы будем пересматривать прогноз по ценам на нефть на 2018 год в положительную сторону. Для того чтобы комплексно пересмотреть прогноз, нам нужно больше статистических данных по 2017 году, хотя бы получить первые оценки по динамике ВВП за 2017 год на основе годовых, а не месячных, как сейчас мы видим», – цитирует главу Минэкономразвития Максима Орешкина RNS. Он сообщил, что в новый прогноз будет заложена цена больше, чем 50 долл. за баррель.

Уточним, по действующему макропрогнозу Минэкономразвития (МЭР), средняя цена на нефть марки Urals в 2018 году должна составить 43,8 долл. за баррель. При этом только по итогам 11 месяцев текущего года средняя стоимость нефти марки Urals составила 52,17 долл. за баррель, следует из материалов Минфина. Заметим, за аналогичный период прошлого года стоимость российской нефти сложилась на уровне  41,02 долл. за баррель. То есть средняя цена нефти выросла на 27,18%.

Решение властей о пересмотре прогноза можно только приветствовать, уверен экс-руководитель департамента макроэкономического прогнозирования МЭР Кирилл Тремасов. «Так как текущие цифры макропрогноза, заложенные в расчет бюджета, кардинально отличаются от рыночных ожиданий. Прогноз этого года уже надо признать невозможным в части практически всех показателей. Прогноз следующего года выглядит вообще каким-то раздвоением сознания – ускорение экономики на фоне обвала цен на нефть», – пишет он на своей странице в Facebook, полагая, что действующий макропрогноз, призванный служить инструментом формирования бизнес-ожиданий, только вводит бизнес в заблуждение. «В результате снижается доверие к любым заявлениям и планам правительства. Значимость прогноза девальвируется, а сам он приобретает исключительно утилитарное значение для расчета нужных показателей бюджета», – подчеркивает бывший чиновник.

Однако пересмотреть прогноз МЭР непросто, считает Тремасов. «Если МЭР будет закладывать на следующий год вместо 43,8 долл. хотя бы 55 долл. (+25%!), тогда прогноз роста ВВП надо будет повышать хотя бы до 2,4–2,6% вместо прогнозируемых сейчас 2,1%. Если так сделать, то прогноз роста станет еще более неадекватным.  Минэкономразвития надо будет как-то извернуться – кардинально повысить прогноз по ценам на нефть, но не сильно менять параметры экономического роста», – рассуждает экономист.

Отказ от нереалистичного ориентира нефтяных цен в 40 долл. за баррель может повлечь пересмотр и так называемого бюджетного правила, по которому все доходы казны сверх этой цены отправляются на пополнение резервов. По принятому в рамках бюджета-2018 бюджетному правилу предполагается, что все дополнительные нефтегазовые доходы, полученные за счет превышения ценой нефти установленного уровня (цены отсечения), должны направляться в резерв. 

Сокращение добычи черного золота поднимет мировые цены и скорректирует прогноз Минэкономразвития.	Фото Reuters
Сокращение добычи черного золота поднимет мировые цены и скорректирует прогноз Минэкономразвития. Фото Reuters

Сегодня эта отметка установлена на уровне 40 долл. за баррель. Впрочем, пока Минфин формально не отказывается от магической цифры в 40 долл. за баррель, за которую руководство ведомства стояло буквально насмерть.

К примеру, еще в апреле Максим Орешкин указывал, что никаких развилок по бюджетному правилу нет, а действующее правило обеспечивает стабильность налогов. «Смягчение правила и повышение цены нефти несут риски роста налогов. Гораздо важнее вносить структурные изменения в бюджет, перераспределять неэффективные расходы в пользу тех, которые дают наибольший эффект для экономики», – говорил глава МЭР.

Глава Минфина Антон Силуанов замечал, что даже небольшое смягчение бюджетного правила может привести Минфин «к точке невозврата», когда не будет балансироваться и при цене нефти в 100 долл. за баррель. «Структурные равновесные цены нефти сейчас – это 40–50 долл. за баррель. Если мы говорим о 45–50 – хорошо, можем увеличить расходы. А если нет, если будет меньше? Мы опять начинаем создавать себе некие иллюзии. Мне кажется, нам нельзя здесь ориентироваться на какие-то прогнозы оптимистичные. Бюджет – это вообще не оптимистичный документ», – говорил он, подчеркивая, что основная цель Минфина – чтобы бюджет исполнялся при любых внешних условиях.

За смягчение бюджетного правила, правда, выступает глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. «От 2017 года до 2035 года, по прогнозу Минэкономразвития, доходы будут в дальнейшем снижаться, то есть очевидно, что в 2017 году мы встали на линию постоянного снижения доходов, если мы не поднимаем налоги. А бюджетное правило – оно жесткое, оно требует следования этой тенденции... Мы предлагаем – ЦСР – временный другой налог, который позволил бы поднять темпы роста до 3–4%, не повышая налоги. Это смягчение на 5 долл. бюджетного правила, повышение на 0,5% дефицита бюджета сверх того, что по бюджетному правилу сейчас определено, причем частично за счет получения доходов от приватизации, снижение налоговых льгот примерно на 0,3% ВВП и проведение налогового маневра в нефтяном секторе, который дает еще 0,3% и чуть больше доходов», – предлагал на прошлой неделе глава ЦСР.

