0
1180
Газета Регионы России Печатная версия

19.01.2001

Тайгу рубят, но щепки не летят

Тэги: лес, промышленность, хищение


лес, промышленность, хищение

На недавнем совещании в Архангельске, на котором обсуждались проблемы отечественной лесопромышленной отрасли, до обидного мало говорилось о таком зле, как хищение леса. Председатель кабинета министров Михаил Касьянов больше рассуждал о либерализации экономических отношений в ЛПК, нежели о том, что на таежных делянах давно уже пора наводить элементарный порядок. Между тем степень криминализации лесного бизнеса в стране давно уже вызывает серьезные опасения у специалистов. Масштабы самовольных порубок, а попросту говоря, воровства леса, достигли таких размеров, когда слабо верится в возможность государства противостоять налаженному криминальному конвейеру. Положение дел в одном из самых лесистых регионов, а конкретно в Иркутской области - неутешительное тому подтверждение.

ВОРУЮТ - И КАК ВОРУЮТ!

Вообще-то о том, что в Иркутской области сложилась настоящая империя под названием "Воруйлес", известно давно. И правоохранительным органам, и контролирующим ведомствам. Знаменитую на весь мир своими превосходными качествами ангарскую сосну с нарастающим размахом рубят и легальные заготовители, и теневые структуры. Только по имеющимся данным, на территории области заготовкой древесины и ее продажей занимаются свыше 2600 предприятий различных форм собственности. Но кто считал фирмы-однодневки и просто мелких жуликов, которые действуют методом наскока? Между тем и на их долю падает значительная часть незаконно заготовленной древесины, которая уходит различным потребителям, в том числе и за рубеж. Некоторые аналитики утверждают, что почти 40% лесоэкспорта Приангарья приходится на полукриминальные и откровенно криминальные структуры, на чьих счетах оседают миллионы долларов, спрятанные от налогов.

Областные власти, безусловно, обеспокоены беспределом, творящимся в тайге. Уже несколько лет подряд по инициативе губернатора области Бориса Говорина лесных воров вытесняют из тайги. Но процесс этот набрал такие обороты, что затормозить его сегодня практически невозможно. Ни силовые структуры, ни органы лесоохраны, ни другие контролирующие лесной бизнес ведомства в сложившейся обстановке просто не в состоянии остановить грабеж лесных ресурсов. И не только в Иркутской области, а во всех сибирских регионах: спрос на древесину, ее относительная доступность по сравнению с другими природными богатствами и беззубость нынешних законов создали тепличные, если не райские, условия для супервыгодной и безопасной коммерции.

- Мы знаем, что около 15 миллионов кубометров готовится в лесах области в соответствии с порубочными билетами, - говорит начальник департамента лесной промышленности и лесного хозяйства областной администрации Станислав Каракуца. - Но у нас ведь еженощно, а то и днем в тайге валят деревья и самовольщики. За несколько часов работы они успевают загрузить два-три лесовоза - в зависимости от обеспеченности техникой. После этого быстренько уезжают, а леснику остается только руками разводить: ну не может он поспеть на своей лошадке за мобильными бригадами расхитителей! Даже если и застукает на месте преступления, то у хапуги всегда готов ответ: то он случайно набрел на сваленный лес, то лишь одно дерево спилил. Вот и попробуй доказать обратное┘ Да и боятся работники лесной охраны связываться с криминалом, поскольку несовершенство законодательства даже самым отважным связывает руки. Наиболее же строптивых бандиты укрощают. За последний год были убиты несколько работников лесхозов, включая даже директора. В последнее время лесхозы вынуждены заключать договоры с милицией и за счет своих средств содержать оперативных сотрудников, но не каждое хозяйство может себе это позволить.

В Иркутском областном управлении лесами свой взгляд на проблему и свой счет, также неутешительный. По словам главного лесничего Леонида Ващука, масштабы незаконных заготовок определить сложно - и они трудно поддаются контролю. Впрочем, и то, что удалось "взять на карандаш", впечатляет. В 1999 году, например, количество лесонарушений вылилось в 65 тыс. кубометров незаконно заготовленной древесины. За первое полугодие - более свежих данных не оказалось - выявлено 503 случая незаконных порубок общим объемом заготовок в 44,5 тысячи кубометров. Надо заметить, что к официальным данным скептически относятся и лесники, и эксперты. По самым осторожным прикидкам, названные цифры нужно умножать как минимум на два.

