0
1098
Газета Регионы России Печатная версия

19.10.1999 00:00:00

Валентин Цветков: "Нам не хватает ресурсов"

Тэги: Магадан, СИДАНКО, золото


Валентин Цветков.
Фото Фреда Гринберга (НГ-фото)

-ВАЛЕНТИН ИВАНОВИЧ, какова ситуация с обеспечением жителей Магаданской области энергоресурсами накануне зимы?

- Сегодня Российское государство создало практически безвыходную ситуацию с поставками энергоресурсов в российские регионы. Оно фактически бросило нас на откуп коммерческим структурам, которые ничего не видят, помимо собственной выгоды. Тем более этот вопрос важен для нас. Ведь поставщики требуют предоплаты, а в нашем регионе уже давно практикуются сезонные работы. Золото - летом, а зимой, естественно, безденежье полное. У нас нет промышленного комплекса, который бы обеспечивал помесячное финансирование.

Когда-то компания "СИДАНКО" была базовым предприятием всей области. Там формировался госрезерв - определенный страховой полис для нашей территории. Когда начались преобразования, приватизировались госкомплексы и соответственно сама "СИДАНКО". Причем с нами по этому поводу не посоветовались. После приватизации "СИДАНКО" начала спокойно продавать акции зарубежным финансовым структурам. В результате сегодня у нас в Магаданской области нет Госкомнефтепродукта, а также предприятий, которые государство создавало для обеспечения региона энергоресурсами.

- Какова стоимость основных фондов компании?

- Громадная. Самое страшное то, что имущество оказалось непонятно у кого в руках и стало неуправляемым. Мы лишились резерва на собственной территории. Государство отдало, по сути, стратегический объект, обеспечивавший государственный же запас энергоресурсов. Но при этом функции этого объекта ни на кого не возложило. И в результате мы живем в режиме постоянного аврала. Нам не хватает ресурсов. Топлива осталось до 1 января, а идет оно к нам как минимум два месяца. Поэтому мы живем под угрозой замерзания. И государство, безусловно, должно вернуться к этой проблеме, позаботившись о том, чтобы соблюдались собственные интересы территорий и населения.

Ведь "СИДАНКО", по сути, признана банкротом. Сегодня мы должны попытаться обеспечить в ее отношении государственное влияние для того, чтобы наш регион избавился от энергетической проблемы.

- Валентин Иванович, когда вы становились губернатором, в вашей программе были планы строительства в Магаданской области аффинажного завода...

- Он уже создан и переработал все золото прошлого года.

- Вы собирались создать в Магадане нефтеперерабатывающее предприятие...

- К мысли о собственном нефтеперерабатывающем предприятии нас подтолкнуло полное отсутствие поддержки федеральным Центром социальных гарантий обеспечения населения теплом. Мы действительно предусматривали строительство такого объекта. Нам в какой-то степени помешал дефолт, когда золото подорожало в четыре раза. Однако сегодня мы хотим иметь мазут как отходы производства для того, чтобы топить наши котельные и полностью закрыть наш рынок и близлежащие регионы восточной Якутии. В Охотском море сотни судов, которые нужно заправлять. Сейчас емкости у нас позволяют держать годовой запас нефтепереработки в 350 тыс. тонн. Создав свое нефтеперерабатывающее предприятие, мы и себя обеспечим, и соседей. Надо, чтобы государство вернулось к этому вопросу и уделило внимание нашему проекту, вернуло объекты бывшего Госкомнефтепродукта под свое влияние. А уже на базе этих объектов мы бы построили нефтеперерабатывающее предприятие.

- Валентин Иванович, до сегодняшнего дня обеспечением нефтепродуктами в Магаданской области занималась "СИДАНКО". Сейчас вы переключились на ТНК. Что именно изменилось?

- Группа ТНК - довольно надежный и стабильный партнер. Она отрабатывает свои обязательства. Это в какой-то степени дает уверенность, что мы переживем зиму. Но ТНК - это не благотворительная организация. Нужно обеспечить и финансирование, и четкую работу главных базовых береговых предприятий, которые должны перерабатывать поставляемую продукцию. В этом плане мы хотели бы плотнее работать с ТНК, предоставляя гарантии того, что продукция будет оплачена и что мы примем и переработаем ее без задержки.

Хотелось бы, чтобы наши отношения были не временными, а базировались на какой-то жесткой связке. Я считаю, что береговые предприятия должны быть на прямой связи с основным поставщиком, тогда сразу становится видно, кто имеет возможность поставлять нефтепродукты, а кто - обычный перекупщик. Тогда и мы будем гарантированы, и они. А когда нас "припрет", они спокойно дадут в долг. И не будет такого, что привезли очередную партию нефтепродуктов, сливают, а деньги с нас взять - проблема.

