0
1573
Газета Идеи и люди Печатная версия

11.06.2004

Еще одного фарса Чечня не выдержит

Тэги: гакаев, чечня, выборы, демократия

Главный научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, доктор исторических наук, профессор Джабраил Гакаев как историк и политолог внимательно следит за новейшей историей Чечни и поэтому прекрасно разбирается во всех ее перипетиях. В беседе с корреспондентом «НГ» он объясняет, в чем причина неудач лидеров республики и что нужно сделать для того, чтобы чеченское общество наконец-то консолидировалось.

– Почему, на ваш взгляд, так трагично складывается судьба чеченских лидеров: трое из четверых руководителей республики постсоветской эпохи убиты, а один скрывается в горах?

 

– Причину этой трагической ситуации я вижу в следующем. Никто из лидеров, которых вы имеете в виду, не пришел к власти легитимно, то есть путем всенародных, честных, демократических, по-настоящему альтернативных выборов. Поэтому ни одного из последних четырех президентов Чечни нельзя считать легитимными в общепринятом смысле этого слова – за них не голосовала значительная часть населения республики. По этой причине никто из них не мог объединить расколотый на противоборствующие группы народ и консолидировать, таким образом, чеченское общество. Отсюда перманентная политическая нестабильность, кровавые разборки и все прочее, что мы наблюдаем сегодня в республике. Все до сих пор правящие в Чечне режимы были, по существу, антинародными. К этому следует добавить, что в чеченском обществе преобладает фольклорное (мифологическое) сознание. Таким обществом легко манипулировать. Что и делается.

 

– Разве в 1997 году Аслан Масхадов выиграл выборы не честно? Ведь его избрание было признано и руководством России, и мировым сообществом.

 

– Да, у своих соперников – Шамиля Басаева, Зелимхана Яндарбиева, Мовлади Удугова, Ахмеда Закаева – Аслан Масхадов выиграл честно. Это тем более соответствует действительности, что все вышеназванные «честно» об этом предварительно договорились. Но ведь в тех выборах участвовали 16 кандидатов, и не все они состояли в тогдашнем кабинете министров ЧР. Об этих выборах вообще следовало бы говорить отдельно. Я не знаю другого такого прецедента в мировой практике, когда бы весь кабинет министров в полном составе дружно двинулся в президенты. Поэтому насколько эти выборы были честными по отношению к каждому из остальных кандидатов и чеченскому народу в целом – вот это, конечно, вопрос. Кроме того, по данным независимых экспертов, в масхадовских выборах участвовали не более 20% избирателей ЧР, поэтому считать их легитимными нельзя.

 

– А кто мешал голосовать остальным?

 

– Огромное количество людей, не разделяющих идеологию национал-радикалов, были просто изгнаны из республики. К слову сказать, без возвращения тех граждан ЧР, которые вынужденно покинули республику и временно находятся в других субъектах РФ, решить чеченскую проблему невозможно по определению.

 

– Тем не менее выборы эти были признаны как российским руководством, так и международным сообществом.

 

– Это признание имело политическую подоплеку и соответствовало тогдашней политике российского руководства. К сожалению, в России нередко конъюнктурные политические соображения преобладают над законом и здравым смыслом.

 

– А прошлогодние выборы Ахмада Кадырова? В чем была их порочность?

 

– Да, голосовать в день выборов никто никому не мешал – вся работа была проведена до этого дня. То, что у избирателей не было выбора и фактически им было предложено проголосовать за Ахмада Кадырова, общеизвестно. Думаю, именно потому, несмотря на многочисленные обращения и просьбы людей – а мне известны такие случаи, – некоторые реальные, наиболее приемлемые претенденты на президентский пост, имеющие огромную поддержку среди разных слоев населения, попросту не стали принимать участия в этом лицедействе, именуемом выборами. Они не просто составили бы серьезную конкуренцию известной кремлевской креатуре, а обнажили бы уродливую картину происходящего. Здесь я не имею в виду тех, кто вышел на предвыборную дистанцию, но сошел с нее по разным причинам: одним предложили должность, других припугнули.

 

– Есть и другая версия неудачного правления чеченских лидеров: дескать, традициям и менталитету общества больше соответствует институт коллегиальной власти. Вы согласны с таким утверждением?

 

– Я тоже сторонник той точки зрения, что чеченской ментальности больше подходит форма коллегиальной власти. Если заглянуть в прошлое народа, то можно найти примеры создания вполне эффективных институтов управления обществом. Прежде всего это Мехк кхелы (Совет старейшин). Были, впрочем, и единоличные лидеры, которые выдвигались на сходах и успешно руководили обществом в периоды кризисных ситуаций. Например, Бейбулат Теймиев. Однако в силу исторической традиции практика коллегиального правления для нас больше подходит. Но в данный момент об этом говорить нет смысла: в республике принята Конституция, согласно которой должен быть избран президент.