- Рост идет с позапрошлого года, - хмуро подытожил Леонид Николаевич Ващук. - И связан он в первую очередь с увеличением спроса на деловую древесину. Китайские коммерсанты, после того как у них запретили рубку собственных лесов, свои взоры обратили на Сибирь и Дальний Восток. Платят они наличными, особо не торгуются, а что такое "живые" деньги для глубинки, объяснять не приходится. Сегодня лесная охрана просто не в состоянии контролировать ситуацию на огромных таежных просторах. Достаточно сказать, что у нас в отделе госконтроля осталось несколько человек. И раньше было негусто, но сейчас смешно даже называть эту цифру вслух.

КОРОЛИ ЛЕСНЫХ ДЕЛЯНОК

Между тем ситуацией в тайге сполна воспользовались криминальные структуры, которые косят лес если не сами, то через подставных лиц. Сегодня в силу разных причин незаконная заготовка леса и его продажа - пожалуй, самый безопасный с точки зрения закона бизнес. И очень выгодный. В самом деле, не пахал - не сеял, а заехал и нарубил на новый японский джип. Лес - он как бы ничейный, как воздух и небо над головой. А потому знаменитая ангарская сосна и даже сибирский кедр не только идут в котлы лесопромышленных комплексов и других крупных легальных предприятий, но и "греют" зоны, которых в Сибири по-прежнему великое множество. И это не пустые слова.

По информации Отдела борьбы с экономическими преступлениями областного УВД, немалая часть лесопромышленных предприятий Чунского, Братского, Казачинско-Ленского, Усть-Кутского районов находится в сфере влияния организованных преступных группировок, под бандитской "крышей".

- Положение только ухудшилось, - сообщил начальник межрайонного отдела УБЭП подполковник милиции Алексей Бархатов. - В лесной отрасли увеличилось число преступлений экономической направленности по сравнению с предыдущим годом аж в два раза! Если в 1999-м было зарегистрировано 69 преступлений, относящихся к крупным и особо крупным, то в 2000-м - 246. Да, мы стали лучше работать над их выявлением, но вал все же нарастает.

Зеркальное отражение слов оперативника с немалым стажем работы - последние дела, поступившие в суд. Не так давно, например, оперативники накрыли заместителя директора ГУП "Сантехмонтаж" А.Бычкова из северного городка Усть-Кут, который присвоил 300 кубометров пиловочника на 600 тыс. рублей. Кроме того, за нарушение технологии разработки деляны предприятию выставлен счет в 1,5 млн. руб. По оперативным данным, корыстолюбивый чиновник работал под прикрытием местного авторитета по кличке Король. С его помощью и была реализована довольно незатейливая схема воровства. И таких примеров, когда руководители разного ранга легко идут на сотрудничество с криминалом, на памяти Алексея Бархатова - воз и маленькая тележка.

Ширится и легион чиновников, забывших, для чего они, собственно, поставлены государством. Если в 1999 г. за должностные преступления к ответственности было привлечено девять работников лесного хозяйства, то в 2000-м - уже 36! И это, по словам Бархатова, не предел, поскольку далеко не всех удается вытащить за ушко да на солнышко. Пожалуй, впервые за последние годы в судебных залах стали звучать обвинения во взяточничестве. Только за прошлый год выявлено одиннадцать мздоимцев из числа лесников и лесничих - год назад таковых набралось всего пять. Сегодня приобрести липовые документы хоть на заготовку, хоть на реализацию лесоматериалов проще пареной репы, лишь бы слышался многообещающий шелест купюр.

