0
828
Газета Поэзия Печатная версия

30.11.2022 20:30:00

Время вязнет шершавой печалью

Такие книги говорят не только об авторе, но и высокой духовности и его народа

Тэги: поэзия, кавказ, дагестан, переводы, традиция, европа


45-15-1480.jpg
Истории удалось срубить на стволе культуры
Кавказа только ветки, но корневая система
мощно вросла в землю, питается соками
традиции.  Фото Андрея Щербака-Жукова
Развитие русскоязычной художественной литературы в нашей стране – факт очевидный для регионов и недостаточно хорошо знакомый широкой читающей публике в России. Академические ученые Северной Осетии (Ирлан Хугаев), Кабардино-Балкарии (Мадина Хакуашева), Дагестана (Магомед Ибрагимов) посвящают монографические исследования этому феномену, интересному с литературоведческой, социологической, культурологической, языковедческой точек зрения. Современная русская литература обогащается новыми именами…

Сборник стихотворений и переводов Миясат Муслимовой «Гончарное солнце», автора книг «Диалоги с Данте», «Камни моей Родины», «Пиросмани», – тому подтверждение. Многонациональный Дагестан дает самую богатую палитру языковой жизни страны; только в этом регионе школьники изучают две родные литературы: созданную на своем этническом языке (аварском, лакском, кумыкском и др.) и дагестанскую литературу на русском языке. По сути, это второй родной для многих, как и для автора, представителя лакского народа. Миясат Муслимова (печаталась под именем Мариян Шейхова) – известный у себя в республике и в стране поэт, переводчик, публицист, обладатель награды Союза журналистов РФ «Золотое перо России», международных и общероссийских литературных премий.

Книга состоит из трех разделов: «Кавказский мир», «Мотыльковые крылья», «Переводы». Ее отличает богатый русский язык, свободное владение стихотворной формой (от традиционной восточной поэтики до европейского свободного стиха), умение воссоздать в стихах неповторимый колорит тех мест, о которых пишет автор. Эти стихи отличают плотная смысловая наполненность и объемность строк, ассоциативность и многозначность образов, создающих поле для тончайших интерпретаций, переплетение прекрасных метафор: «Время вязнет шершавой печалью в наскальной строке,/ Осыпается щебнем в ладони грядущих утрат», «На каменных трезубцах Турчидага струится сок гранатовых рассветов,/ Упругий день взбирается по кручам, чтобы спустить с вершины облака./ Как вечность молода, когда в порывах ветра/ Бурьяном стелет путь, бесплотна и легка!»). Собственный узнаваемый лиро-эпический язык поэтессы покоряет читателя, причем еще и потому, что описываемый мир глубоко ею изучен, понят и транслируется со всепрощающей, поистине вселенской любовью: «Благослови меня, земля,/ Чтоб, сотворенная из глины,/ Я в грудь твою легко легла/ Под трепет горестной полыни,/ Чтобы в печали о высоком/ Звучала песня сыновей/ О том, что чище нет истоков и/ Нет святынь, тебя родней»). «Образованный и талантливый человек, Миясат Муслимова в одинаковой мере владеет и языком мусульманской культуры, и прихотливым «наречием», на котором изъяснялся великий Пиросмани, ее стихи отличаются яркой и оригинальной образностью», – отмечал профессор РГГУ Юрий Орлицкий.

