0
8253
Газета СНГ Печатная версия

07.08.2023 19:23:00

Конкуренция между странами Центральной Азии растет

Главы государств региона соберутся в Душанбе для консультаций

Тэги: центральная азия, саммит, региональная интеграция, противоречия, геополитика, угрозы


центральная азия, саммит, региональная интеграция, противоречия, геополитика, угрозы С задачами прошлогоднего саммита в Чолпон-Ате страны не справились. Фото с сайта www.president.uz

Душанбе готовится принять пятую консультативную встречу глав государств Центральной Азии 14–15 сентября. Президенты Таджикистана, Казахстана, Узбекистана, Киргизии и Туркменистана традиционно обсудят вопросы региональной интеграции и подведут итоги за прошедший год. Однако за Таджикистаном и Туркменистаном остался долг – эти две страны не подписали принятый ранее Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве в целях развития Центральной Азии в XXI веке.

Помимо вопросов региональной интеграции на полях саммита планируются встречи министров транспорта, проведение экономического форума, международной выставки национальной продукции и выставки художников. Состоятся форумы «Диалог женщин – лидеров Центральной Азии» и ректоров высших учебных заведений.

По словам организаторов, ожидается подписание ряда новых соглашений.

Регион становится с каждым днем все более важным в условиях изменяющейся геополитики. Государства активно занимают выгодные для себя позиции. За последний год перед предстоящей консультативной встречей прошло пять других саммитов с участием стран Центральной Азии: министерская встреча США–ЦА в Астане, Китай – Центральная Азия в Сиане, Евросоюз – Центральная Азия на уровне премьеров в Алма-Ате, страны Залива – ЦА в Джидде и саммит трех стран Центральной Азии в Ашхабаде. «Внешний интерес к региону в новых международных условиях стал очевидно возрастать, и это предполагает как новые возможности, так и серьезные риски», – сказал «НГ» доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института международных исследований МГИМО МИД РФ Александр Князев.

По словам эксперта, нынешние интересы внешних игроков чрезвычайно разнонаправленны и отражают общий кризис в международных отношениях. США и Европейский союз имеют одни интересы в регионе, в то время как Россия и Китай – другие. Кроме того, существуют и акторы меньшего масштаба. И суметь в этой противоречивой ситуации определить свой интерес так, чтобы не вызвать на себя угрозы, является сложным искусством, с которым страны региона пока справляются, но в то же время постоянно находятся на грани – в любой момент может возникнуть существенное давление с той или другой стороны этих международных сил.

По мнению Александра Князева, говорить о какой-либо международной субъектности региона пока не приходится, так как за год после предыдущей встречи, которая состоялась в Чолпон-Ате в июле прошлого года, не появилось никаких признаков интеграции или даже простой кооперации. Об этом, например, свидетельствует энергетический кризис прошедшей зимой, в ходе которого все страны региона столкнулись с серьезными проблемами. Тем не менее никакой взаимопомощи между странами региона не было, за исключением разве что единственной попытки увеличить поставки газа из Туркменистана в Узбекистан, и то за большие деньги, отметил эксперт. Однако и она закончилась неудачно из-за состояния газовой инфраструктуры в Туркменистане. В целом же регион стал ареной сложных взаимоотношений между различными акторами, и было бы необходимо сосредоточить усилия на поиске общего пути к сотрудничеству и интеграции, чтобы обеспечить стабильное развитие и процветание в условиях мировой динамики.