- За всеми любителями легкой наживы нам просто не уследить, - играет желваками на мрачном лице Бархатов. - На лесном направлении в областном аппарате всего четыре человека, есть сотрудники в районах, но этого крайне мало. Мы постоянно ищем бензин, запчасти на латаные-перелатаные автомобили. Мы экономим сотни тысяч и теряем миллионы рублей. Из-за недостатка кадров не прикрыт север области, Богучанская трасса. То, что удается задержать, - это капля в море. А бандиты тем временем "съезжают" с алкогольного бизнеса и начинают заниматься лесом. Они стараются легализовать свой бизнес и скупают на деньги "общаков" целые предприятия. Они нарабатывают связи в районных, поселковых администрациях. Мы же против этого клубка - с революционным энтузиазмом и беззубыми законами, которые легко обходят короли лесных делян. Да, мы знаем, как изменить расстановку сил в тайге, как навести в ней порядок, но кто нас слышит? Многие из перезревших вопросов можно решить только на федеральном уровне, но кому-то очень хочется, чтобы нынешняя неразбериха в тайге продолжалась как можно дольше.

ЭТО СЛАДКОЕ СЛОВО "ЭКСПОРТ"┘

Практически каждый прилетающий или приезжающий в Иркутск или в другой крупный город области в первую очередь обращает внимание на обилие красивых женщин и затем уж замечает множество роскошных иномарок, "навороченных" японских и американских джипов. Работяге со средним заработком о таком "коне" и мечтать не приходится: жизни не хватит, чтобы накопить несколько десятков тысяч долларов на сверкающее никелем чудо автомобилестроения. Разъезжают на крутых "тачках", по мнению бывалых оперов, как раз те ловкие ребята, что не сеют и не пашут, а таежную нивку исправно косят, а лес правдами и неправдами отправляют в соседний Китай. От них не отстают и торговые гости из Поднебесной, что большей частью приезжают в Приангарье по туристическим визам: на местных автомобильных рынках желтолицые покупатели на деньги не скупятся.

Особым спросом у китайских коммерсантов пользуется кругляк - дешево и сердито. Дешево потому, что за кубометр отборного леса больше полутора тысяч не просят. Сердито, потому что у себя на родине с этого кубометра можно получить нешуточный навар. Не случайно, по данным Торгово-промышленной палаты Восточной Сибири, поток необработанной древесины в Поднебесную только за последний год увеличился в три раза.

Но проблема не только в том, что сосед, пользуясь сумятицей, наживается, - набивает карманы и сибиряк-делец. Вся закавыка в том, что государство от этих операций недополучает миллиарды рублей. Дельцы разного толка идут на всевозможные ухищрения, чтобы вывезти побольше, а заплатить поменьше. Более того, многие из них разрабатывают хитроумные схемы, чтобы часть валютной выручки, если не всю, оставить за рубежом. Беседа с заместителем начальника Службы организации таможенного контроля Сибирского таможенного управления Олегом Гладышевым лишь подтвердила давние предположения.

- Мы видим, что из-за границы недопоступают значительные валютные средства за уже поставленный товар, - рассказывает Олег Анатольевич.- Неплатежи составляют примерно тридцать процентов от всего экспорта лесоматериалов с территории Иркутской области. В денежном выражении это составляет порядка 30 миллионов американских долларов. Что же касается нелегального вывоза, то путем не очень сложных подсчетов можно констатировать: декларируется лишь половина объема лесодобычи по Иркутской области. Остальные пятьдесят процентов проследить достаточно сложно.

- Иными словами, половина лесоматериалов исчезает в неизвестном направлении?

- Не совсем так. Здесь недобросовестными экспортерами задействован механизм занижения налогооблагаемой базы. И кубаж меньший показывают в документах, и сортность. На вагон можно загрузить и 70, и 90 кубометров при норме в 53, здесь все зависит от умения того же крановщика. Вот и получается, что с каждых четырех вагонов не декларируется от 30 до 40 кубов. Куда уходят деньги за них, догадаться нетрудно. Чтобы доказать истинную стоимость партии, у нас просто не хватает людей. В области 179 железнодорожных тупиков, куда доставляется лес, - это почти столько же, сколько у нас всего сотрудников. Кроме того, значительная часть тупиков удалена от таможенных постов. В таких условиях физически невозможно обеспечить эффективный контроль за всеми операциями.

Было бы наивным предполагать, что о проблемах таможенников, милиционеров совершенно ничего не знают те, кого мягко называют "недобросовестными" экспортерами. Знают, а потому и спешат нажить состояния, пока в тайге царит анархия. Вполне очевидно, что нашему государству сейчас не до роскоши, потому сокращаются штаты, сметы, ассигнования, где только можно и где нельзя. В случае с охраной природных ресурсов, с контролем за рациональным их использованием экономить выходит себе дороже. Но правительственные мужи, похоже, так не считают.

