0
4687
Газета Персона Печатная версия

20.07.2022 20:30:00

Лихие и бухие

Игорь Гатин о последнем советском поколении, общежитии МГУ и криминальных сходках

Тэги: проза, роман, театр, лихие девяностые, криминал, разборки, бизнес, милиция, сизо, предпринимательство, советский союз

Игорь Борисович Гатин (р. 1966) – драматург, писатель, поэт. Родился в Пензе. Окончил экономический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Писать прозу и стихи начал в 50 лет. Спектакли по его пьесам шли в Москве в Театре им. А.С. Пушкина («Сделано в СССР», режиссер Игорь Золотовицкий), в театре «Практика» («Черное море», режиссер Олег Глушков), а также в Риге и Резекне («Студент дневного отделения», режиссер Илья Бочарниковс и «Петушки», режиссер Дж.Дж. Джилинджер, на латышском языке). Короткометражный фильм по его сценарию «Женская общага» (режиссер Андрей Кречетов) получил Гран-при на международном кинофестивале «Золотая Ника». Автор романов «Однажды в СССР» (2019), «Батарея, подъем!» (2020), «Перестройка» (2021), «Лихие 90-е» (2022). Запустил авторский YouTube-канал «Несовременная поэзия».

проза, роман, театр, «лихие девяностые», криминал, разборки, бизнес, милиция, сизо, предпринимательство, советский союз Криминал был вхож повсюду, это было характерной чертой того времени. Кадр из фильма «Бык». 2019

Даже вырванные из контекста фрагменты биографии Игоря Гатина говорят о нем как о человеке неординарном. Учился в МГУ, параллельно работал мясником, фарцевал. В 17 лет купил квартиру в кооперативном доме в Москве. Вскоре квартиру и деньги пришлось, как он пишет, отдать ментам и сходить в армию. Служил в Сары-Шагане на ракетной точке. После окончил МГУ, потом там же аспирантуру. Занимался бизнесом – машинами и недвижимостью. А потом стал писать сценарии, стихи, романы. Роман «Лихие 90-е» – о временах, которые наступили после застоя 1970–1980-х, когда новая российская государственность рождалась в муках беззакония, безвластия и свободы, граничащей с анархией. Как жилось в ту легендарную эпоху? Как удалось выжить тому, кто получил навыки бизнеса по-советски еще в 80-е? Об этом и многом другом с Игорем ГАТИНЫМ побеседовал Сергей ДОРОФЕЕВ.

– Игорь Борисович, поздравляю с новым романом. Как возникла идея написать о 90-х именно сегодня?

– Спасибо! Идея была не конкретно про 90-е написать, а про юность-молодость-зрелость пары поколений еще советских людей. Последних поколений. Все-таки уникальное время. Небывалое в истории человечества. Великий эксперимент. 80-е были его закатом, 90-е – крушением. Это четвертая книга серии, которая охватывает период с 1983 по 1999 год. Последовательно вышли мои романы: «Однажды в СССР», «Батарея подъем!», «Перестройка», и вот – «Лихие 90-е». Задачу свою я видел в том, чтобы передать дух времени, атмосферу и настроение. По возможности объективно. Не впадая в ностальгию и не сгущая черные краски.

– Расскажите, как вам самому жилось в 90-х? Писалось что-нибудь в то время?

– Жилось мне замечательно, поскольку в 90-е я вошел в возрасте 24 лет, уже отслужив армию и окончив МГУ. «Впереди у жизни – только даль! Полная надежд людских дорога…» Это возраст, когда жизнь просто не может быть плохой. Она – хороша, очень хороша или замечательна. У меня была замечательная, поскольку время перемен соответствовало моему характеру, жадному до всего нового. Конечно, людям постарше повезло меньше, поскольку наработанные достижения и опыт стремительно обесценивались, а у тех, кто помоложе, еще не появилась уверенность в себе. Хотя все индивидуально, конечно. Но я рискну немного поумничать и заняться обобщениями, так сказать... Ничего в то время не писалось. В то время зарабатывалось. Или не зарабатывалось… Писать я начал ровно в 50 лет, то есть четверть века спустя…

– Есть ли что-то общее между автором и героем романа, аспирантом МГУ Ромкой?