 

– В таком случае как найти лидера, который бы не раскалывал общество? Ведь что получается: был Дудаев – были антидудаевцы, был Завгаев – были антизавгаевцы, был Кадыров – были антикадыровцы. А Масхадов – тот даже своих единомышленников не смог объединить.

 

– Вы правильно подметили эту закономерность. Но объясняется она вовсе не чеченской ментальностью, которая якобы не способна признавать какую бы то ни было власть. В подтверждение этой мысли часто приводят поговорку: каждый чеченец хочет стать генералом. В новейшей истории ЧР сменялись разные фигуры, облеченные властью, но при этом у них всегда появлялись свои «анти┘». Кто же они, эти «анти┘»? А это население, народ, который не приемлет марионеток разного призыва. До тех пор пока этот фактор не будет принят во внимание, будут появляться «анти┘» и президентский срок будет определяться не Конституцией, а целесообразностью сегодняшнего дня. Вся беда в том, что в Чечне еще не было всенародных демократических выборов. Все предыдущие выборы были фарсом. Поэтому общество расколото. Чеченцам навязывают то одну, то другую марионеточную фигуру. Это делает или федеральный Центр, или какая-то клановая группа. А если бы лидер определился благодаря волеизъявлению большинства населения, а не по воле московских чиновников, то и уважение к власти было бы больше. Такой лидер имел бы моральное право говорить от имени населения. Важно и другое – что за люди придут к власти. До сих пор мы видели алчных чиновников, которые беззастенчиво грабили республику, были озабочены только тем, чтобы обогатиться. Вот почему у нас ничего не получается. Нужно, чтобы пришли другие люди, с другой философией.

 

– Где же взять таких людей – чтобы не воровали, чтобы заботились о народе?

 

– И у Дудаева, и у Масхадова, и у Кадырова были шансы стать такими лидерами. Но они окружили себя такими людьми, которые по своим нравственным и профессиональным качествам были просто не способны эффективно выполнять возложенные на них обязанности.

Поверьте, выбор окружения того или иного лидера в последние 10 лет не зависел от воли народа, и то, что этот выбор каждый раз оказывался губительным для населения, объясняется не отсутствием потенциала у чеченского народа, как это иногда хотят представить, а причинами иного характера.

 

– А где гарантия, что и новый лидер не окружит себя такими же недобросовестными людьми?

 

– Этот лидер должен быть из числа личностей, которые имеют безупречную общественную и профессиональную репутацию. Такие личности в чеченском обществе есть. Я сознательно не говорю о людях моего (старшего) поколения, известных и России, и всему миру. Тех, кто способен возглавить республику и нормализовать ситуацию, достаточно и среди молодого поколения. Это люди, которые, как говорят, сделали себя сами. Настоящие профессионалы, я бы сказал – созидатели. Созидать всегда сложнее, чем разрушать. Они есть, их знают и в ЧР, и за ее пределами. Именно такие люди и нужны сегодня в Чечне. Они не потерпят рядом с собой непрофессионалов, хапуг. Иначе бы они не состоялись в бизнесе, политике, науке, не получили бы такое признание у своих коллег, представителей федеральной власти.

 

– Почему-то они не заявляют о себе, остаются в стороне, уступая дорогу, судя по вашему мнению, менее достойным.

 

– Они заявляют о себе каждый на своем месте, в своем деле и, поверьте, совсем не равнодушны к тому, что происходит в республике. Я вот, к примеру, назову только одного. Президент Московского индустриального банка Абубакар Арсамаков – профессионал высочайшего класса. Начав трудовую деятельность рядовым финансовым клерком и пройдя все ступени профессионального роста, он вывел свой банк в число 30 ведущих банков страны. Кстати говоря, банк, возглавляемый им, занимался все эти годы не отмыванием денег, а развитием реального сектора экономики. Это как раз тот опыт, что кровно необходим сейчас в Чечне. Да, такие, как он, действительно в стороне от политических игр, но никак не в стороне от проблем своего народа.

 

– Вы так легко ручаетесь за честность бизнесменов. А ведь сколько примеров нечестно нажитого богатства мы знаем. Не боитесь ошибиться?

 

– Я лишь признаю очевидное – ум, профессионализм, порядочность и способность к состраданию. В условиях Чечни то, что я говорю, вовсе не патетика. Человек, способный к состраданию, не сможет превратить человеческое горе в хорошо налаженный бизнес.

 

– Но Чечня – тяжелый регион. Не надо забывать о людях, которые воюют за независимость республики. Может быть, Чечне все-таки больше в настоящее время подойдет генерал, вояка – так называемая сильная рука?