Бюджет на предстоящую трехлетку сформирован с учетом бюджетного правила, ограничивающего расходование дополнительных доходов казны от продажи углеводородов, когда цена нефти растет выше планки отсечения в 40 долл. за баррель. «Такой подход приводит к занижению прогнозируемых доходов федерального бюджета и соответственно к чрезмерному снижению расходов», – следовало из подготовленного Институтом экономики роста им. Столыпина и  бизнес-ассоциации «Деловая Россия» заключения на проект бюджета-2018. К примеру, рассказывали эксперты, Минфин недооценил доходы бюджета на 2018 год на 9% от общей величины доходов, или на 1,3 трлн руб., а в 2019–2020 годах – на 12–15%.

«Для консолидированного бюджета (с учетом внебюджетных фондов) масштабы недооценки доходной базы еще более значимы: 1,5 трлн руб. в 2018 году и 1,6–2,4 трлн руб. в 2019–2020 годах», – заключали они. За три года общее снижение расходов федерального бюджета в реальном выражении составит 9,5%.

По мнению экспертов «НГ», вполне разумно было бы повысить цену отсечения хотя бы до 50 долл. за баррель. «Однако существенную часть дополнительных нефтяных доходов направлять не на текущее потребление, не на социальные расходы, а в резервы», – говорит аналитик компании «Алор Брокер» Кирилл Яковенко. Такую стратегию эксперт объясняет тем, что наша экономика и бюджет, опирающиеся на цену нефти, по-прежнему уязвимы в отношении внешних шоков. «Например, новых санкций или новых технологических изобретений или внезапного срыва соглашения ОПЕК, и только значительная денежная подушка позволяет не диверсифицированной экономике выжить, когда цена нефти внезапно пойдет вниз», – полагает аналитик.

Предложения МЭР немного запоздали – ведь бюджет-2018 фактически утвержден, напоминает профессор Российского экономического университета им. Плеханова Константин Ордов. «Однако увеличение цены отсечения вслед за ростом прогноза стоимости нефти могло бы снизить минимум вдвое дефицит бюджета на 2018 год», – не исключает он. Кроме того, продолжает экономист, в текущей ситуации РФ в большей степени необходимо не накапливать на черный день, а предложить альтернативу в виде создания современных, высокоэффективных производств и рабочих мест. «Дополнительные доходы бюджета могли помочь», – резюмирует он.

В текущей ситуации, когда мировые финансовые рынки для нас закрываются, необходимо крайне бережно относиться к имеющимся ресурсам, замечает старший научный сотрудник Академии при президенте (РАНХиГС) Александр Дерюгин. «Очень многие предлагают увеличить государственные инвестиции в экономику. Но проблемы с низким уровнем инвестиций состоят не в том, что государство на это выделяет мало денег, а в том, что частный бизнес к нам не идет. А эту проблему нужно решать, совершенствуя правоохранительную и судебную системы, систему государственного управления, развивая человеческий капитал, инфраструктуру. Попытка же государства играть на рыночном поле приведет не к развитию экономики, а к вытеснению частного сектора и в итоге к снижению эффективности экономики», – полагает он.

Кроме того, как считает эксперт, в ближайшее время (то есть до выборов президента) цена отсечения повышаться не будет. «Во-первых цена на нефть очень волатильна, и с сегодняшнего уровня может быстро провалиться ниже цены отсечения. Мы уже видели цены ниже 30 долл. за баррель и видели, как они могут быстро падать», – напоминает он. Дополнительные бюджетные средства пока будут идти в резерв, уверен эксперт. «И нужно понимать, что даже с текущими ценами на нефть наш бюджет не сбалансирован и увеличивать расходы сейчас никто не будет», – говорит Дерюгин, не исключая, что все может измениться после выборов. «Могут быть озвучены новые приоритеты, будет сформировано новое правительство под реализацию этих приоритетов. И там будет понятно, сколько эти приоритеты будут стоить», – уверен он, подчеркивая, что нечто похожее мы наблюдали с майскими указами президента. «Что-то подобное может быть и в этот раз. Поэтому на 2018–2020 годы и принимается очень жесткий бюджет, который в силу своей жесткости даст возможность увеличить расходы на приоритетные направления без сокращения того, что было утверждено в бюджете. Но мы сейчас не знаем ни о будущих приоритетах, ни об их стоимости», – резюмирует экономист.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Центробанк готовит рынки к повышению ставки

Центробанк готовит рынки к повышению ставки

Ольга Соловьева

В ответ на скачки нефтяных цен и санкции мегарегулятор ударит по реальному сектору экономики РФ

0
2137
Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Анастасия Башкатова

Российские предприниматели не ощутили пользы от переизбытка денег в казне и резервах

0
2172
Нефтяные горки раскачивают рубль

Нефтяные горки раскачивают рубль

Анастасия Башкатова

Опора национальной валюты оказалась временной и ненадежной

0
1648
Бюджет "круговой обороны" утвержден в Госдуме

Бюджет "круговой обороны" утвержден в Госдуме

Ольга Соловьева

Накопление резервов для чиновников оказалось важнее роста и развития страны

0
1332

Другие новости

Загрузка...
24smi.org