0
912
Газета В мире Печатная версия

22.12.2004

Виктор Успасских: «Я не был в кабинете у Вяхирева»

Тэги: успасских, литва, бизнес, парламент

45-летний миллионер Виктор Успасских – самая спорная фигура литовской политической сцены. Победа созданной им год назад Партии труда на выборах в Европарламент, а затем на парламентских выборах в Литве стала сенсацией. Истеблишмент был не готов принять премьера с русской фамилией после импичмента президента Паксаса, обвиненного в связях с «русской мафией». В новом правительстве он стал министром экономики. В эксклюзивном интервью «НГ» Успасских рассказывает о себе и связях с Россией.

успасских, литва, бизнес, парламент Виктор Успасских: «Я выступаю только за хорошие отношения с Россией».
Фото Reuters

– Ходит много слухов о ваших «русских связях», прежде всего с «Газпромом»? Можете ли подтвердить их наличие?

– Элементарно. Просто я работал в сфере нефтяной и газовой промышленности с 17 лет. Но это было на «нижнем уровне».

А на «высшем уровне» мы имели договор по снабжению товарами народного потребления и продуктами питания всей газпромовской системы. Вот и все.

– С кем вы знакомы в руководстве «Газпрома»?

– Я встречался с Вяхиревым и Шереметом, непосредственно работал с Гуслистым. Если конкретно говорить, я у Вяхирева даже не был в кабинете ни разу.

– А сейчас какие у вас связи с российским бизнесом?

– Россия – мой дом. Я родился в Архангельской области, в поселке ссыльных. У меня там остался дом, мать, братья. У меня есть там мелкий бизнес. Хозяйственными субъектами занимаются специально поставленные люди.

– Какую прибыль приносит ваш бизнес?

– Большого бизнеса в России у меня нет. Я имею торговые предприятия в Литве. Сам я не занимаюсь хозяйственными делами, поскольку четыре года назад стал парламентарием. По закону я имею право быть собственником, но не имею права вести хозяйственную деятельность.

– Вы передали свои дела родственникам?

– Нет. У меня создана хорошая команда. В моем концерне работают четыре тысячи человек. Это около 30 предприятий. Каждый директор поставлен в свои рамки.

– Ваше русское происхождение мешало вам делать политическую карьеру?

– Нет. Надо смотреть на дела и на результаты. Я уже во второй раз избран в парламент. Причем такого количества голосов не получил ни один кандидат ни в одном округе – примерно 70%. В обоих случаях моими конкурентами были литовцы. В этот раз даже мэр Вильнюса был моим конкурентом, но проиграл с треском. За консерваторов, радикалов в этом году голосовали около 6% имеющих право голоса. Они много шумят о моем русском происхождении, но общество их не поддерживает. Конечно, 6% не так уж мало для поднятия шумихи, но 94% из тех, кто имеет право голоса, не идут же за них голосовать. Это значит, что нет псевдопатриотического настроя. Если и есть выпады против России, то не надо обращать на них внимания – это не является официальной позицией властей Литвы или общества. Не надо это драматизировать.

– Вообще в Литве существует проблема русскоязычного меньшинства?

– На самом деле проблема поднята искусственно. Получить гражданство и паспорт не составляло никакой проблемы. И я тому пример. Жить, делать бизнес, карьеру, конечно, труднее. Но все-таки здесь демократия. Я стал министром экономики и председателем Партии труда, которая имеет самое большое количество мест в парламенте, то есть является правящей. Конечно, некоторые предприниматели пользуются «антирусской шумихой», прибегают к протекционистским связям против таких, как я. Хотя я вижу, что здесь кое-какие русские тоже пользуются протекционизмом и делают хороший бизнес. А протекционизм ведь не бывает без коррупции. За спасибо мало кто что делает. Как бы там ни было, демократические институты работают в этой стране, но одним их сложнее проходить, чем другим. Причем необязательно русским.

– И все же вас не хотели пускать в правительство...

– Но впустили же. В любом случае, сыграла свою роль Конституция, и президент подчинился ей. Я очень доволен, что мы не искали каких-то других путей.

– В какой степени вас интересует демократический процесс в России?

– В общем-то, переживаю, что Россия отступает от демократии. Мне хотелось бы, чтобы люди не играли в демократию, чтобы она шла изнутри. Если от меня где-то что-то зависит, то я это делаю. К себе на родину я приезжаю дважды в год. Я построил там церковь, приют, торговый центр, кафе, гостиницу. У моего поселка есть свой день, собственная конституция, я разработал флаг и герб. Все официально утверждено. Хочу, чтобы у людей был какой-то символ. Я пишу в газетах, высказываю свое мнение по многим проблемам. Конечно, Россия шла к капитализму, свободному рынку достаточно извращенным путем. Я думаю, что сворачивать не надо, хотя извращенное начало немало погубило и в Литве, и в России.

– Как вам участь Ходорковского?