 

– Никто там за независимость не воюет. Это миф. По крайней мере, за независимость в обычном смысле слова. Там воюют за власть и собственность, но для прикрытия используют лозунги свободы, независимости, ислама. Это одна сторона. Другая сторона – народ республики – стремится в своих мечтах к независимости от нищеты, унижений, от засилья антинародной власти. У Арсамакова есть что предложить народу – программа возрождения республики, программа, которая даст рабочие места, позволит привлечь инвестиции. Это тот путь, по которому с радостью пойдут люди. Это будет единственный знак тем, кто сейчас в горах, которому они будут вынуждены подчиниться. Никакого другого действенного способа вернуть людей к мирной жизни нет. На испуг так называемых боевиков не возьмешь – иначе бы они давно перевелись. Ведь сколько зачисток и спецопераций было за последние пять лет, а уровень сопротивления остается высоким. Насилием проблему не решишь, войну можно закончить, сделав ее невыгодной, то есть начав реальный процесс возрождения экономики, социальной сферы и культуры. В Чечне необходимо покончить с «серой» экономикой, которая кормит войну и тех, кто в ней заинтересован.

 

– Однако власть портит человека.

 

– «Власть – испытание, которым человек проверяется», – говорят в народе. Это испытание, которое Абубакар выдержал давно и с честью. Не только я знаю его как носителя ценностей традиционной чеченской культуры. А это залог того, что он никогда не переступит черту, за которой начинается моральное падение. Преимущество такой кандидатуры еще и в том, что он не участвовал в политическом противостоянии, во внутренних разборках, имевших место в Чечне. Это дает ему лишний шанс консолидировать это общество, стать настоящим лидером. Весь секрет в том, что такие люди, как Арсамаков, не стремятся во что бы то ни стало к власти, она у них есть в достаточной мере. Дело в том, что сознание людей поворачивается наконец к тому, что они начинают претендовать на право выбрать главой своей республики достойного лидера. И с этим придется считаться, если мы не хотим усугубить проблему и продлить цепь трагических испытаний. Могу утверждать только одно – не следует выбирать из известной всем колоды политических деятелей.

 

– Но едва ли людей в Чечне устроит кандидатура московского чеченца. О таких говорят, что это люди со стороны, дескать, они оторвались от своей малой родины, не разбираются в ее проблемах, и им нечего претендовать на пост главы. Так считал Ахмад Кадыров, такого же мнения придерживаются и сторонники бывшего президента.

 

– Это точка зрения тех, кто панически боится потерять власть, боится, что на смену их собственному невежеству придут профессионализм, ум и порядочность. Абубакар Арсамаков, как и тысячи его соотечественников, тысячами нитей связан со своей малой родиной. Кроме того, возглавляя Объединение граждан, вынужденно покинувших ЧР, он не понаслышке знает о существующих в Чечне проблемах, активно помогает живущим там людям. И вообще нельзя делить чеченцев на московских, астраханских и прочих. Мы один народ, и каждый из нас всей душой болеет за то, что происходит на нашей малой родине.

 

– Что же мешает таким достойным людям попытаться возглавить республику?

 

– Федеральный Центр должен дать знак: выборы будут честными, ни для кого не будут созданы особые условия, победит тот, кого выберет народ. Пока же, к сожалению, такого знака нет. Напротив, пошли слухи, что Кремль выбрал своего кандидата. В СМИ уже названа фамилия этого человека. Я не исключаю, что он может быть достойным кандидатом. Но люди наши как думают: если Кремль кого-то назвал, то его и протащат в президенты, чего бы избиратель ни хотел. Этот миф порождает всеобщую апатию, парализует волю людей, да и остальных претендентов на президентский пост. Власти страны должны приложить максимум усилий для того, чтобы создать хотя бы по чеченским меркам условия для проведения свободных выборов, чтобы в них приняли участие как можно больше равносильных кандидатов в президенты и между ними действительно была реальная конкуренция, а людям было из кого выбирать. Иначе опять будет фарс вместо выборов и ситуация еще более ухудшится. Чеченское общество очередного выборного фарса просто не выдержит и окончательно потеряет доверие к федеральному Центру, веру в его желание покончить с управляемой нестабильностью. Да и авторитета России в глазах отечественной и международной общественности это не прибавит.

Дело совсем не в чеченской ментальности. Суть поговорки, что каждый чеченец хочет быть генералом, не в том, что чеченская ментальность не приемлет никакой власти. Эта поговорка отражает реалии сегодняшней Чечни, которая за последнее десятилетие перевидала столько доморощенных государственных мужей, что их количество невольно утверждает население в мысли, что стать министром или президентом можно, и не имея образования и прочих данных.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Конституционный суд частично заступился за оппозицию

Конституционный суд частично заступился за оппозицию

Иван Родин

Кандидаты и партии, которых злонамеренно не допустили к выборам, смогут оспаривать их итоги

0
421
На постсоветском пространстве не осталось содержательно пророссийских партий

На постсоветском пространстве не осталось содержательно пророссийских партий

Бывшие друзья Москвы стали в лучшем случае партнерами по интересам

0
421
Победитель парламентских выборов в Армении уже известен

Победитель парламентских выборов в Армении уже известен

Юрий Рокс

Блоку Никола Пашиняна прочат конституционное большинство

0
446
Морпехи США стали жертвами мышиного харассмента

Морпехи США стали жертвами мышиного харассмента

Владимир Щербаков

0
549

Другие новости

Загрузка...
24smi.org