Вообще хотелось бы пересмотреть всю политику нашего государства относительно работы зимой. Необходимо создание предприятий, которые будут напрямую завязаны на производителя и поставщика. Необходимо создание государственного резерва. Нужно узаконить, например, поставку в полном объеме всего необходимого количества продукции на весь год, чтобы мы могли завезти ее до января и уйти от сложнейших ледовых проводок.

- Год назад я был в поселке Атка. Женщина, работница бензоколонки, показала письмо, направленное в ее адрес из "Магаданнефтепродукта". Там было сказано, что у многих людей заработная плата 83 рубля. То есть выживайте, как хотите. А в кафе порция пельменей стоила 60 рублей...

- Госкомнефтепродукт имеет разветвленную сеть плюс нефтепровод и бензозаправки. Сейчас это стремительно разрушается. Начинают строить частные структуры, которые будут включать построенное в цену топлива. Это будет громадное удорожание, ведь нужно возвратить вложенные деньги. Сегодня стоит задача сохранить государственный потенциал и дать ему возможность работать. Между тем люди, работающие в этой сфере и зависящие от "СИДАНКО", получали гроши.

- Сейчас основные фонды "Магаданнефтепродукта" находятся в собственности "СИДАНКО"?

- Они сейчас находятся в собственности неизвестно кого! "СИДАНКО" в последний момент сбросила их неизвестным структурам иноземного происхождения. Мы бы хотели, чтобы в этом вопросе разобралось государство, назначив нормального внешнего управляющего.

- Какова сейчас социальная обстановка в области?

- Сложная, как всегда. В этом году мы подготовились лучше, чем в прошлом, благодаря политике правительства. Денег дали. Мы получили еще и дополнительные ресурсы. Но это обманчивое впечатление, что все деньги отданы. Нужно измерять не по деньгам, а по потенциалу. Если в прошлом году деньги выделялись из расчета 1600 рублей за тонну мазута и нам дали 3200 миллионов рублей, то в этом году даже по картельным ценам тонна стоит 3 тысячи рублей, т.е. в два раза больше. Но Север не может жить, опираясь на шаблонные расчеты. Мы уже исчерпали свои ресурсы. Прошлой зимой температура в магаданских домах была 12-13 градусов! Мы не топили, а просто "держали" систему, чтобы не замерзнуть. В этом году деньги дали, но мы смогли на них обеспечить себя топливом только наполовину. Я считаю, грамотная политика государства и Госкомсевера должна быть не в формальных цифрах, а в объемах, в том, сколько поставлено именно топлива на территорию. Ведь цель - обеспечить зиму, а не отчитаться за то, что нам деньги заплачены, и пусть мы что хотим, то и делаем. Должно быть физическое присутствие топлива на зимний период, а уж потом под него нужно подводить финансирование. В этих условиях нам нужны солидные фирмы, которые могут вперед поставить нефтепродукты и два месяца подождать оплаты, которые могут взаимозачеты провести по налогам. Потому что у перекупщиков и посредников нет оборотных денег, а у таких компаний, как Тюменская нефтяная, есть.

- Как на снабжении нефтепродуктами Магаданской области сказались проблемы Хабаровского и Ангарского нефтеперерабатывающих заводов?

- Напрямую сказались. Из-за отсутствия топлива мы за большие деньги брали его у коммерческих структур.

- В прошлом году горячая вода в Магадане давалась с перебоями, а иногда ее вообще не было.

- Да, горячей воды действительно не было. В этом году мы провели ряд существенных реконструкций, которые позволят наиболее полно использовать Колымскую ГЭС. Мы поставили там электрокотлы, пустили подстанцию, провели линию от Колымской ГЭС прямо в город. В этом плане мы значительно укрепили свои позиции.

Опять же экономия угля. Мы обеспечили порядка 40 тысяч тонн уже сейчас одним только вводом электроподстанции. Нашими маневрами мы улучшаем ситуацию, а если почувствуем поддержку государства, то будет совсем хорошо.

- Помимо обеспечения топливом энергетического комплекса области, вам приходится и добытчиков золота снабжать энергоресурсами?

- Конечно. Мы опять же возвращаемся к тому, что хотим, чтобы основное звено по обеспечению топливом работало ритмично. Вопрос в том, что даже золотодобывающие предприятия, имея деньги, иной раз не имеют топлива. В августе прошлого года простоял весь золотопромышленный комплекс без топлива.

