0
8650
Газета Стиль жизни Печатная версия

15.03.2022 16:59:00

Благодатные 90-е в уральской епархии

Воспоминания секретаря архиепископа

Валерий Вяткин

Об авторе: Валерий Викторович Вяткин – кандидат исторических наук, член Союза писателей России.

Тэги: рпц, патриарх алексий II, россия, урал, епархия, борис ельцин, синод, пермь


рпц, патриарх алексий II, россия, урал, епархия, борис ельцин, синод, пермь Когда патриарх Алексий II в 1996 году посещал Пермскую епархию, его встречали не очень многочисленные местные верующие. Фото Раифа Абляшева с сайта администрации Кунгурского муниципального округа

В период с 1998 по 2001 год мне довелось служить личным секретарем управляющего Пермской епархией, архиепископа Афанасия (Кудюка). Завершалось правление Ельцина, когда чиновники применительно к церкви придерживались выжидательной позиции, не афишировали набожность и не стремились контролировать церковь. Да и при новом президенте не сразу все изменилось.

В год принятия секретарства я побывал на заседании Синодальной комиссии по канонизации святых. Комиссия работала в Новодевичьем монастыре под началом митрополита Ювеналия (Пояркова). Представителей Пермской епархии пригласили в связи с трудностями в изучении вопроса о канонизации архиепископа Андроника (Никольского), убитого большевиками в 1918 году. Среди материалов дела о канонизации оказался источник, где утверждалось, что арестованный Андроник, сняв с себя панагию, заявил большевикам при допросе: «Если бы не был я архипастырем и была необходимость решать вашу участь, то я, приняв грех на себя, приказал бы вас повесить немедленно». И нам, пермякам, требовалось убедить комиссию в высоком духовном настрое Андроника. Архиепископа в итоге все же канонизировали, хотя мнения о нем разошлись. Запомнилось, как Ювеналий вел заседание: достаточно демократично, будучи внимателен к каждому выступавшему, никому не навязывая свой взгляд. Работа комиссии имела исследовательский характер, разбирали каждую судьбу. Но затем ради объединения с Зарубежной церковью провели массовую канонизацию. Победила политика.

Еще одной моей обязанностью стало секретарство в епархиальном совете. Участвуя в заседаниях, постоянно слышал о дрязгах, конфликтах и даже преступлениях духовных лиц. Все чаще посещала мысль: церковь больна. Заседания вел один из клириков, так как архиепископ в связи с состоянием здоровья почти всегда отсутствовал, предоставив совету огромные полномочия, не вмешиваясь в рассмотрение многих важных дел. Протоколы оформлял я – а архиерей их подписывал. Из-за плохой организованности некоторые решения совета приходилось сочинять мне.

И здесь уместен вопрос о роли и возможностях мирян в церковной жизни. Роль, похоже, тогда была велика. Происходили даже казусы. Один из архимандритов норовил поцеловать мне руку, и требовалось быть бдительным, чтобы такая глупость не повторялась.

Особо я дорожил отношениями с секретарем епархиального управления, благостным старцем протоиереем Германом Бириловым. Никакого соперничества между нами не было: его не раздражала активность мирянина. Был он непритязательным. Бывало, даже уступал мне – часто в решении актуальных проблем, имея несколько другие интересы. Возможность разбогатеть у него была велика, но, смиренный и безропотный, был он к тому же скромен и на работу ездил на трамвае.

В круг моего общения входил и рабочий кафедрального собора Анатолий Головков. Один из его сыновей был уже епископом Марком (ныне митрополит), другой – в монашестве Лука – возглавлял иконописную мастерскую Московской духовной академии. Но говорить о своих сыновьях, тем паче гордиться ими, Анатолий не был склонен, хотя был «воцерковлен». Я не раз видел его на богослужениях в соборе.

Помимо протоиерея Германа и меня, штат управления включал лишь пять человек: машинистка, бухгалтер, кассир, заведующий епархиальным складом и библиотекарь.

В здании управления имелся и большой актовый зал с портретами архиереев на стенах. Удивляла фотография архиепископа Сергия (Ларина). На рясе иерарха красовались дореволюционные российские ордена, хотя Ларин родился в 1908 году. Протоиерей Герман рассказывал, что один из иподьяконов разглядел однажды у Ларина значок ГТО. Анекдотические бывали фигуры…

Упомяну и епархиальный архив – не слишком богатый: самые ранние даты документов относились к 1930-м годам. Дореволюционным собранием завладело государство. А в трудные для церкви 1920-е годы, когда рос «обновленческий раскол», судьба многих церковных бумаг была печальной. В Перми после Гражданской войны некоторые торговцы семечками изготовляли кульки из листов, вырванных из церковных дел.

