0
3998
Газета Non-fiction Печатная версия

29.05.2024 18:58:00

Не Ноев ковчег

Экипаж, с которым писатель шел по жизни

Тэги: воспоминания, иван ефремов, фантастика, анна ахматова, виктор астафьев, юлиан семнов, шекли, кир булычв, братья стругацкие, андрей вознесенский, жюль верн, герберт уэллс, станислав лем, рэй бредбери, толкин


19-14-11250.jpg
Геннадий Прашкевич.
Судовая роль (Собеседники):
Роман-воспоминание.– М.:
Престиж Бук. 2024. – 480 с.
В московском издательстве «Престиж Бук» у Геннадия Прашкевича ранее вышли три книги: «Демон Сократа» (2020), «День работорговца» (2020), «Последний карантин» (2021). Последняя была удостоена АБС-премии.

Новая книга от предыдущих отличается радикально. Это не фантастика и вообще не беллетристика. Сам автор обозначил выбранный им жанр как «роман-воспоминание». Я бы отнес его книгу одновременно и к автобиографическому и к литературоведческому жанрам. В таком ключе у Прашкевича уже выходили книги: «Возьми меня в Калькутте», «Адское пламя», «Красный сфинкс», «Малый бедекер по НФ», «Портрет писателя в молодости».

Судовой ролью называют документ, содержащий достаточно точные сведения о количестве и составе экипажа и пассажиров при приходе морского судна из одного порта в другой. Ну, а «Судовая роль» Прашкевича (много путешествовавшего, много повидавшего) содержит сведения о тех людях (тоже многих), известных или даже выдающихся, с которыми он в течение многих лет, даже десятилетий, делил все тяготы и удовольствия того путешествия, которое мы привычно называем жизнь.

Собеседники Геннадия Прашкевича вызывают почтительное уважение. Это писатели и поэты: Иван Ефремов, Анна Ахматова, Леонид Платов, Александр Бирюков, Виктор Астафьев, Юлиан Семенов, Роберт Шекли, Георгий Гуревич, Владимир Савченко, Кир Булычев, братья Стругацкие, Андрей Вознесенский, Сергей Снегов, Борис Штерн, Макс Батурин. Это известные ученые: Николай Плавильщиков, Геннадий Поспелов, академик Дмитрий Щербаков, академик Борис Соколов, палеонтологи Евгений Ёлкин и Николай Иорданский. И многие-многие другие.

ХХ век – век эпистолярный. Активная жизнь в литературе, ее знание помогли Прашкевичу написать книги для знаменитой серии «ЖЗЛ» – о Жюле Верне, Герберте Уэллсе, Станиславе Леме, Рэе Брэдбери, братьях Стругацких, Толкине, а еще о Стивене Джобсе и, как это ни странно, о дуче Италии – Муссолини.

Впрочем, и дуче был не чужд литературе. Видимо, брал пример с римских императоров. Интересовало его будущее; он много думал о нем. Он мечтал написать некую новую Утопию – будущий счастливый (по его меркам) мир. Утопия Муссолини была проста. Далекий XXI век. Италия – уже империя. Италия – полновластная хозяйка Средиземного (ее внутреннего) моря, ей принадлежат Тунис и Корсика, Ливия и Эфиопия, Сомали и часть Швейцарии, острова Мальта и Кипр. Фашистское государство получило наконец прямой выход к Мировому океану. Главенствуют в мире Германия, СССР, Япония и Италия, ну а остальные – всего лишь страны второго сорта…

19-14-1480.jpg
Автограф писателя и ученого
Ивана Ефремова. 
Иллюстрация из книги
«Судовая роль» Геннадия Прашкевича – книга о том, с чего начинается писатель. Это книга о будущем спасении. О своеобразном (уже не Ноевом) ковчеге. Писатель Прашкевич берет на себя смелость понять, предположить: кто и как будет отбирать пассажиров мирового ковчега? Кто достоин спасения, кому это никак не светит?

Разумеется, речь идет не о ковчеге, как в старые времена построенном из дерева гофер. Речь идет обо всех нас, о всей планете Земля. Кто будет вписан в судовую роль – это чрезвычайно важно. Отбор пассажиров должен быть поставлен очень строго. Но даже при таком подходе книга Прашкевича насыщена самыми невероятными историями. Впрочем, я, хорошо зная человека и писателя Прашкевича, могу совершенно уверенно подтвердить, что большинство его историй – реальны. Не важно, идет ли в них речь о таможне, пытающейся остановить романтичную туристку, желающую провезти (вполне легально, между прочим) в некий волжский городок медного греческого сатира с его непомерным жезлом, или о приключениях узбекского фантаста в эпоху умирания Аральского моря. Жена Геннадия Прашкевича, укоряя как-то его за некоторые, скажем так, преувеличения, услышала от него: «А ты вспомни «Илиаду», вспомни «Одиссею». Вспомни, как всё на свете преувеличивали эти древние греки! Чем я хуже?» И услышал в ответ: «Ну, в этом смысле ты самый древний грек из всех, каких я знала».

В книге много автобиографичного. В ней прослеживается судьба многих книг писателя и его друзей – от задумки до воплощения. Книгу чрезвычайно украшают плакаты и афиши советских и нынешних времен, многочисленные фотографии «собеседников», обложки их книг, автографы. Книга Прашкевича – необычная, яркая, талантливая. Я ставлю ее в один ряд с «Красным сфинксом», за которого он в свое время был удостоен нескольких литературных премий.

«Я многому научился у своих собеседников» – такими словами заканчивает Геннадий Прашкевич свой роман-воспоминание. И добавляет: «К сожалению, собеседники уходят и уходят». Что ж, остаются книги… «Судовая роль» – одна из них. 

Новосибирск


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Имеющий в руках цветы плохого совершить не может

Имеющий в руках цветы плохого совершить не может

Нина Краснова

Исполнилось 100 лет со дня рождения поэта и прозаика Владимира Солоухина

0
2051
Среди миров

Среди миров

Кирилл Голицын

Что такое фантастика нон-фикшен

0
1050
Воздвигнуть нас из праха

Воздвигнуть нас из праха

Николай Фонарев

Вышла книга воспоминаний о поэтессе-шестидесятнице Тамаре Жирмунской

0
884
Литература травмы

Литература травмы

Владимир Буев

Стихопроза, скелеты в шкафу и обиженные тети

0
285

Другие новости