Действительно, интеграция в регионе Центральной Азии сталкивается с рядом сложностей и противоречий, что приводит к внутренней конкуренции и затрудняет достижение соглашений между странами, считает Князев. «Та же проблема трансрегиональных коммуникаций демонстрирует не просто недостатки согласованности между странами региона. Например, из-за поведения Астаны, системно препятствующей транзиту грузов из стран региона в Россию и обратно, четыре другие страны – Киргизия, Узбекистан, Туркменистан и РФ – выстраивают новый «Южный транспортный коридор» в обход Казахстана. В этом случае можно говорить только об усиливающейся конкуренции между государствами региона, хотя она имеет и внерегиональное измерение, затрагивая, например, интересы России и Китая. Для этих стран чем более диверсифицирован будет транзит через регион, тем он будет увереннее. Однако недостаток согласованности между странами региона затрудняет достижение такой диверсификации, а о кооперации тут и говорить не приходится», – отметил Александр Князев.

Еще из минусов внутрирегионального развития – имманентная неспособность стран региона договариваться и в вопросах конкуренции, и в вопросах по существующим конфликтам. Это становится препятствием для разрешения долговременных проблем, таких как демаркация и делимитация границ между Таджикистаном и Киргизией. Конфликт этот затяжной, и, несмотря на сообщения о скором открытии пограничных пунктов на киргизско-таджикской границе, до реальных шагов, судя по всему, далеко.

На четвертой консультативной встрече в Чолпон-Ате летом прошлого года президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев предложил создать экспертную площадку для разрешения пограничных споров между этими странами. Его предложение совпадает с ожиданиями в отношении подписанного между сторонами Договора о дружбе и добрососедстве. Но, к слову, площадка создана не была, а договор подписали только три страны, что, по словам Князева, свидетельствует о глубоких причинах и разнонаправленности интересов в регионе. Лидеры Таджикистана и Туркменистана воздержались от подписания договора, объяснив это необходимостью согласования с внутренними законодательствами. По мнению эксперта, это была просто отговорка. Причины более глубокие. Туркменистан традиционно дистанцируется от самых разных многосторонних форматов – можно поприсутствовать в качестве наблюдателя, можно поучаствовать в дискуссиях, но не брать на себя обязательств. Так дело обстоит в СНГ, где у Туркменистана особый статус. В Организации тюркских государств эта страна всего лишь наблюдатель.

Исключением стал ашхабадский саммит лидеров Туркменистан, Таджикистана и Узбекистана. Президенты продемонстрировали редкое для региона сплочение, поскольку на первый план вышли угрозы из Афганистана. Позабыв старые обиды – отношения Душанбе и Ашхабада до последнего времени оставались натянутыми из-за отказа таджикской стороны от строительства железной дороги Таджикистан–Туркменистан–Афганистан, Ашхабад даже заявил о готовности поставлять свой газ в Таджикистан и Узбекистан. Однако, считает Князев, это только намерения. Эксперт скептически оценивает перспективу создания некоего «газового консорциума», поскольку скорее всего расчет делается на ветку D, идущую в Китай, одновременно туркменский газ могут получить и соседние страны. Да и зимний энергокризис показал ограниченные возможности Туркменистана, для которого актуальна задача масштабного обновления всей газовой инфораструктуры – и на месторождениях, и на коммуникациях.

Таким образом, Центральная Азия сталкивается с рядом сложностей, которые требуют серьезных усилий и согласования со стороны стран региона, чтобы обеспечить более устойчивое сотрудничество и интеграцию во благо регионального развития и стабильности. 


Читайте также


Шольц едет в Белград добывать литий

Шольц едет в Белград добывать литий

Олег Никифоров

Германия намерена преодолеть сырьевую зависимость от Пекина

0
1622
День гуманизма  со слезами на глазах

День гуманизма со слезами на глазах

Сергей Иванеев

О религиозном сознании и растущей конфликтности

0
1198
Киргизию и Узбекистан свяжут с Китаем дорога и кредиты

Киргизию и Узбекистан свяжут с Китаем дорога и кредиты

Виктория Панфилова

Пекин укрепляет связи Синьцзян-Уйгурского автономного района с Центральной Азией

0
2360
Франция загнана в политический тупик

Франция загнана в политический тупик

Юрий Паниев

Макрон со второй попытки отправит правительство в отставку

0
1935

Другие новости