0
1277
Газета НГ-Политика Печатная версия

18.12.2007

Найти преемника и обезвредить

Тэги: путин, медведев, политика, политология


путин, медведев, политика, политология В ближайшее время Барщевский, Грызлов, Миронов и Плотников, возможно станут «крестными отцами» нового президента.
Фото ИТАР-ТАСС

Россию отучили удивляться

«С горечью вспоминаем тот факт, что многие иерархи Русской православной церкви и часть ее клира не поняли исторической обусловленности Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года в нашей стране, в совершении которой участвовали и верующие массы нашего народа, не поняли эпохальности этой революции, освободившей народы нашей Родины от капиталистического рабства для свободного развития и открывшей новый период в истории человечества», – текст этого интервью будущего патриарха Алексия II, впервые опубликованного в 1971 году советским агентством печати «Новости», с подачи одного из православных активистов появился в блогах в тот самый день, когда федеральные телеканалы транслировали другое, свежее выступление главы Русской православной церкви. Алексий II говорил, что церковь будет рада видеть Владимира Путина премьер-министром при президенте Дмитрии Медведеве. Текст поменялся, интонация осталась прежней, но на фоне происходящего в стране даже беспрецедентная политическая активность патриарха ни на кого не произвела шокирующего впечатления. Последние три месяца отучили Россию удивляться.

Малобюджетное шоу

Политические события начала прошлой недели оказались гораздо более сенсационными, чем итоги парламентских выборов 2 декабря. Если по поводу распределения мест в будущей Госдуме никаких сомнений ни у кого не было, то имя основного кандидата (таким политкорректным термином теперь принято заменять излишне откровенное слово «преемник») на должность президента России оставалось неизвестным и после подведения итогов думских выборов.

Выдвижение Медведева, как давно принято в российской политике, было срежиссировано как драматическое шоу, только в отличие от перформансов предвыборного периода его можно назвать малобюджетным – никаких декораций, плазменных экранов, строгий интерьер президентского кабинета и массовка всего из четырех человек – лидеров «Единой России», «Справедливой России», «Гражданской силы» и Аграрной партии. Эти четверо, как иронически заметил обозреватель интернет-издания «Ура.ру» Михаил Тульский, «случайно предложили в качестве будущего президента России как раз ту кандидатуру, которую и хотел Путин, – первого вице-премьера Дмитрия Медведева». «Правда, – добавляет Тульский, – сами лидеры партий с Медведевым не работали, а некоторые с ним и вовсе не знакомы – ну так им оно и не надо. Не их ума дело».

Колумнист близкой к «Единой России» интернет-газеты «Взгляд» Юрий Гиренко, комментируя выдвижение Медведева, допустил показательную ошибку – в его изложении события выглядели так: «Владимир Путин публично одобрил выдвижение партией «Единая Россия» кандидатуры первого вице-премьера Дмитрия Медведева». Позднее, оправдываясь, Гиренко говорил, что имел в виду, что присутствие трех остальных партийных лидеров было пустой формальностью, а сами Сергей Миронов, Михаил Барщевский и Владимир Плотников – не более чем декорация. Разумеется, так оно и есть, но вряд ли кто-то, кроме самых убежденных единороссов (если такие существуют в природе), станет спорить с тем, что и роль Бориса Грызлова на исторической встрече с президентом была не менее декоративна, чем роль того же агрария Плотникова. Разумеется, решение о выдвижении Медведева приняли не Грызлов и не возглавляемая им партия. Разумеется, это было решение Владимира Путина, и ничье более.

«Можно выдохнуть»