Скудными штатами управление воспроизводило советский формат руководящих церковных структур. Если учесть и скромные запросы архиерея, то приходам и монастырям не требовалось слишком тратиться на содержание церковной власти, что в годы «возрождения православия» было особенно важно. Работники управления считали, что имеющихся штатов вполне достаточно. Так что порой машинистка в шутку называла меня не личным, а «лишним» секретарем, ведь ранее такая должность в управлении отсутствовала.

Некоторые священники упорно восстанавливали архиепископа против меня, горделиво полагая, что моя деятельность оскорбляет «благодатность» служителей алтаря. Но архиерей относился ко мне всегда с уважением, обращался на «вы»; обязанностей келейника на личного секретаря никогда не возлагал.

Что до Афанасия, то он был уникален. Довольно неприхотливого в быту, его можно было видеть и в дырявом подряснике. Довольствовался простой пищей. Сидя в трапезной по его левую руку, я питался тем же, что и он. Умеренность его особо проявлялась в том, что он посещал общую городскую баню.

Афанасий принимал без предварительной записи, в порядке живой очереди, которая не бывала длинной, ведь массовой религиозности в наших краях не наблюдалось. Скажем, на встречу с патриархом Алексием II, посетившем Пермь в 1996 году, пришла далеко не толпа.

Никаких вахтеров, охранников в управлении не было. И когда келейник архиепископа отлучался из приемной, человек с улицы мог без промедления, напрямую зайти к архиерею: благо дверь в его кабинет обычно оставалась открытой.

На прием к Афанасию шли и весьма известные, примечательные лица, такие как знаменитый ленинградский певец Эдуард Хиль, глава Русского дворянского собрания в Америке князь Владимир Голицын. Приезжал с матерью и Георгий Романов (тогда еще юноша), которого нарекли главой «Российского императорского дома».

Диалог архиереев с местными чиновниками тогда лишь начинал развиваться. В 2000 году губернатор Пермской области (ныне край) Геннадий Игумнов пытался в очередной раз победить на выборах. В день голосования он часами сидел в кабинете архиепископа, беседовал с Афанасием, надеясь, видимо, на мистическую помощь в достижении политической цели. На выборах он тогда проиграл.

Возглавив епархию в 1984 году, Афанасий так и остался во многом «советским» архиереем. Но с учетом современности это в известной мере позитивная оценка. Ведь Совет по делам религий и его уполномоченные на местах предотвращали в СССР непомерность архиереев, ограничивали их деспотизм, как это делали еще раньше, при царях, духовные консистории. Руководимая Афанасием епархия в общем не возмущала общество чрезмерной активностью.

Но случались и скандалы. В 2001 году, в ответ на указ об отстранении его от должности наместника Белогорского монастыря, объявил голодовку архимандрит Вениамин (Трепалюк). То была неслыханная для церкви протестная акция.

Клирики порой злословили даже в адрес высшей церковной власти. Так, доводилось слышать о «Надежде всея Руси» – женщине, состоящей при патриархе Пимене (Извекове).

На фоне банального пьянства, других обычных непотребств иные скандальные проделки духовенства кажутся даже экзотикой. Один сельский поп, похитив ночью у своего прихожанина свинью, во второй раз лишился свободы. Но почему он был рукоположен, уже имея судимость, так и осталось загадкой. Другой священник тайно проник в магазин, чтобы украсть водку.

Год моего прихода в епархию стал особенным: был создан Межконфессиональный консультативный комитет Пермской области. Это первая в стране межрелигиозная организация. Комитет появился даже раньше Межрелигиозного совета России.

Оглядываясь назад, скажу, что 1990-е годы – одна из лучших страниц в истории епархии. Тогда сохранялись известная отстраненность государства от церкви, коллегиальность в принятии большинства епархиальных решений, привлечение мирян к епархиальному управлению, благополучие в отношениях с другими религиями, отсутствие архиерейского деспотизма. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Персидские «шахиды» добрались до Чугуева

Персидские «шахиды» добрались до Чугуева

Барражирующие боеприпасы атакуют объекты украинской армии

0
2650
Как США и НАТО обучают украинских военнослужащих

Как США и НАТО обучают украинских военнослужащих

Олег Фаличев

Киев пытается создать самую мощную армию в Восточной Европе

0
1834
Битва Бабы-яги с Крокодилом

Битва Бабы-яги с Крокодилом

Аркадий Вырвало

Сводки с поля громкой брани, посконные бронежилеты, Коморы прорывают блокаду  

0
1342
Россия предупредила своих противников о возможности ядерной катастрофы

Россия предупредила своих противников о возможности ядерной катастрофы

Владимир Иванов

Западные эксперты не исключают возможность самых тяжелых последствий

0
1804

Другие новости