– Общее, конечно, есть. Всегда легче писать, пропуская материал через себя и наделяя героя хорошо известными тебе чертами, понятными реакциями и эмоциями. С второстепенными персонажами уже можно экспериментировать. С главным промахнуться не хотелось бы…

– Кстати, действительно ли общежитие МГУ, где живет герой романа и где скрываются от недругов многие его коллеги-бизнесмены, было в те времена такой уж неприступной крепостью?

– Нет, конечно. Главное здание МГУ не было неприступной крепостью. В то время даже подразделения тогда еще милиции не могли считаться надежным укрытием. Криминальные сходки происходили прямо на территории некоторых московских СИЗО, и в них принимали участие не только собственный контингент, но и авторитеты с воли. Я бы не переоценивал степень безопасности и в государственных учреждениях, включая федеральные министерства и ведомства. Криминал был вхож повсюду, и это как раз являлось характерной чертой того времени, которую не эксплуатировал только ленивый летописец. Но свою задачу как бытописателя я видел как раз не в том, чтобы эпатировать читателя жареными фактами, а в том, чтобы показать – это был вариант нормы, и общество жило с этим.

– В романе почти все герои беспорядочно пьют. Хотя и порядочно, то есть много. В действительности это была реакция на недавнюю антиалкогольную кампанию в СССР или своеобразная анестезия в эпоху беспробудного веселья и наступивших перемен?

– Повсеместное пьянство, во всяком случае в хорошо знакомой мне бизнес-среде, было реакцией. И ответом. Несомненно. Но я не рискну проводить анализ – почему и на что. Я не эксперт по тому времени, я его участник. И старался нарисовать живую картинку, чтобы читатели впервые или еще раз пережили то время вместе с главным героем. Я очень хотел, чтобы они почувствовали его вкус. И сами бы оценили – каково это – жить в эпоху перемен.

– Занимаясь в 90-х «перепродажей валюты, машин и мелкооптовых партий парфюмерии и прочей лабуды», герой романа легко идет по жизни – благодаря чему? Ведь на самом деле его моральные принципы, как видим, наоборот, тормозят его рост как искателя приключений и авантюриста. Что же им движет?

– Благодаря возрасту. И характеру. Герой романа Ромка не занимался зарабатыванием денег – он так жил. Он жил как хотел, играл в игру под названием «сколачивание первоначального капитала». В игру, которая была новой, увлекательной, не имела общепризнанных правил, но имела моральную составляющую. А вот последнее – уже выбор каждого: придерживаться каких-то добровольных моральных принципов или не иметь их вовсе. По моему мнению, моральные принципы ничего не тормозят и тормозить не могут, но они помогают структурировать пространство, время и события, которые иногда становятся чересчур стремительными и хаотичными. И, кстати, авантюристом он точно не был. Авантюристов тогда хватало, и это не являлось преимуществом. Среди авантюристов в 90-е была невиданная конкуренция…

– Можно ли назвать «Лихие 90-е» романом воспитания? Ведь главный герой все-таки меняется – из речи незаметно уходят нецензурная лексика и уличный жаргон, меняется манера одеваться, сам он становится сдержаннее и спокойнее…

– Это точно не роман воспитания. Как можно воспитывать на примере шалопая, которому бессчетное количество раз повезло просто выжить? Ну а что касается некоторого личностного роста, который демонстрирует главный герой, – наверное, это неизбежный процесс, если человек хоть немного задумывается о происходящем вокруг. Кроме того, это полезно в бизнесе – не быть как большинство. Не знаю, как в жизни, а в бизнесе большинство всегда не право.

– Перед «Лихими 90-ми», помнится, был роман «Перестройка» с тем же героем Ромкой, дождавшимся перемен. Грядет ли продолжение?

– Продолжения не будет. Достаточно. Про нулевые не получится писать так же честно, как про 80–90-е…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Первый русский театр им. Федора Волкова вновь без лидера

Первый русский театр им. Федора Волкова вновь без лидера

Елизавета Авдошина

Трагически вакантное место

0
647
«Новый сезон» – не старый «Кинотавр»

«Новый сезон» – не старый «Кинотавр»

Вера Цветкова

Крупнейшие российские платформы представили на курорте Роза-хутор главные сериалы сезона 2022/23

0
1699
Цензоры тоже плачут

Цензоры тоже плачут

Ольга Рычкова

К 230-летию со дня рождения исторического романиста Ивана Лажечникова

0
2573
Телепатическая связь

Телепатическая связь

Александр Гальпер

Американские греки глазами социального работника

0
1073

Другие новости