– Незавидная. Есть, конечно, подозрения, что так много и сразу заработать трудно. В любом случае недра государств должны быть обложены налогами, и большая часть должна идти в фонд государства. Но, с другой стороны, я не хочу обвинять предпринимателей, которые работали по тем законам, которые были. Если власть разрешила что-то делать, то почему это не делать? Поэтому я не могу его ни обвинять, ни оправдывать. Может быть, ему следовало больше инвестировать в свою страну, в политику, в демократию и т.д. Может, здесь он что-то упустил.

– Вы хотите сказать, что он не с теми делился?

– Видимо, этот аспект тоже есть. В любой стране существуют свои группы, свои кланы. Если ты принадлежишь не к тому клану, ты просто не нужен. У нас здесь идет информация, что Ходорковский сидит по политическим мотивам. Из России идет информация, что есть и политическая, и криминальная составляющая, а именно – неуплата налогов. Но обойти закон – это еще не нарушить закон.

– Вы знакомы с Ходорковским?

– Я встречался с ним несколько раз здесь, в Литве, потому что я курировал проекты, связанные с ЮКОСом. Он всегда казался мне очень перспективным. Но, видимо, сделал много ошибок.

– А если к вам придут представители правоохранительных органов РФ, чтобы задать какие-то вопросы?

– По этим проектам я могу свободно ответить.

– Почему вы уехали из России?

– Я – специалист по строительству магистральных газопроводов и приехал в командировку в Литву в 1984 или в 1985 году. Как хорошего специалиста меня отправили в командировку в Финляндию. Это удивительное дело, ведь я не был ни коммунистом, ни комсомольцем. Но, видимо, там срочно требовались специалисты. Из Финляндии я вернулся опять в Литву. Правительство Литвы в 1987 году предложило мне остаться, создать группу специалистов и заниматься строительством. В 1990 году, когда Литва объявила о независимости, я создал свою компанию.

– Как трудовая часть населения, которую вы представляете, воспринимает членство в Европейском союзе? Народу стало лучше или хуже?

– Если основываться на опросах общественного мнения, то большинство поддержали вступление в Евросоюз. Я не просто поддерживаю членство в ЕС, я хочу, чтобы интеграция шла как можно быстрее. Дело в том, что я замечаю здесь некоторые неправильные вещи. Мне кажется, что в Европейском союзе – многонациональном союзе, можно найти более справедливое решение для многих вопросов. Все мои предприятия были модернизированы еще в 1997– 1998 годах, как компания мы были уже тогда готовы для вступления в Европейский союз. Что же касается народа, то, наверное, еще не все смогли почувствовать перемены. Чтобы их почувствовать, нужно модернизировать себя, свой менталитет. Евросоюз ведь открывает немалые перспективы.

С другой стороны, есть и проблемы. Тот аппарат, который создан в Европе, пропагандирует либерализацию рынка, но от этого страдает малый и средний бизнес, причем не только в Литве, но уже и в самой Европе. Я считаю, что свободный рынок должен быть действительно свободным, а не узурпирован со стороны власти или монополистов. Значит, власть должна так регулировать эти процессы, чтобы мог развиваться средний бизнес и расти средний класс. Это хороший фундамент для любой страны.

Это относится и к России – без среднего класса, без среднего бизнеса, в котором формируются доходы населения, невозможно создать процветающее государство. Наблюдая за тем, что происходит в России, я прихожу к выводу, что Владимир Путин хочет разбираться во многих вопросах, действовать во многих сферах. Это может делать только хороший специалист или гений. Но в такой большой стране, как Россия, руководитель должен управлять специалистами, а не быть специалистом во всех сферах. Если руководитель большой страны становится специалистом во всех сферах, тогда наступает диктатура.

– Не боитесь ли вы, что вас постигнет участь Паксаса?

– Я не скрываю своих взглядов на Россию. Я выступаю только за хорошие отношения, которые были бы выгодны обеим сторонам. И вообще, столько глупостей, как Паксас, я не сделаю.

Вильнюс–Москва


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Конференция в Берлине продемонстрировала оптимизм в будущем отношений Германии и России

Конференция в Берлине продемонстрировала оптимизм в будущем отношений Германии и России

Олег Никифоров

Экономика становится самым главным фактором для развития межгосударственных связей в период политической напряженности

1
992
Владимир Мединский поговорил с продюсерами о том, как продавать российское кино за рубеж

Владимир Мединский поговорил с продюсерами о том, как продавать российское кино за рубеж

Наталия Григорьева

И никаких звонков начальству…

0
1383
Константин Ремчуков. На гибридную войну Запад ответил гибридным правосудием. Без презумпции невиновности

Константин Ремчуков. На гибридную войну Запад ответил гибридным правосудием. Без презумпции невиновности

1
4082
В Молдавии возможна цветная революция

В Молдавии возможна цветная революция

Светлана Гамова

Новым послом США в Кишиневе стал кадровый разведчик

0
2876

Другие новости

Загрузка...
24smi.org