Реакцию лояльной Кремлю части экспертного сообщества на выдвижение Дмитрия Медведева, пожалуй, лучше всех выразил заместитель главного редактора того же «Взгляда» Сергей Ильин в статье с характерным названием «Выдыхайте – Медвед пришел!». «Очень многие, – пишет Ильин, – теперь восприняли нынешнее выдвижение как сигнал: «Спокойно, закручивания гаек больше не будет!». Так это или нет – посмотрим, но ощущения в экспертной среде, похоже, ровно такие. До зимы мы дожили. Можно выдохнуть». Как ни странно, наиболее жестко на выдвижение Медведева среагировал близкий к администрации президента публицист Виталий Иванов, отказавшийся давать комментарии по поводу последних событий. «Обсуждать кандидатуру преемника не совсем правильно, – заявил Иванов информагентству «Выборы-2007», – потому что это уже готовый президент. Если Владимир Владимирович решил, что именно Дмитрий Анатольевич должен его заменить, то нация может только одно – утвердить это решение. Обсуждать достоинства тех или иных несостоявшихся преемников, гадать и так далее – это контрпродуктивно. Есть решение, его надо утвердить». Раздраженный тон придворного публициста, впрочем, легко объясним – еще несколько месяцев назад в политологическом сообществе циркулировали слухи о готовящемся назначении Виталия Иванова главой предвыборного штаба Сергея Иванова, но теперь это из области множества несбывшихся прогнозов этой осени. Интересно, что представители оппозиционных политических течений, привыкшие злорадствовать по поводу путинских кадровых «загогулин» (по сравнению с которыми аналогичный опыт времен Бориса Ельцина кажется детскими играми), отреагировали на выдвижение Дмитрия Медведева гораздо более растерянно, чем даже давно запутавшиеся в изломах генеральной линии «лоялисты». Некоторые комментаторы даже не старались скрывать, что в системе координат «чем хуже, тем лучше» Дмитрий Медведев гораздо более неприемлем для противников Кремля, чем Сергей Иванов – с последним, имеющим и репутацию силовика, и негативный бэкграунд в виде, например, «дела Сычева» или «дела пенсионерки Беридзе», было бы гораздо легче бороться. Медведева же, если за что-то и критикуют (если это можно назвать критикой), так только за низкий (162 см) рост, «плюшевую» внешность и – из совсем уж анекдотической области – за еврейское происхождение его матери, «обнаруженное» кем-то из блюстителей чистоты крови уже в первые часы после его выдвижения. Максимум компромата на Медведева, который удалось раздобыть его критикам, – это участие нынешнего первого вице-премьера в корпоративных войнах вокруг компании «Илим палп» в середине 90-х. Но такой компромат представляется весьма сомнительным с точки зрения срока давности и общего отношения к тому времени и особенностям тогдашнего бизнеса.

Иными словами, уже сейчас можно констатировать, что ни «умеренные лоялисты», ни радикальные оппозиционеры не сумеют ничего противопоставить предвыборной кампании будущего президента России. А сторонникам Владимира Путина, мобилизованным думской кампанией, ничего не будет стоить переориентироваться на Дмитрия Медведева, и в этой ситуации даже созданное в рамках молодежного движения «Наши» детское движение «Мишки» приобретает новый очевидный смысл.

Станет ли Путин премьером?

Гораздо более неоднозначно комментаторы восприняли телеобращение Дмитрия Медведева, в котором тот предложил Владимиру Путину возглавить правительство России после президентских выборов. На фоне предшествовавших этому слухов о том, что Владимир Путин вот-вот станет главой Союза России и Белоруссии, и сторонники, и противники действующего курса сходились на том, что Путин в той или иной форме останется во главе страны, то есть предпочтет вариант «мягкого третьего срока». Но когда удивление, вызванное столь быстрым стартом медведевской кампании, прошло, у многих стали возникать серьезные сомнения по поводу реальности конструкции «Президент Медведев, премьер Путин».

