0
12088
Газета Печатная версия

24.04.2022 17:19:00

"Сложить все яйца в одну корзину": украинский фактор во внутренней политике США

Поддерживая Киев, Байден стремится тем самым повысить популярность своего курса в Америке, но вряд ли преуспеет

Владимир Васильев

Об авторе: Владимир Сергеевич Васильев – доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института США и Канады РАН.

Тэги: сша, байден, рейтинг, внутренняя политика, инфляция, украина, военная спецоперация, донбасс, антироссийские санкции

Все статьи по теме "Санкционные войны"

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

сша, байден, рейтинг, внутренняя политика, инфляция, украина, военная спецоперация, донбасс, антироссийские санкции «Вашингтонский консенсус», на который рассчитывал Байден, судя по всему, закончился. Фото Reuters

В ходе набирающей обороты в США кампании по избранию Конгресса 118-го созыва на промежуточных выборах 2022 года, которые должны состояться 8 ноября, одному из претендентов от Республиканской партии был задан достаточно «невинный» вопрос. Его спросили, считает ли он повышенное внимание Белого дома и либерально настроенных СМИ к событиям в Украине не более чем «дымовой завесой» для отвлечения внимания американских избирателей от нарастающих «социально-экономических катастроф» внутри самих США. Последовавший лаконичный ответ был предельно четким и откровенным: «Именно так к ним и надо относиться». При этом он многозначительно добавил, что в конечном итоге – в конце осени, надо полагать, – американская общественность и американские избиратели будут судить о нынешнем политическом руководстве США во главе с Джозефом Байденом не по тому, как оно действовало в ходе украинского кризиса. Главным будет то, как оно реагировало на наиболее острые социально-экономические проблемы, волнующие современную Америку.

Бесспорное первое место среди них в настоящее время принадлежит проблеме обуздания инфляции и скачкообразного повышения стоимости жизни и соответственно – падения жизненного уровня десятков миллионов американцев. Такого мнения, согласно замерам социологической службы Гэллапа, придерживались в марте-апреле 17% опрошенных, а в целом проблема инфляционного роста потребительских цен волновала по меньшей мере 60% респондентов. Интересно при этом отметить, что в исторической ретроспективе в последний раз столь высокая степень озабоченности «инфляционным» перегревом экономики отмечалась в Америке в середине 1980-х годов. После 1990 года проблема инфляции практически сошла на нет. Ее разрушительный потенциал для политической дестабилизации американского общества по «лекалам» 1970-х годов, по всей видимости, еще только предстоит оценить нынешнему поколению американских избирателей.

Мощная пропагандистская кампания Вашингтона, обращенная на американскую аудиторию, принесла определенные дивиденды. В настоящее время ситуация в Украине прочно вышла на второе место среди неэкономических проблем, беспокоящих американскую общественность. 9% респондентов отдали ей приоритет над борьбой с коронавирусной пандемией, преодолением системного расизма и идейного раскола американского общества. Однако при этом американская общественность, по сути, увязала украинский кризис со слабым политическим руководством США и растущей неэффективностью деятельности федерального правительства, наиболее яркими проявлениями чего стал миграционный кризис на американо-мексиканской границе и разгул преступности, особенно в крупных американских городах. О последнем напомнила недавняя «пасхальная» стрельба в нью-йоркском метро, от которой пострадали 23 человека, – самые масштабные потери от действий преступника за всю историю существования этого вида транспорта в крупнейшем мегаполисе страны.

А в качестве самой главной неэкономической проблемы современной Америки 22% респондентов поставили проблему кризиса государственного руководства. Иными словами, если администрация Байдена и сам хозяин Белого дома рассчитывали на то, что украинский кризис станет тем политическим локомотивом, который резко изменит отношение американцев к действующему президенту, то как он сам, так и его ближайшее политическое окружение, возможно, допустили стратегическую ошибку. На момент начала российской спецоперации 24 февраля интегральный показатель неодобрения деятельности Байдена на посту президента составлял минус 12%. 41,5% респондентов одобряли его деятельность, а 53,5% не одобряли. Спустя два месяца операции он составил минус 10,5%. Показатель неодобрения – 51,6%, показатель поддержки упал до 41,1%.

Этот малозаметный сдвиг в настроениях американцев по отношению к действующему президенту следует оценивать на фоне общего отношения американцев к действующей политической элите США. То есть к руководителям исполнительной и законодательной ветвей власти федерального правительства, включая и бывшего президента Дональда Трампа. Они, без исключений, получили негативные оценки. Однако при этом самым «популярным» среди всех непопулярных политиков современной Америки оказался Трамп. Его интегральная степень неодобрения составила «всего» минус 5,5%.