КТО ВИНОВАТ?

Самый крупный и шокирующий удар по надеждам легальных лесозаготовителей и лесоэкспортеров, как ни странно на первый взгляд, нанесло родное правительство. Уж сколько, например, было говорено о том, что давно пора перейти на глубокую переработку древесины и торговать полуфабрикатами, а не традиционным кругляком. Федеральные же министерства и ведомства, несмотря на обращения сибирских губернаторов, по необъяснимой логике поступили с точностью до наоборот: были повышены таможенные пошлины на вывоз лесопродукции глубокой переработки и понижены - на вывоз круглого леса. К чему это привело, уже говорилось. Дальневосточные порты забили необработанной древесиной, чем привели в состояние радостного удивления японских и китайских бизнесменов, которые не замедлили снизить цены. Спрашивается, кто пролоббировал это решение? Виновных, думается, искать бесполезно.

Другой красноречивый пример. Уже года три, если не больше, Государственную Думу подталкивают к принятию закона об обязательном лицензировании лесозаготовительной деятельности. Одна эта мера позволила бы навести относительный порядок в лесу, но воз и ныне там.

- Я до сих пор не пойму, - искренне недоумевает Алексей Бархатов,- почему, чтобы торговать алюминием или нефтью, нужна лицензия, а лес за границу может отправлять каждый желающий?

Впрочем, вопросы задают не только милиционеры. Во втором квартале минувшего года в адрес главы правительства РФ Михаила Касьянова были направлены предложения Координационного совета по лесному хозяйству и лесопромышленному комплексу Межрегиональной ассоциации "Сибирское соглашение". Речь шла о многих дельных вещах по повышению эффективности работы лесопромышленного комплекса Сибири. Ответ, как можно догадаться, задержался.

В сибирских и дальневосточных лесах тем временем лесная лихорадка продолжается. Можно ли ее прекратить или хотя бы свести до минимума ее последствия? Можно, и способов множество. Ведь что стоит у истоков нынешних безобразий в тайге? Безнаказанность.

- Вся беда в том, что кража леса у нас не рассматривается как воровство имущества. Если вы стащили норковую шапку, вас сразу привлекут к уголовной ответственности. А за пять-шесть кубометров леса отделаетесь легким испугом: по сумме ущерба не дотягиваете, чтобы вас закинули на нары. Государству должен быть нанесен громадный ущерб, чтобы вызвать серьезный интерес правоохранительных органов. Таким либеральничанием мы еще долго будем "бороться" с расхитителями леса, - это мнение главного лесничего Иркутской области Леонида Ващука.

С Ващуком согласен и подполковник милиции Алексей Бархатов:

- Несовершенство законодательства, правовая неурегулированность многих вопросов, связанных с заготовкой и продажей леса, снижают результативность нашей работы. Практически все наши предложения уходят как вода в песок.

Вполне очевидно, что существующее сейчас положение устраивает многих участников лесного бизнеса, и в первую очередь криминальные структуры. Теряет пока лишь государство, а точнее, казна, мимо которой текут миллиарды рублей.

Иркутская область


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Навального оградили красной лентой

Навального оградили красной лентой

Дарья Гармоненко

Попытка вылета в Страсбург обошлась оппозиционеру в 2 миллиона рублей

0
1370
В Москве продолжается рассмотрение дела о хищении бюджетных денег, выделенных на проект "Платформа"

В Москве продолжается рассмотрение дела о хищении бюджетных денег, выделенных на проект "Платформа"

0
746
Закручено лихо, снято профессионально – а дальше что?

Закручено лихо, снято профессионально – а дальше что?

Вера Цветкова

Если говорить о сериалах, новый сезон начался прямо-таки мощно

0
2192
Русский лес уходит под патронаж КНР

Русский лес уходит под патронаж КНР

Михаил Сергеев

Глава Минприроды РФ потребовал от китайцев восстанавливать посадки

0
1863

Другие новости

Загрузка...
24smi.org