45-15-11250.jpg
Миясат Муслимова. Гончарное
солнце.– Махачкала:
Дагестанское книжное
издательство, 2022. – 240 с.
Все это отличает и новую книгу автора. Данная особенность композиционно подчеркнута: первый раздел – это тематическая обращенность к малой родине и Кавказу в целом, второй раздел – отражение внутреннего мира лирической героини, воспринимающей мир в координатах русской и европейской культуры. Синтез этих традиций органичен, интонационное богатство симфонично, звукопись содержательна. В стихах осуществлен синтез лакской и русской фонетики, и в этом тоже уникальность книги. Автор вкладывает в свои строки заботу об отечестве, легкую, словно напетую ребенком, мелодию повседневного бытия и вечный диалог между горним миром и земной юдолью. И смысл этот – не демагогия, а истинное проживание вместе с Родиной, своим народом бед и радостей, удач и поражений, молитв и разговоров: «Я хочу быть маленьким камешком в ладонях твоих желаний,/О моя усталая родина...», «Пчелиные соты в засохшем меду на ветру рассыпаются пылью – это сакли лепные дремлют в ладонях вершин./ Эге-ге-гей!.. Есть ли кто здесь?.. Только скалы клубятся былью/ Да травами лечит ветер морщины глубоких лощин». Да и только ли о Кавказе стихи Миясат? Время раскололо мир не только по нациям и религиям. В XXI веке плоть победила Дух, цивилизация стремится поглотить культуру, а именно Дух культуры скрепляет человеческую общность. В этом смысле Кавказ уникален. Истории удалось срубить на его стволе только ветки, сама корневая система мощно вросла в землю, питается соками традиции.

Переводы на русский язык национальных поэтов в постсоветской реальности стали большой проблемой, но в последние годы наметился поворот к этой теме в культурной политике страны: крупнейшие русские поэты стали переводить национальных авторов в рамках специальных государственных программ поддержки национальных литератур. За эти годы сформировалась плеяда национальных авторов, переводящих на русский язык своих земляков. Миясат Муслимова в данной книге представила переводы с лакского и аварского языков Руслана Башаева и Адалло Алиева. Переводы отличаются глубоким пониманием национального менталитета, высоким уровнем владения русским языком, умением сохранить поэтическую индивидуальность.

Расул Гамзатов был певцом Дагестана, традиции продолжают новые поэты: стихи Муслимовой – большой шаг в продвижении поэтического Кавказа. Как отмечает Марина Саввиных (Красноярск), в стихах дагестанской поэтессы, пишущей на русском языке «…говорит genius loci горной Лакии, ее неповторимый дух, который не может быть высказан иначе, чем вот этими русскими словами, выношенными в сознании и сердце лакской женщины-поэта… Так в зазоре между языками, между культурами, между кровными узами закипает патетика любви и боли, памяти и страдания, высокого алкания и надежды. Все сочтено неизъяснимым тщанием любви, обнимающей небо и землю, все оживлено этой любовью».

В названии книги сошлись сияние небесного светила и рукотворный свет человеческого созидания, любовь к малой родине, селению Убра в горах Лакии («Моя несбывшаяся жизнь – село, деревня, травы, поле.../ Перебирает ветер листья и шлет мне письма без конца./ В плену у времени скитаюсь, пою о памяти и воле/ И растревоженные раны лечу глазами чабреца) и к великой стране, к единству судеб наших народов («…Имена звучат по всем аулам Дагестана – сто тысяч журавлей, как письмена, над нами в небесах./ И как чеканно озвучивает время торжество над ним самим, и с ним самим родство, и с памятью, и с верностью сердец святым словам: Отчизна, брат, отец…»). Такие книги говорят не только о самом авторе, но и о высокой духовности его народа, его талантливости.

Махачкала


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Владимир Соловьев и Лики Муз

Владимир Соловьев и Лики Муз

Виктор Коллегорский

Диптих к юбилею философа и поэта

0
683
А тишина осталась тишиной

А тишина осталась тишиной

Галина Щербова

Случается, голос музы звучит сильнее голоса пушек

0
908
В нем угадывался человек бывалый

В нем угадывался человек бывалый

Максим Артемьев

Откуда взялись у Грибоедова и Лермонтова «хрипун» и «отец солдатам»

0
1317
От Фауста до свиста

От Фауста до свиста

Татьяна Писарева

«Некрасовские пятницы» отметили свое 7-летие

0
567

Другие новости