Дело не в том, сможет ли Путин подчиняться или хотя бы делать вид, что подчиняется, – в конце концов способности Путина как публичного политика трудно оспаривать. Нет, дело не в ритуалах. Дело в том, что еще со времен даже не Бориса Ельцина, а, пожалуй, Леонида Брежнева именно премьер и фактически, и в глазах общества несет ответственность за социально-экономическое положение страны. За годы правления Владимира Путина эта конструкция была возведена в абсолют – сколько раз оппозиционные партии, профсоюзы, просто недовольные граждане обращали свой гнев в адрес «антинародного правительства», жалуясь на него именно президенту. Ситуация, при которой в роли «злых бояр», прячущихся за «доброго царя», окажется уже Владимир Путин, может стать катастрофической и для путинского рейтинга, и для всей системы власти, во многом именно на этом рейтинге и держащейся. А оснований для недовольства правительством уже этой весной будет предостаточно – чего стоят только цены на продовольствие, рост которых был искусственно заморожен накануне парламентских выборов (а это значит, что уже очень скоро подорожание сахара, молока и хлеба вернется на повестку дня). А если учесть отказ Путина от предложения «что-нибудь придумать» (имелась в виду в том числе и возможность возглавить правительство), сделанного ему на съезде «Единой России» знаменитой ткачихой Лапшиной, а также то, что он явно не спешит с ответом на предложение Медведева, стоит согласиться с версией, согласно которой вопрос о премьерстве Путина так и останется подвешенным до конца президентских выборов, а потом он все-таки откажется от заманчивого предложения. Политолог Станислав Белковский (его прогнозы редко сбываются, но принципиальные оценки чаще, чем у других его коллег, оказываются верны), например, уверен, что так все и произойдет, более того, Белковский называет имя реального будущего премьера – Александр Волошин. И хотя согласиться с тем, что у бывшего главы президентской администрации есть серьезные шансы так эффектно вернуться во власть, сложно, подобное развитие событий при ближайшем рассмотрении фантастикой не выглядит. Вот как описывает Дмитрия Медведева политолог Сергей Черняховский: «Он наиболее из всех реальных преемников мог восприниматься как носитель образа 90-х. Он выступал против идеи «суверенной демократии». Он не был «чекистом-патриотом». Он был противником ареста Ходорковского. Он вел в Давосе диалог с Западом в канун того, когда Путин произносил мюнхенскую речь и грозил Западу Ивановым. Это не значит, что то, чем он не был, было плохо или наоборот – хорошо. Это значит лишь, что, кроме своих близких отношений с Путиным, он ничем политически с его официальным курсом не связан. Напротив, он как бы несколько выпадал из официального тренда». Портрет, конечно, немного утрированный – но разве на таком фоне тот же Волошин смотрелся бы чужеродно?


В отличие от персонажей известной басни, кремлевский квартет нашел правильную политическую тональность.
Иллюстрация к басне И.А.Крылова «Квартет». Изд-во «Детская литература», 1981 год

Нашествие марсиан и радиоспектакль

Осень 2007 года для российской политики стала периодом серьезных потрясений начиная с замены Михаила Фрадкова Виктором Зубковым и далее по списку: съезд «Единой России», политтехнологическая истерия по поводу «плана Путина» и «национального лидера» и так далее. С тем, что атмосфера в российской элите всего за несколько недель изменилась радикальнее, чем за все четыре года второго путинского срока, не мог спорить никто.

А на выходе – что изменилось-то? Эпитет «преемник» Дмитрий Медведев носит непрерывно с осени 2005 года – разве это не стабильность? Конституция не меняется, третьего срока нет, наступления силовиков нет, и даже плакаты с лозунгами про «план Путина» уже две недели как уступили место на рекламных поверхностях более традиционной коммерческой рекламе.

Известна история с радиоспектаклем Орсона Уэлса «Война миров» – американские радиослушатели начала 30-х годов решили, что слышат прямой репортаж, и в стране началась паника.. В течение 2007 года российская политика описала захватывающую дугу, но вдруг оказалось, что никакой дуги не было, все как было, так и осталось. Нашествие марсиан оказалось радиоспектаклем.

«На Марсе нет жизни, – отвечает на это сравнение заместитель главного редактора журнала «Эксперт» Андрей Громов, – и никаких высадок марсиан нет и не будет. А реальные проблемы обычно случаются не в результате высадки марсиан, а в результате спектаклей».

С этим тоже трудно не согласиться.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Давосский форум зарегистрирован в США, поэтому должен соблюдать санкции против россиян

Давосский форум зарегистрирован в США, поэтому должен соблюдать санкции против россиян

Игорь Субботин

Президент оставил за представителями российского бизнеса право лететь на Всемирный форум

0
1336
Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Бизнес испугался бюджетного кризиса и неуправляемой инфляции

Анастасия Башкатова

Российские предприниматели не ощутили пользы от переизбытка денег в казне и резервах

0
1241
Селедка в чае

Селедка в чае

Леонид Жуков

Разговор на кухне о клевете между мойкой и холодильником

0
316
Газовый рынок становится полем боя для международных корпораций

Газовый рынок становится полем боя для международных корпораций

Илья Петров

Геополитика в поставках голубого топлива на Старый континент играет не последнюю, а иногда и первую роль

0
833

Другие новости

Загрузка...
24smi.org