Для решения этих проблем емкости с топливом ставили прямо на трассах, чтобы человек мог пойти и купить. Больше того, государственная политика должна заключаться в том, чтобы предприятие, которое владеет этими емкостями, авансировало золотодобывающий комплекс посредством вовлечения аффинажного завода и областного Роскомдрагмета, где идут определенные гарантии для недропользователя. Например, можно давать топливо на промсезон с возвратом долга золотом. Эту схему, когда мы аффинажный завод начинали строить, как раз и предусматривали. Сейчас мы ее отрабатываем.

- Сколько в этом году золота добыли?

- В этом году мы выйдем на 32 тонны.

- Опять подъем пошел?

- У нас всегда подъем. Мы пришли к девятнадцати, потом было двадцать две тонны золота, двадцать четыре. В прошлом году было тридцать. В этом году будет тридцать две. У нас постоянная тенденция к росту. В этом плане мы создаем неплохие условия на фоне других регионов. Я думаю, в следующий сезон будет тонн тридцать пять, а где-то через год выйдем на сорок. Как только вовлекаем в работу Дукатский рудник, он в эквиваленте дает 10 тонн золота.

- Там большое количество концентрата лежит наверху?

- Три года он будет аффинироваться в Канаде, как и сейчас. Указ об экспорте концентрата - у президента на столе. А по лицензионным соглашениям наши партнеры строят фабрику по переработке концентрата и везут его к нам на аффинажный завод. Там есть помещения. Поставлена линия, и мы получаем серебро "четыре девятки".

Вся стратегия заключается в том, чтобы у себя иметь полный цикл получения серебра через свой завод. Тогда потенциал Россия получает сумасшедший. И все за иностранные инвестиции, которые составляют примерно 200 миллионов долларов.

- Я помню, что у аффинажного завода была большая проблема, государством он не признавался?

- Нет. Государством он признается. В золотой индустрии есть понятие "гудэливери". Это мировой знак качества для переработчиков золота. Само золото поступает к любому пользователю без проверок. А мировой знак качества выдается Лондонским клубом, лондонской биржей. Для его получения нужно, чтобы завод работал 3 года и перерабатывал не менее 10 тонн золота в год. Мы с Лондоном связи нашли, и, думаю, в конце года работа по получению "гудэливери" уже начнется. Ведь получается, мы 2 года работаем и в среднем уже по 10 тонн перерабатываем в год. Наше золото и так покупают. Наша марка довольна стабильная, потому что наше золото везде есть: в Швейцарии, Нью-Йорке, Лондоне. В этом плане мы себя хорошо зарекомендовали.

Скоро будем строить завод по переработке взрывчатки для наших горнорудных предприятий. Ведь взрывчатка должна все время быть под боком, чтобы ее не завозить. Сейчас мы делаем все для того, чтобы поднять свой промышленный потенциал и из него уже получать ресурсы для социальных гарантий, обеспечения топливом, питанием и т.д. В этом году мы получили доходов на 300 миллионов больше, чем в прошлом. У нас в области сейчас реанимируется промышленность, 19,1% роста валового продукта по отношению к прошлому году.

- Каковы результаты северного завоза этого года?

- На нашем складе ТЭЦ сейчас находится порядка 134 тысяч тонн угля, в пути еще порядка 20 тысяч Мы покрываем январь полностью при нормальной топке. Однако месяц уже не отгружают топливо, мы не платим, нам не дает это сделать кассовый разрыв. Получается замкнутый круг. В прошлом году топлива было на 25% меньше, чем в этом. Мы идем с опережением графика прошлого года. Уголь, если мы будем топить как в прошлом году, уже на зиму есть. Мы твердо намерены дать магаданцам в этом году тепло, воду, обеспечить нормальную зиму. От этой цели мы уже не отойдем, будем сражаться до конца.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


У чиновников изъяли незаконно нажитое имущество на 12 млрд рублей

У чиновников изъяли незаконно нажитое имущество на 12 млрд рублей

0
22
Минюст РФ предложил расширить полномочия судебных приставов

Минюст РФ предложил расширить полномочия судебных приставов

0
18
В Кремле признают недостаточную эффективность муниципальных властей

В Кремле признают недостаточную эффективность муниципальных властей

0
22
Госдума: показ свастики разрешен - без пропаганды и оправдания нацизма

Госдума: показ свастики разрешен - без пропаганды и оправдания нацизма

0
21

Другие новости

Загрузка...
24smi.org