Нарастающий кризис, касающийся политического руководства США, по всей видимости, потребовал неординарных мер оценки того, что же на самом деле происходит в Белом доме и как вообще сейчас управляется Америка и вырабатывается ее внутренняя, а возможно, и внешняя политика. В начале апреля в Белый дом приехал Барак Обама. Формально – для того чтобы «отметить» 12-ю годовщину со дня принятия в конце марта 2010 года закона о доступном медицинском обслуживании, вошедшем в анналы американской истории под названием «Обамакэр». Предлог для посещения Белого дома бывшим президентом США, который последний раз был там 20 января 2017 года, носил явно надуманный характер.

Спустя две недели в американской печати в завуалированной форме появились информационные утечки, смысл которых состоял в том, что Байден заверил Обаму: он твердо намерен баллотироваться на второй президентский срок в 2024 году. В переводе на обыденный язык это надо воспринимать предельно просто: в досрочную отставку не собираюсь. Эти утечки, по всей видимости отражают истинный смысл инспекционного визита Обамы, который, по неоднократным высказываниям американских политтехнологов, по-прежнему уверенно «рулит» из-за кулис Демократической партией. Но в них промелькнуло и другое, не менее показательное – это объяснение Байдена, почему именно ему надо участвовать в следующих президентских выборах: мол, он является единственным кандидатом демократов, который все еще способен повторить успех 2020 года и победить Трампа.

Информационные вбросы отражают еще одно важнейшее назначение украинской карты в американской политике. Ситуация вокруг и в связи с Украиной, как в добрые старые времена холодной войны, сплотила политический истеблишмент США, который вновь смог говорить о «вашингтонском консенсусе», когда речь зашла о принятии антироссийских санкционных законопроектов. Так, законопроект о запрете поставок российской нефти в США, обретший силу закона 8 апреля, был единогласно одобрен Сенатом США, а в Палате представителей был поддержан в соотношении голосов 413 «за» и 9 «против» (правда, еще 8 республиканцев от участия в голосовании воздержались).

На этом, судя по всему, «вашингтонский консенсус» и закончился. Попытки администрации Байдена пристегнуть к «двухпартийному единству» важнейшие законопроекты, имеющие ключевое значение для внутриполитической повестки, в частности законопроект «Построим лучшую Америку заново», прочно застрявший в Конгрессе в конце прошлого года, понимания у республиканцев не нашли. Оно и понятно: согласно всем текущим прогнозам, в частности оценке авторитетной социологической службы Центра изучения политики Виргинского университета, на ноябрьских выборах демократы потеряют «всего» 19 мест. То есть на 15 больше, чем достаточно для потери контроля над палатой. Не исключено, что они еще и потеряют одно место в Сенате, в котором в настоящее время голоса разделены поровну: 50 демократам противостоят 50 «твердокаменных» республиканцев (за исключением время от времени колеблющихся антитрампистов – сенатора от Юты Митта Ромни, сенатора от Аляски Лизы Мурковски и сенатора от Мэн Сьюзан Коллинз).

Ноябрьские выборы, возможно, не явятся все сносящими на своем пути «красными» цунами, но партии надо запастись терпением. Временной фактор явно работает на Республиканскую партию, которая тем не менее также отягощена внутренними «разборками». Их символ хорошо известен – бывший президент Трамп. Его по-прежнему поддерживает немалая часть верных ему рядовых республиканцев. На своих участившихся в последнее время митингах Трамп почти открыто говорит о том, что собирается вернуться в Белый дом в 2024 году. Но именно по этой причине его явно не желает видеть на политической авансцене верхушка старой республиканской гвардии во главе с лидером республиканского меньшинства в Сенате Митчем Макконнеллом. Поэтому ожидаемый в ноябре «девятый» республиканский вал хоть и должен быть красным, но будет явно носить розоватый оттенок: победа должна достаться «правильным» республиканцам, а «нечестивые» трамписты, которые уже «попались» в течение последних двух-трех месяцев на явной или завуалированной поддержке России и ее президента, должны разделить судьбу неудачников-демократов. 


Читайте также


Успехи, помехи и огрехи

Успехи, помехи и огрехи

Александр Иванин

Особенности спецоперации в Черном море

0
1060
Танки насупили «брови Ильича»

Танки насупили «брови Ильича»

Владимир Карнозов

Взятые с хранения Т-62М замечены у Херсона, Запорожья и Врубовки

0
797
Украинская «линия Мажино»

Украинская «линия Мажино»

Сергей Козлов

Укрепрайоны противника: сломать или обойти

0
722
Ближний Восток накроется американским щитом

Ближний Восток накроется американским щитом

Василий Иванов

США хотят развернуть систему ПВО и ПРО типа THAAD над арабскими странами и Израилем

0
347

Другие новости